Помните рекламу? «Неважно, какая скорость у тебя. Важно, какая скорость у твоего провайдера!». Теперь стоило бы добавить: «...и какова структура каналов, эту скорость обеспечивающих».

В 63 километрах к югу от сингапурского побережья на глубине каких-то 25 метров был поврежден оптический кабель SEA-ME-WE3, который начинается на западном побережье Австралии и соединяет эту страну через государства Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока с Европой. По предварительным данным, причиной аварии стала работа рыболовецкого траулера или оползень горных пород на морском дне. Тем не менее столь прозаическое событие на несколько часов лишило кибержителей пятого континента, а заодно и пользователей из Сингапура и Индонезии, выхода во Всемирную сеть.

Запущенный в эксплуатацию в прошлом году, кабель SEA-ME-WE3 имеет суммарную протяженность 39 тыс. км — рекордный показатель для высокоскоростных магистральных каналов. Собственником кабеля является консорциум, состоящий из 90 компаний (среди них, в частности, — France Telecom и Hong Kong Telecom). Однако больнее всего случившееся ударило по фирме Telstra — крупнейшему австралийскому провайдеру (650 тыс. клиентов), который от 50 до 60% внешнего Internet-трафика передавал именно через SEA-ME-WE3.

К счастью, выход из создавшегося положения нашелся быстро: трафик удалось пустить по альтернативной сети Southern Cross Cable, протянувшейся от восточного побережья Австралии до берегов США. Однако средняя нагрузка на сеть Telstra после аварии составила около 75% (что считается довольно высоким показателем), а полное восстановление штатного режима функционирования должно было занять минимум неделю.

«Но какое дело до экваториальных новостей обитателям северных широт?» — спросит придирчивый читатель. А вот какое.

Несмотря на огромную протяженность береговой линии России, магистральные каналы связи с глобальной сетью «покидают» ее территорию в основном по суше (исключение составляет южная ветка). Но если для этих каналов не особо опасен чужеземный траулер, зашедший в российские воды, то уж родной-то бульдозер или специалист по снятию кабеля с подвесных опор всегда найдется.

Сегодня даже крупнейшие отечественные поставщики услуг доступа в Internet не могут похвастать столь многочисленной абонентской базой, какая есть у Telstra. Тем не менее и у нас последствия отказа одной из внешних сетевых «артерий» были бы весьма серьезными. Кроме того, следует учесть, что происшествие у берегов Сингапура коснулось сотен мелких Internet-провайдеров, направлявших «международный» трафик по тому же каналу.

Авария на кабеле SEA-ME-WE3 в очередной раз продемонстрировала важность резервирования магистральных каналов связи с глобальными сетями; при этом ситуация с резервированием в Рунете не внушает оптимизма. Как известно, выход россиян «за рубеж» сегодня осуществляется по трем основным направлениям: северному (через Санкт-Петербург на Хельсинки), западному (через Прибалтику на Амстердам) и южному (через Ростов-на-Дону с последующим разветвлением на Украину и на Новороссийск). Казалось бы, вариантов больше, чем было в распоряжении у Telstra, да только не для всех каналов созданы собственные резервные пути.

Перенаправление же трафика на другие магистрали (по примеру фирмы Telstra) может столкнуться с непреодолимыми препятствиями. Дело здесь не только (и не столько) в топологических ограничениях, но и в полосе пропускания опорных каналов. Многие помнят, что на заре развития российского сегмента Internet их низкая пропускная способность была настоящим бедствием для отечественных пользователей. В последнее время ситуация, кажется, изменилась к лучшему, и в новостных лентах замелькали значения в десятки и даже сотни мегабит в секунду. Иногда высказывается мнение, что с точки зрения транспортировки Internet-трафика достигнутые показатели явно избыточны. Но, во-первых, не надо забывать, что средняя нагрузка на канал должна быть сильно ниже 100% его физической пропускной способности, а во-вторых, при расчете этой средней нагрузки обычно не принимается во внимание необходимость транспортировки «чужого» трафика при возникновении у этих «чужих» нештатных ситуаций.

Потенциальные проблемы можно проиллюстрировать на примере ВОЛС FROG (Finnish-Russian Optical Gateway), которая принадлежит финской Sonera. Эта транспортная магистраль имеет все основания претендовать на звание самого высокоскоростного канала из тех, что связывают Россию с остальным миром (к концу года ее совокупная пропускная способность должна быть доведена до 4,8 Гбит/с). Между тем резервная инфраструктура у FROG отсутствует начисто. Конечно, до полной загрузки хотя бы 25% суммарной полосы пропускания еще очень далеко, однако факт остается фактом: ни одна из альтернативных магистралей не рассчитана на «аварийную» транспортировку трафика, путешествующего ныне по каналу финского оператора.

Вывод из сказанного очевиден: развивая магистральные линии передачи данных, операторы и Internet-провайдеры слишком увлеклись наращиванием пропускной способности как таковой, и не всегда выделяют средства на создание резервирующих систем, готовых в любой момент вступить в «игру». Видимо, они рассчитывают на извечное русское «авось»?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями