Фото: Copyright: everythingpossible / 123RF Stock Photo

По данным IDC, к 2020 году в Центральной и Восточной Европе будет насчитываться 1,4 млрд подключенных устройств, а объем рынка Интернета вещей составит 24 млрд долларов. На Россию, по прогнозу, придется порядка 36% от этой суммы — 8,76 млрд долларов. До указанного уровня рынок вырастет с объема 3,92 млрд, который был зафиксирован аналитиками IDC в 2016 году. Средние темпы роста рынка Интернета вещей в России в период 2016–2020 годов составят 21,3% (см. рис. 1).

IoT как инструмент цифровой экономики
Рис. 1. Развитие рынка Интернета вещей в России в период 2016–2020 годов 

 

Лидерами по объему инвестиций в Интернет вещей в России к 2020 году, по прогнозу IDC, будут производственный сектор и транспортные компании. Кроме того, в первую пятерку по инвестиционной активности войдут энергетика, потребительский сегмент и госсектор. Примечательно, что наибольшие темпы роста покажут кросс-индустриальные решения. Это и понятно: именно на стыке отраслей часто формируются наиболее инновационные разработки, демонстрирующие наилучшую рентабельность. Да и сам Интернет вещей сформировался на стыке ИТ, коммуникационных технологий и «умных» устройств.

Из чего складывается рынок Интернета вещей? Аналитики IDC делят его на четыре составляющие: оборудование, ПО, услуги и связь. По состоянию на 2016 год доли всех названных компонент сопоставимы (см. рис. 2), но при этом продажи оборудования (29%) и услуг (30%) по объемам все же превосходят затраты на ПО (22%) и коммуникационные каналы (19%).

Рис. 2. Основные составляющие рынка Интернета вещей в России
Рис. 2. Основные составляющие рынка Интернета вещей в России

 

На текущий момент большинство внедряемых решений в области IoT эксперты относят к бизнес-модели первого поколения — Интернету вещей 1.0. Для этой модели характерен акцент на установке различных датчиков и сенсоров и на организации их подключения. Сервисы и приложения по анализу собираемой информации, конечно, тоже используются, однако «глубина» проработки данных невелика.

При переходе к модели Интернета вещей 2.0 акцент будет смещаться на аналитику. Все шире станут использоваться преимущества облачной модели, средства машинного обучения и когнитивные вычисления. При этом в платформах IoT активнее будут применяться открытые программные интерфейсы API для обмена данными с другими системами, а также различные приложения с открытым программным кодом. Для поколения 2.0 будет характерно увеличение обратных связей, что существенно расширит возможности систем.

Важной тенденцией станут перенос интеллекта ближе к конечным устройствам и наделение их все большими возможностями. Несмотря на эффективность облачной модели, ситуация, когда анализ данных и выработка управляющих воздействий происходят где-то далеко в крупном ЦОДе, для многих задач является нежелательной. Передача трафика до ЦОДа и обратно может привести к недопустимым задержкам там, где требуется быстрая реакция (производственные процессы, системы безопасности, взаимодействие автомобиля с дорожной инфраструктурой и пр.).

Как следствие, наряду с переносом интеллекта в мегаЦОДы нарастает обратный процесс, получивший название «периферийные вычисления» (fog computing), когда анализ собираемых данных и выработка управляющих воздействий происходят в узлах, максимально приближенных к конечным устройствам. В будущем все в большей степени анализ будет производиться самими устройствами, что позволит минимизировать задержку на принятие решений и повысит автономность устройств.

Хотя по своему объему рынок Интернета вещей уже достаточно весом, он только в начале пути. Более половины (54%) из 150 опрошенных руководителей в России пока даже не планируют использовать «подключенные» устройства для сбора информации, мониторинга и автоматизации (см. рис. 3). Интересно и то, что 15% опрошенных уже внедрили подключенные устройства, но не планируют дальнейшее расширение. Возможно, эти руководители считают, что они уже прошли этап цифровой трансформации и перевели свои предприятия на рельсы новой экономики. В таком случае, боюсь, они заблуждаются.

Рис. 3. Состояние Интернета вещей в России
Рис. 3. Состояние Интернета вещей в России 

 

Нередко приходится слышать мнение о том, что Интернет вещей является базисом для новой, цифровой экономики. Несомненно, эта технология для реализации новых бизнес-моделей — важная, но далеко не единственная и не самодостаточная. В ходе опроса, проведенного в 2016 году аналитической группой OSP Data в рамках совместного исследования с Hitachi Data Systems, Интернет вещей был поставлен только на четвертое место по степени важности в деле цифровой трансформации предприятий. Выше оказались аналитика Больших Данных, мобильные и облачные технологии (см. рис. 4). Хотя, конечно, именно комплексное применение названных технологий позволит достичь наибольшего эффекта. Тот же Интернет вещей бессмыслен без средств анализа собираемых данных, тогда как средства аналитики превращаются в ничто при отсутствии источников этих данных (подключенных устройств).

Рис. 4. Результаты ответа на вопрос «Каким из следующих технологий будет уделяться ключевое внимание в ходе цифровой трансформации?»
Рис. 4. Результаты ответа на вопрос «Каким из следующих технологий будет уделяться ключевое внимание в ходе цифровой трансформации?»

 

Возвращаясь к Интернету вещей, нельзя не упомянуть множество пока еще не решенных проблем, начиная с отсутствия отечественных стандартов и заканчивая острыми вопросами безопасности. Но это не значит, что можно ничего не делать, ожидая их разрешения. Опыт пионеров показывает, что уже сегодня удается реализовывать действительно эффективные проекты. Возможно, следует начинать с небольших тестовых реализаций, которые позволят избежать больших рисков и вместе с тем «почувствовать» новые возможности. Тем более что современные технологии дают возможность быстро и с минимальными инвестициями «попробовать» IoT: зачастую достаточно расставить недорогие датчики, а саму платформу и средства анализа арендовать в облаке.

Александр Барсков, ведущий редактор «Журнала сетевых решений/LAN»

Купить номер с этой статьей в PDF