Давно известно, что именно тип трафика является определяющим фактором для рынка услуг связи. Сегодня объем трафика данных превзошел объем голосового, и, как утверждает ряд специалистов, через несколько лет он должен составить почти 100% передаваемой информации. Трудно спорить с действительностью: эту самую смену типа трафика я наблюдаю каждый вечер. Моя пятнадцатилетняя дочь часами барабанит по клавишам компьютера, общаясь с друзьями в «чат-конференциях». Те же самые проблемы я в ее возрасте обсуждал по обычному телефону.

Немного о прогнозах

Говорят, в Великобритании совсем недавно отменили один из старейших законов, по которому за неверное предсказание погоды полагалась смертная казнь. Нам просто повезло, что в нашей стране нет законов об ответственности за ошибочные прогнозы, ведь за последние годы мы убедились в несостоятельности многих из них, в том числе посвященных развитию отрасли под названием «связь». В очередной раз такая судьба постигла утвержденную 23 марта 1994 г. «Концепцию развития в России до 2010 года сетей сухопутной подвижной радиосвязи общего пользования в части сотовых, pадиально-зоновых и радиальных сетей». Казалось бы, все было предусмотрено, ходы расписаны, правила игры установлены — работай спокойно еще 10 лет. Ан нет, ситуация поменялась, новые технологии со счетов не сбросить, третье поколение на горизонте замаячило — растущие потребности удовлетворять надобно. И оказалось, что документ шестилетней давности уже безнадежно устарел.

В соответствии с девизом «если правила игры тебя не устраивают, меняй правила» началась и уже близка к завершению работа над очередным эпохальным документом, «Концепцией развития в России сотовых систем подвижной связи общего пользования на период до 2010 года». Вот ведь любовь какая к «глобальным» документам и круглым датам! Десять лет — никак не меньше. Но учитывая, как стремительны и зачастую непредсказуемы изменения в сфере телекоммуникаций, может, стоило ограничиться пятью или даже тремя годами.

Уроки истории

Помните? Сначала кипели страсти по выбору «наиболее перспективного федерального стандарта». Как-то случилось, что таковым сперва объявили уже тогда устаревший NMT. Потом операторские компании делили рынок подвижной радиосвязи. По этому поводу серьезные люди играли в увлекательную игру под названием «конкурс», победитель которой получал лицензию на право предоставления услуг связи с использованием оборудования различных стандартов. В первый раз это был GSM-900 (кто же мог предвидеть, что через пяток лет вопреки всяким «концепциям» в некоторых регионах, причем безо всяких конкурсов, число операторов увеличится втрое). Затем в качестве приза выдавалась лицензия на CDMA (кто же знал, что данную технологию подвижной связи сначала объявят фиксированной, а вскоре и вовсе назовут бесперспективной и ограничат ее применение 2010 годом). И совсем уже недавно — конкурс на DCS-1800 (причем как-то запамятовали, что этот стандарт невыгодно использовать сам по себе: он хорош «в пристяжке» к GSM-900 для «подсветки» затененных участков и работы в тех местах, где велика плотность абонентов).

Пора менять поколения?

Сегодня все внимание привлечено к системам связи 3-го поколения. В упоминавшейся новой «Концепции» им отведена главная роль, но и старые технологии вниманием не обойдены, что называется, каждой сестре — по серьгам. Оказывается, все стандарты подвижной связи могут эволюционировать к 3-му поколению, даже AMPS/DAMPS, век которого уже отмерен — 2010 год. Как вы думаете, что главное в этой «Концепции» с точки зрения оператора? Правильно, как будут выдаваться лицензии. Когда? Кому? На каких условиях? Похоже, что игра оказалась настолько увлекательной, что операторы забыли: лицензия — еще не деньги пользователя. Сегодня, когда на рынке услуг подвижной радиосвязи предложение заметно превышает спрос, разумно поинтересоваться, какие же услуги будут востребованы в России. Точнее — за что наш потребитель готов платить.

Даже наскоро «пробежав» опубликованные материалы, имеющие отношение к 3-му поколению, нельзя не обратить внимание на то, что новые системы будут ориентированы в основном на передачу данных — именно для их высокоскоростной транспортировки требуются такие широкие полосы частот. Итак, завтрашний фаворит — услуги передачи данных. Но есть еще один вопрос: будет ли востребован в России предполагаемый для систем 3-го поколения подвижный доступ в Internet? И ответом на него (в этих же материалах) является скорее «нет», чем «да». А это значит — опять прокол в долгосрочных прогнозах.

Вполне вероятно, что нынче на повестке дня еще не третье поколение подвижной связи. О нем, несомненно, тоже надо думать, но его час пока не пробил, и не завтра пробьет. Рискну внести поправку в прогноз. Сегодняшний (да и завтрашний тоже) пользователь хочет получить за разумную плату удобный скоростной доступ к глобальным сетям передачи данных, в частности к Internet.

Пора понять, что пришло время систем связи, которые можно назвать «саморазвивающимися», т.е. тех, чье существование мало зависит от административных решений. Попробуйте найти ответ на вопрос, кто и когда принимал решение о внедрении Internet. Еще три года назад Сеть не рассматривалась как серьезный экономический фактор, ее воспринимали, скорее, как игрушку. Так и с мобильными системами связи. Все, что произошло (и еще происходит) с долгосрочными планами развития, лишь доказывает тщетность наших попыток повлиять на ситуацию. И это не только в нашей стране, аналогичные процессы идут во всем мире.

Что мы имеем сегодня?

Современные операторы связи, правильно оценив ситуацию, стараются предоставить пользователю требуемую услугу всеми возможными способами. В результате на российском рынке услуг передачи данных наличествует широкий спектр конкурирующих технологий, задействующих все существующие средства связи — телефонные сети общего пользования (ТфОП), сети кабельного телевидения (КТВ), сотовые системы различных стандартов, возможности эфирного телевизионного радиовещания, спутниковые каналы. Есть даже проекты использования линий электропередач. Ситуация напоминает вокзал времен гражданской войны: расписание неизвестно, билетов нет, все пытаются втиснуться в переполненный поезд. Неважно как, неважно где (хоть на крыше, хоть в тамбуре), зачастую неважно даже куда, главное — ехать. Причин множество, но одна из них состоит в том, что для этой задачи идеальных практических решений пока нет.

А раз нет идеальных, рассмотрим те, которые имеются.

Сначала, конечно же, классика — телефонные сети общего пользования. Проблемы здесь также классические, известные по учебникам. Наши телефонные сети никогда не проектировались в расчете на передачу больших объемов данных. А тот, кто хоть раз измерил АЧХ телефонного канала, которая, как правило, даже «рядом не лежала» с определяемой ГОСТом, думаю, до сих пор не понимает, как по такой линии вообще что-то можно передать. Поэтому неудивительно, что с ростом числа пользователей Internet в ТфОП возникают значительные перегрузки, не хватает емкости межстанционных соединений и коммутационных мощностей, прозвонка становится все хуже, а скорость перекачки файлов — все ниже. В общем, надо готовиться к худшему.

Каковы же способы борьбы с перегрузками? Оставим в стороне «административные», типа введения повременной оплаты и ограничения времени использования. Это из «совковых» времен. Наша задача — не втиснуть пользователя в прокрустово ложе имеющихся возможностей, а предоставить ему такую услугу, за которую он готов платить.

По-видимому, существует несколько ответов на такой вопрос. Не секрет, что самое дорогое в инфраструктуре любой сети связи — линии абонентского доступа, которые составляют до 80% этой самой инфраструктуры. Создание обширной параллельной кабельной сети доступа обойдется недешево и требует времени, причем это вам не телефон, потенциальные абоненты в очередь не выстраиваются. Как вам задачка об окупаемости затрат на прокладку кабеля к дому, только 3—5% жителей которого купят предлагаемые услуги? А где вы видели инвестора, готового ждать десятилетия?

Здесь перспективы явно не радуют. Но, с другой стороны, делать что-то надо, ведь стоит понадеяться на телефонную сеть, как ваш бизнес окажется заложником ее технических возможностей и во многом станет зависеть от условий договора с региональным предприятием электросвязи, чью инфраструктуру (прежде всего, абонентские номера и соединительные линии) придется использовать. Нет у местных телефонистов свободных емкостей — и «кина не будет». Итак, проблема номер один: чем заменить телефонные провода?

Можно было бы, например, использовать сотовые системы связи. Если бы, конечно, у них были тарифы пониже, а скорости повыше.

Несомненно, интересны спутниковые проекты. Здесь, однако, свои подводные камни. Скажем, как создать обратный канал? Оборудовать каждый пользовательский терминал передатчиком «Земля—космос» дороговато. Пока для этой цели дешевле использовать ту же телефонную линию (асимметричный доступ), но тогда для пользователя цена услуги увеличивается на стоимость телефонного звонка. Причем сумма может вырасти до значительных размеров, особенно при повременной оплате или международных звонках. Конечно, у данного варианта масса преимуществ, в числе которых одно из первых мест занимает относительная свобода от территориальных ограничений. А что касаемо цены, так это же только начало. Число таких систем растет, а значит, с большой долей уверенности можно прогнозировать снижение стоимости услуги.

Существуют и наземные системы беспроводной передачи данных, с успехом используемые для обеспечения доступа в Сеть. Эти средства можно условно разделить на две группы — в зависимости от их топологии. Первая из них — системы «точка—точка», фактически выступающие в роли выделенных линий связи, По сути, это радиорелейные линии, позволяющие довести информацию по радиоканалу до определенного здания, разводка внутри которого выполняется в виде обычной проводной локальной сети. Вторая группа — системы типа «точка—много точек», которые позволяют обслуживать пользователей, расположенных в зоне действия базовой станции.

Точка—много точек

В настоящее время на территории России достаточно широко используются системы беспроводного доступа с такой топологией. Для их создания, в частности, применяется оборудование MMDS, MVDS и LMDS, которое обеспечивает формирование высокоскоростных сетей распределения потоков информации, построенных по сотовому принципу. Эти системы могут предоставлять потребителям самые разнообразные услуги — многопрограммное телевещание, высокоскоростную передачу данных, интерактивное телевещание, телефонную связь и т.д. К сожалению, пока они служат только для распределения телевизионных программ, т.е. полного спектра их возможностей никто не использует.

По всей видимости, на глазах у операторов — шоры, надетые после выхода постановления Правительства РФ № 179 от 16.02.99, которое утвердило «Положение о проведении конкурса на предоставление права использования радиочастот для целей распределения телевизионных программ с применением систем MMDS, MVDS, LMDS». Не будем вдаваться в его подробности — каждый, кто отслеживает ситуацию на телекоммуникационном рынке, знает, что этот документ во многом повторяет «Положение» о проведении конкурса для сотовых систем связи. Сообщим лишь, что еще ни одного конкурса не проведено, а значит, после 2 июня 1998 г. (с момента выхода постановления Правительства РФ № 552 «О введении платы за использование радиочастотного спектра») заявки операторских компаний на использование радиочастот для развертывания таких сетей не рассматривались и лицензии не выдавались.

Два года для радиоэлектроники — если не целая эпоха, то уж никак не меньше половины. За это время появилась новая аппаратура и изменилась структура потребительского спроса на услуги связи. Так, выведенный на орбиту «Бонум-1» с его «больше телевидения, больше плюсов...» многим показался более заманчивым, чем существовавшие на тот момент системы MMDS. Качество повыше, каналов побольше, да и цена вполне подходящая. Что же говорить о тех системах, создание которых тогда лишь планировалось, — их и в расчет-то никто не брал. И это правильно: абонент готов платить только за готовую услугу. Считайте убытки, господа!

Однако вернемся к передаче данных. В последнее время интерес российских операторов к оборудованию MMDS, MVDS и LMDS заметно повысился. Предназначенные, в основном, для распределения телевизионных программ, эти системы не только дают абоненту возможность выбирать интересующие его телевизионные каналы, но и позволяют подключить к его терминалу цифровой телефонный аппарат, факс, модем и т. д. Такой подход обеспечивает максимально эффективное объединение функций традиционных средств связи и доставки информации (телефона, радио, телевидения, в том числе кабельного) в одном потоке и одной технологической структуре. Кроме того, с помощью применяемой в подобных системах технологии можно постепенно наращивать объем и расширять спектр предоставляемых услуг связи.

К сожалению, сегодня попытка получить разрешение на использование полос частот 2,5—2,7, 27,5—29,5 и 40,5—42,5 ГГц для развертывания систем передачи данных, базирующихся на оборудовании MMDS, LMDS и MVDS, скорее всего, обречена на неудачу. Слово «конкурс» все еще завораживает чиновников, жива память об успехах первых конкурсов и не совсем увяли лавры, пожатые в то время. Вряд ли кто-то рискнет отдать «бесконкурсным» системам частоты, еще имеющие шанс поучаствовать в этой игре.

Танцуем от печки

Сегодня пользователь требует раздвинуть границы доступного ему информационного пространства. Удовлетворить такие требования можно за счет расширения набора предоставляемых услуг связи и отыскания принципиально новых решений. С появлением систем связи с конфигурацией «точка—много точек» облегчились как построение каналов беспроводного доступа к оборудованию абонента, так и создание сетевой инфраструктуры операторов. Не следует забывать, однако, что в радиосвязи возможность внедрения новых технологий определяется не только грамотностью технических решений и уровнем развития элементной базы. В немалой степени она зависит от доступности радиочастотных ресурсов, от способности новых радиосредств адаптироваться к окружающей радиоэлектронной обстановке и обеспечивать услуги должного качества.

Настольной книгой, так сказать — «священным писанием» российских менеджеров от частотного ресурса является «Таблица распределения полос частот между радиослужбами Российской Федерации в диапазоне частот от 3 кГц до 400 ГГц». Однако было бы ошибкой искать в ней специальные полосы, выделенные для интересующих нас систем эфирно-кабельного распределения потоков информации, — они не предусмотрены. Не страшно, всего ведь не учтешь. Когда-то и самой «Таблицы» не было, а чуть раньше и про радио никто не догадывался.

Системы распределения потоков информации (или системы беспроводного доступа, что, по сути, одно и то же), которые по своему назначению и принципам применения являются радиоэлектронными средствами фиксированной службы, могут задействовать полосы радиочастот, распределенные в Российской Федерации именно этой службе. Использование других полос для таких систем нецелесообразно. Во-первых, попытка получить соответствующее разрешение столкнется с массой препятствий уже с самого начала, поскольку в данных полосах наверняка работают иные службы, которым тоже требуется жизненное пространство. А во-вторых, если даже разрешение и будет получено, то лишь для регионов, не относящихся к разряду плотно заселенных и промышленно развитых. Вывод прост: пользователей мало, выгоды никакой.

Итак, открываем «Таблицу». В первом приближении нам подходят участки 3400—4200, 4400—5000, 5670—7750 и 7900—8500 МГц, 10,5—13,25, 13,75—15,35, 17,7—19,7, 21,2—23,6, 24,25—29,5, 31—31,3, 31,5—31,8 и 36—40,5 ГГц. Есть и другие полосы, выделенные фиксированной службе, но они уж чересчур «высоки». Необходимость преобразовывать частоту вверх на базовой станции и вниз на абонентской не удешевляет ни ту, ни другую. И чем больше амплитуда такого преобразования, тем дороже система.

Теперь, как сказал бы Микеланджело, «от глыбы мрамора надо отсечь все лишнее». Для начала исключим из рассмотрения полосы, интенсивно используемые существующими системами: в большинстве районов страны здесь свободных участков просто не найти. Где же провести границу? Чтобы не быть голословными, процитируем проект все той же новой «Концепции», которая, хотя определяет дальнейшую политику развития подвижной связи, затрагивает интересы и других служб: «Процесс высвобождения необходимых полос частот для сетей 3-го поколения (напомню, что речь идет о диапазоне 2 ГГц. — Прим. авт.) должен базироваться как на основе планового выведения из эксплуатации радиоэлектронных средств фиксированной службы ..., так и перевода их на основе инвестиций заинтересованных операторских компаний в диапазоны частот 11 ГГц и выше». Напомним, что для радиорелейных линий диапазоном 11 ГГц называют участок 10,7—11,7 ГГц. Очевидно: все, что ниже, будет разумно «отсечь». Вот это и есть та самая «печка», от которой начнем танцевать.

Оговоримся только, что в пригородных районах, где с частотами попроще, сеть доступа может быть построена с использованием полос и ниже 11 ГГц (например, 3,4—3,6 и 10,15— 10,65 ГГц), при этом протяженность линий, связывающих базовую станцию и абонентский терминал, составит от 10 до 15 км. Ту же самую базовую станцию допустимо применять и для обслуживания городских кварталов. Тогда на ней устанавливается дополнительный выходной блок, работающий на частотах выше 11 ГГц.

Теперь приглядимся повнимательнее к оставшимся участкам. Почти все они отнесены в «Таблице» к категории «СИ», т.е. предназначены для совместного использования радиосистемами правительственного и гражданского назначения. Единственным приятным исключением является участочек 21,4—22,0 ГГц, имеющий категорию «ГР», т.е. выделенный для преимущественного использования гражданскими системами. На первый взгляд, проблем здесь должно быть несколько меньше, но это только кажется. Имеется примечание к «Таблице» за номером 312, где уточняется, что отдельные участки полосы 21,4—22,0 ГГц могут использоваться радиовещательной спутниковой службой для передачи сигналов телевидения высокой четкости.

Не удивляйтесь. Да, таких систем у нас пока нет. Подчеркиваю — пока. Помните, в начале статьи мы говорили о несостоятельности долгосрочных прогнозов? Так что не будем зарекаться, но кое-что уточним. Откроем Регламент радиосвязи. По резолюции 525, принятой Всемирной конференцией радиосвязи 1992 г. (ВКР-92) это распределение вступает в силу с 1 апреля 2007 г. Затем все остальные службы, использующие данную полосу, смогут продолжать работу, но с условием: они не должны создавать неприемлемых помех системам радиовещательной спутниковой службы. Вряд ли 7 лет — достаточный срок для интересующих нас систем, так что с перспективой здесь — не ахти. Пускай на участок 21,4—22,0 ГГц претендуют радиовещательные спутники.

По «Плану радиовещательной спутниковой службы», одобренному Всемирной конференцией радиосвязи 1997 г. (ВКР-97), Российской Федерации для обслуживания всей территории страны выделены радиовещательные спутниковые каналы в полосе частот 12,2—12,5 ГГц. После многочисленных жалоб единственной (пока) в стране компании, спутник которой вещает в этой полосе, было принято решение ГКРЧ от 28.02.2000 (протокол № 20/4). В целях исключения помех для радиовещательной спутниковой службы данное решение запрещает назначать станциям фиксированной службы частоты в полосе 12,2—12,5 ГГц. Ясно, что не имеет смысла рассматривать в качестве «претендента» диапазон, частоты в котором назначаться не будут.

О полосе 27,5—29,5 ГГц уже кое-что сказано. Предполагается, что ее будут задействовать системы распределения телевизионных программ LMDS и что разрешения на использование радиочастот станут выдаваться по итогам конкурса. Но и тут можно кое-что добавить. По решению ВКР-97, участок 27,5—28,6 ГГц может использоваться негеостационарными и геостационарными спутниковыми системами фиксированной спутниковой службы, а полоса 27,5—30 ГГц — фиксированной спутниковой службой («Земля—космос») для создания фидерных линий радиовещания. Поэтому не исключено, что здесь повторится сценарий с полоской 12,2—12,5 ГГц. Появится оператор спутниковой системы, начнет предоставлять услуги и жаловаться на помехи от передатчиков наземной системы распределения потоков информации. А дальше — «Извините, господа, всем спасибо»? В такие игры мы уже играли. Кстати, есть о чем подумать и тем, кто планирует участвовать в конкурсе на право предоставлять услуги распределения телевизионных программ с помощью оборудования LMDS.

Начнется ли понедельник в субботу?

Что же нас ждет завтра на российском рынке передачи данных? Надежды на быстрое получение выгоды, скорее всего, не оправдаются. Равняться на триумфальное шествие информатизации общества за рубежом, пожалуй, рановато. Операторы нередко сетуют на невысокий интерес, проявляемый российским потребителем к дополнительным услугам. О чем это они? О каких дополнительных услугах можно говорить, если даже мечта об «общедоступном» квартирном телефоне у многих никак не сбывается.

На самом деле термин «общедоступная электрическая связь» пока не имеет юридического толкования. Например, согласно официальной позиции, услуги сотовой связи, как дорогостоящие, не могут считаться общедоступными. Но это с какой стороны посмотреть. Не секрет, что только в Москве десятки тысяч человек хотят стать абонентами МГТС. Всем им временно отказано в установке телефона из-за «отсутствия технической возможности», что плохо согласуется с «общедоступностью». В то же время потенциальный абонент — всегда желанный гость в сотовых компаниях, и такая связь доступна для любого потребителя, способного оплатить предоставляемые ему услуги.

Передачу данных даже номинально не относят к общедоступным услугам. О ней говорят, главным образом, в связи с созданием локальных вычислительных сетей (в лучшем случае — корпоративных) и предоставлением высокоскоростного доступа в Internet. Нет нужды объяснять, что спрос в этих сегментах рынка относительно невелик, а вот стоимость сервиса, наоборот, довольно высока. Последнее обстоятельство позволяет надеяться, что на такие услуги существует некий отложенный спрос. Пока еще трудно оценить его размеры и время, на которое он отложен, однако наблюдая ситуацию на рынке сотовой связи, которую скоро можно будет причислить к плану «общедоступных», можно с уверенностью утверждать: чем ниже упадут тарифы, тем быстрее и «массовее» будут востребованы услуги передачи данных.

На мой взгляд, системы эфирно-кабельного распределения потоков информации незаменимы для создания информационного поля на современном телекоммуникационном рынке. Например, в США такие системы, построенные по топологии «точка—много точек» и изначально предназначавшиеся для распределения телевизионных программ, сегодня предоставляют своим пользователям более 70 видов дополнительных услуг связи. И что самое интересное, доходы их операторов, получаемые от телерадиовещания, составляют считанные проценты в общем доходе компании. Эти системы являются эффективным и вполне реальным решением задачи предоставления услуг передачи данных в комплексе с телефонией и многопрограммным (возможно — интерактивным) телерадиовещанием. Вполне вероятно, что именно они, а вовсе не кабель или оптоволокно, оптимальны для обширных просторов России.

Я вовсе не собираюсь в очередной раз призывать к поиску «своих» путей развития электросвязи в России, поскольку считаю: смотреть в будущее нужно, обязательно оглядываясь по сторонам и не забывая кинуть взгляд в зеркальце заднего вида. Разрабатывая планы для России, необходимо помнить, что мы, образно говоря, стоим на берегу океана, в котором вполне способны утонуть. Протаптывать свои пути для нашей небогатой страны — не лучший метод. Как показывает мировая практика, старания «подчинить» рынок, направляя его развитие согласно административным амбициям, еще никогда не приводили к желаемым результатам.

Отсутствие инвестиций, связанное с большим риском вложения денег в российскую нестабильную экономику, вынуждает операторов компенсировать затраты на построение сетей за счет высоких тарифов и цен на оборудование, доступных лишь ограниченному числу потребителей. Дабы отложенный спрос на услуги передачи данных проявился и стал реальной силой, требуется, чтобы предложение превысило спрос настолько, что поддерживать цены на прежнем уровне станет просто невыгодно. Поэтому так важно иметь экономические стимулы развития рынка, в том числе обусловленные нормальными конкурентными отношениями.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями