Министерство связи РФ представило ФЦП «Электронная Россия»
Леонид Рейман стал главным действующим лицом на выставке «ИнфоКом» и конференции «Электронная Россия»

Министерство по связи и информатизации РФ, похоже, решило публично продемонстрировать, «кто есть кто» в Федеральной целевой программе «Электронная Россия». По этому случаю официальная презентация программы вылилась в масштабное действо, включавшее в себя одновременное проведение выставки «ИнфоКом» на Красной Пресне и конференции в «Президент-отеле». Правда, презентация «Электронной России» получилась несколько «однобокой», так как все мероприятия проводились под эгидой Минсвязи, а выступающее с ним «на равных» в вопросах контроля и управления Федеральной программой Минэкономразвития осталось как бы на вторых ролях.

Тем не менее организационная сторона выставки и конференции оказалась вполне пристойной. Еще бы — далеко не всякую отраслевую выставку посещает министр, который еще и собственноручно разрезает символическую ленту на ее открытии. С «ИнфоКомом» было именно так, и, вероятно, поэтому хотя бы малый кворум участников был обеспечен. Надо сказать, выставка готовилась в чрезвычайной спешке. Учитывая это, можно утверждать, что провал «ИнфоКома» не был полным и определенные цели все же достигнуты.

Конференция «Федеральная программа ?Электронная Россия? и современные информационные технологии» большей частью была посвящена экономическим проблемам отечественной ИТ-отрасли и участию в их решении государственных структур. Словом, во главе угла снова оказались взаимоотношения ИТ и государства. И конечно, было бы наивно полагать, что однодневная конференция, даже если ее почтил своим присутствием Леонид Рейман, могла распутать этот узел противоречий.

В сущности, главным позитивным итогом конференции стала демонстрация того, что у нас существует пресловутый плюрализм мнений. Это очень важно, поскольку после краха всевозможных Internet-инкубаторов многие начали воспринимать «индийскую модель» как панацею от всех бед российской индустрии высоких технологий. Индийские офшорные миллиарды вскружили голову руководителям, так и не сумевшим найти во время первого Internet-бума достойную нишу для своих фирм. «Индийская модель» реально отвечает их интересам, которые сводятся к поиску «быстрых» денег.

К счастью, далеко не все игроки отечественного ИТ-рынка разделяют эту точку зрения. Выступавшие на круглом столе (прошедшем в рамках конференции) генеральный директор корпорации «Парус» Александр Карпачев, исполнительный директор Cognitive Technologies Ольга Ускова и глава «1C» Борис Нуралиев подчеркивали приоритетность решения внутриэкономических задач, и такие представления идейно близки с основными положениями программы «Электронная Россия». «Несмотря на сопротивление Минэкономразвития, мы готовим для Президента РФ ряд предложений по преференциям национальным компаниям-производителям ИТ-технологий, — заявила Ольга Ускова. — Китайское правительство, к примеру, приняло закон об обязательном использовании антивирусных программ отечественного производства, и такая поддержка национального производителя не помешала стране вступить в ВТО».

«Китайская модель» вызвала критику члена комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Маргариты Баржановой. Аргументы представителя законодательной власти сводились к тому, что открывающейся «лазейкой» смогут воспользоваться в корыстных целях фирмы, не имеющие прямого отношения к ИТ-индустрии. В результате государство недополучит налоговые поступления, а кроме того, возникнут условия для развития коррупции и недобросовестной конкуренции. От имени оргкомитета общественной организации «Деловая Россия» Баржанова предложила свой «план спасения» российской отрасли ИТ, который включает в себя создание некой структуры под названием «Российский инновационный офшор» и отечественной биржи патентов. Предполагается, что регистрация перспективных технологических разработок и идей в этих учреждениях будет «бесплатной, за деньги бизнес-сообщества».

Однако «бизнес-сообщество» никак не отреагировало на предложение Баржановой — невзирая на то, что, по ее словам, план создания «Российского инновационного офшора» получил одобрение Президента РФ. Борис Нуралиев посоветовал представителям Госдумы сконцентрироваться на принятии более насущных мер, действительно способствующих развитию отрасли. Так, в практике налогового законодательства с 1 января 2002 года вводится новое положение, согласно которому все средства, вырученные от продажи программного обеспечения, относятся к внереализационному доходу, то есть облагаются налогом на прибыль. Если это так, о какой государственной поддержке ИТ-бизнеса может идти речь?

Комментируя особенности переданной на рассмотрение в Правительство РФ ФЦП «Электронная Россия», Александр Карпачев констатировал, что в программе отсутствуют явно прописанные цели, которые должны быть достигнуты в ходе реализации столь емкого инвестиционного проекта. Иными словами, не предлагается количественное «мерило» результата, поэтому формулировки документа весьма расплывчаты и многозначны. Кроме того, постоянное изменение статусов и функций некоторых государственных органов требует адаптации программы на уровне выделяемых бюджетов и сроков реализации. Так, в связи с утверждением нового статуса Федерального казначейства (которое отныне будет распределять бюджетные средства по заранее составленным заявкам) финансовые потоки перестали совпадать с информационными, тогда как объем циркулирующей информации вырос в 1,5 — 2 раза.

Представители сферы бизнеса выражали свою обеспокоенность тем, что действующая практика осуществления госзакупок может сыграть негативную роль в реализации ФЦП. Формально в нашей стране принят закон, регламентирующий такую деятельность, но на деле даже председатель комитета Госдумы по информационной политике Константин Ветров признал, что этот документ должен быть изменен и дополнен положениями об информационных системах, обеспечивающих проведение госзакупок и участие в них широкого круга претендентов-поставщиков.

Изменения в законодательной базе, по мнению Ветрова, должны также коснуться Федерального закона «Об образовании» — в связи с введением понятия дистанционного обучения. А дополнениями к существующим законам послужат утверждаемые Госдумой законопроекты «Об электронно-цифровой подписи», «Об электронной торговле», «О платежных картах» и «О предоставлении электронных финансовых услуг».

Пока законодатели утверждают нормативные положения, а предприниматели спорят о выборе правильной стратегии бизнеса, под сенью ФАПСИ созидаются реальные проекты, от которых, разумеется, впоследствии будет невозможно отказаться. Заместитель генерального директора ФАПСИ Виктор Пярин упомянул о том, что его ведомство входит в число государственных заказчиков программы, а значит, имеет право принимать деятельное участие в ее воплощении в жизнь. И похоже, что ФАПСИ не собирается ограничивать сферу приложения своих усилий только выработкой соответствующих стандартов защиты информации и контролем за безопасностью данных, составляющих государственную тайну. Из пяти составляющих ФЦП (электронный документооборот, электронная торговля, электронное правительство, телеобразование и телемедицина) уважаемое ведомство хочет «взять под крыло» по крайней мере первые два, утвердившись в них на правах «генподрядчика».

ФАПСИ не сдается в борьбе за контроль над удостоверяющими центрами, и последние трагические события в мире только усиливают позиции сторонников строгой государственности. «Головной удостоверяющий орган должен строиться на базе федерального органа власти, поскольку необходимо, чтобы он обладал максимальной надежностью», — утверждает Виктор Пярин.

На следующий год в планах ФАПСИ — разработка системы электронного документооборота в Госдуме, а в настоящее время такой же проект осуществляется в Аппарате Правительства, администрации Президента и ряде других органов власти. Представители Федерального агентства обещают запустить в эксплуатацию указанную межведомственную систему документооборота уже к концу текущего года. Поэтапное создание такой инфраструктуры позволит, считает Пярин, сэкономить денежные ресурсы и органично включить в электронный документооборот региональные органы власти. Так что к моменту старта ФЦП «Электронная Россия» технологический фундамент ее составляющих будет уже готов — останется собрать «по кирпичикам» лишь те коммерческие продукты, которые отвечают стандартам безопасности, надежности и совместимости.


Справка о ФЦП «Электронная Россия»

(выдержки из последней редакции документа)

Государственные заказчики: Минэкономразвития и торговли, Минобразования, Министерство промышленности, науки и технологий, Российское авиационно-космическое агентство, Федеральное агентство правительственной связи и информации, Российское агентство по системам управления.

Основные исполнители программы: организации, определяемые на конкурсной основе (после утверждения программы в установленном порядке) в соответствии с Федеральным законом «О конкурсах на размещение заказов, на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд».

Сроки и этапы реализации программы: первый этап — 2002 год; второй — 2003—2004 годы; третий — 2005—2010 годы.

Перечень основных мероприятий в рамках ФЦП:

  1. совершенствование законодательства и системы экономического регулирования в сфере информационных и коммуникационных технологий (ИКТ);
  2. обеспечение информационной прозрачности деятельности органов государственной власти и открытости государственных информационных ресурсов для гражданского общества, создание предпосылок для эффективного взаимодействия между властью и гражданами на основе широкого использования ИКТ;
  3. модернизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления посредством внедрения ИКТ, обеспечение эффективности бюджетных расходов в области информатизации;
  4. совершенствование взаимодействия органов государственной власти с хозяйствующими субъектами и создание предпосылок повышения эффективности внедрения ИКТ в реальный сектор;
  5. развитие системы подготовки специалистов по информационным технологиям и квалифицированных пользователей;
  6. содействие развитию независимых СМИ посредством внедрения ИКТ, поддержка общедоступных баз данных, электронных библиотек и архивов;
  7. развитие инфраструктуры публичных сетей доступа;
  8. разработка и создание системы электронной торговли для государственных нужд.

Объемы, источники финансирования и направления расходов: общий объем финансирования программы — 77 179,0 млн руб. (в ценах 2001 года), в том числе федеральный бюджет — 39 383,0 млн руб., бюджеты субъектов Российской Федерации и муниципальные бюджеты — 22 610,1 млн руб., внебюджетные источники — 15 186,0 млн руб.

Направления расходов федерального бюджета: капитальные вложения — 21 418,0 млн руб., НИОКР — 31 93,0 млн руб., прочие — 14 772,0 млн руб.

Источники финансовых средств для реализации первого этапа программы (2002 год):

  • федеральный бюджет — 350 млн руб. (3,4%),
  • средства бюджетов субъектов РФ и муниципальных бюджетов — 1259,7 млн руб. (48,4%),
  • внебюджетные средства — 994,8 млн руб. (38,2%).

Направления расходов по мероприятиям первого этапа программы:

  • капитальные вложения — 50 млн руб. (14,3%),
  • НИОКР — 100 млн руб. (28,6%),
  • прочие нужды — 200 млн руб. (57,2%).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями