, а некоторые компании сразу объявили себя умудренными опытом интеграторами с собственным многолетним (и откуда ему было взяться?) стажем работы на этой ниве. Сегодня издаются корпоративные журналы, специально посвященные проблемам системной интеграции, идет маркетинговая борьба за место в рейтинге российских интеграторов. Однако еще надо поискать организации, для которых весь проект был бы выполнен и доведен до локальной точки готовности (некоего промежуточного финиша) одним системным интегратором. Реальные всходы интеграции только появляются, поэтому слухи о наличии в России армии опытных специалистов-интеграторов сильно преувеличены.

Учитывая, что три года - это своеобразный юбилей, имеет смысл кратко обрисовать современное состояние системной интеграции в России.

Стабилизация законодательства, хотя и робкая, позволила осуществлять планирование и распределение ресурсов, направляемых, в том числе, на обработку и передачу информации. Основной эффект от системной интеграции можно получить на стыке управления и производства, а в условиях крайне неупорядоченных законодательства и налоговой системы было весьма проблематично осуществлять комплексную автоматизацию отдельного предприятия, не говоря уже о корпорации или холдинге. Поэтому неудивительно, что наиболее успешно интеграционные проекты осуществляются на средних предприятиях. Гиганты либо сильно политизированы, либо раздроблены, а наведение на них порядка пока еще невыгодно даже самим хозяевам.

Новые экономические структуры набрали вес и критическую массу, среди них возникает реальная конкуренция. Если раньше потенциальные клиенты системных интеграторов боролись за то, чтобы никто не смел ими управлять, то теперь пришло время им самим управлять тем, что они отвоевали. Кроме того, высшие менеджеры современных предприятий уже пережили период первоначального накопления капитала - пора подумать, что после себя оставить. А для этого необходима управляемость компании, причем не замкнутая на одного "незаменимого" человека, интенсивно эксплуатирующего свои личные связи. Практика ведения натурального хозяйства внутри предприятия сегодня уже не проходит; чтобы реализовать действующий во всем мире "закон 30%" (прибыль всегда можно повысить на эту величину исключительно за счет эффективного управления), требуется, как минимум, понимание того, что происходит в корпорации.

Выход российских предприятий на западный фондовый рынок предполагает "прозрачность" компании для инвесторов, а это - прямая дорога к внедрению интегрированных автоматизированных систем управления людьми, информацией, финансами и материальными ресурсами. Однако любая программа - всего-навсего инструмент, и задача системного интегратора состоит не в том, чтобы всучить клиенту свой собственный продукт. Он должен решить задачи заказчика, выбрав наиболее эффективный инструментарий, который может и не входить в перечень продуктов и услуг, предоставляемых самим интегратором или его партнерами.

Изменились условия работы системных интеграторов. В интеграционных проектах резко возросла роль консалтинга, методологий управления, практического опыта - иначе говоря, того "воздуха", за который еще два-три года назад никто из российских клиентов платить не хотел.

Уже сегодня доля работ по сопровождению проектов у многих системных интеграторов со стажем переваливает за 50%. Кстати, маркетинг и рекламная шумиха могут сыграть с новым заказчиком злую шутку. Уверовав, что тот или иной системный интегратор занимает лидирующие позиции, он будет разочарован, когда поймет: компания уже не может обеспечить ему достаточного количества ресурсов. Именно поэтому к типичному вопросу потенциального клиента "а в каких фирмах уже работают ваши решения?" прибавился еще один: каковы численность и квалификация персонала компании - системного интегратора, а также доля сервиса и сопровождения в общем пироге ее прибыли?


Дмитрий Волков (vlk@osp.ru) - главный редактор журнала "Открытые системы".

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями