Интервью с Дэвидом ХэмнеромПо данным аналитиков, общая площадь коммерческих ЦОД в России в 2011 году увеличилась на 60%. Этому способствует приход на рынок новых игроков. И хотя фонд Russia Partners нельзя отнести к новичкам на рынке, тем не менее DataSpace 1 — первый его собственный ЦОД. Ставка при его создании была сделана на предоставление качественных услуг размещения оборудования — для этого оператор сертифицировал не только проект, но и сам объект на соответствие требованиям Uptime Institute к Tier III.

 

Журнал сетевых решений/LAN: Как возникла идея построить центр обработки данных?

Дэвид Хэмнер: Russia Partners — это частный фонд, он работает на рынке свыше 20 лет. Работая со Stack Group, West Call Telecommunications и другими технологическими холдингами, мы были осведомлены о нехватке на российском рынке качественных услуг по размещению ИТ-оборудования (co-location). Это подтверждается и данными статистики: в сравнении с другими развивающимися рынками Москва заметно отстает по насыщенности такими услугами.

Первоначально мы намеревались приобрести несколько операторов и объединить их в одну компанию, но спустя какое-то время выяснилось, что все они по сути являются провайдерами технологических сервисов, таких как разработка приложений и услуги по поддержке хостинга, и заодно предлагают площадки для размещения оборудования, но, честно говоря, делают это не лучшим образом. На рынке попросту не было решений, ориентированных исключительно на размещение оборудования.

Между тем барьер для входа на российский рынок весьма высок из-за трудностей с получением необходимых электрических мощностей. Подключиться напрямую к генерирующей компании без каких-либо промежуточных инстанций очень непросто, особенно в Москве. Кроме того, недвижимость чрезвычайно дорога, а отношения собственности весьма запутанны. Когда вы собираетесь инвестировать десятки миллионов долларов в здание, об аренде не может идти и речи — его необходимо приобрести в собственность. Все эти обстоятельства ведения бизнеса в России и отпугивают крупных игроков. Поэтому здесь нет таких глобальных игроков как Equinix, Telecity, Interaxion.

Нам в какой-то мере повезло, что случился кризис. Мы привлекли средства в размере 600 млн долларов для инвестирования в Россию.Таким образом, у нас были финансовые ресурсы, когда у других их не было. Мы решили создать с нуля свой собственный бренд, свою компанию, главным фокусом которой стала бы недвижимость, а не технологии. Для этого по всему миру была собрана команда высококлассных специалистов — лучших инженеров и лучших подрядчиков.

Строительство заняло больше времени и потребовало больше денег, чем предполагалось, но теперь мы можем предложить самый защищенный и надежный центр обработки данных из всех имеющихся на российском рынке.При этом спрос остается — на самом деле он даже растет, так что наши инвестиции окупаются.

 

LAN: В последнее время все большей популярностью пользуется модульный подход к построению ЦОД. Какими принципами руководствовались вы при построении ЦОД?

Хэмнер: Да, действительно, модульный принцип — широко обсуждаемая тема в отрасли. И я думаю, что соответствующие решения имеют хорошие перспективы в России благодаря ускорению строительства. Правда, для этого у вас должно быть подключение к воде и электричеству, и это не считая возможных трудностей с получением разрешений от различных регулирующих органов. Но дело даже не в этом — в случае модульных центров обработки данных трудно добиться высокой степени надежности уровня Tier III. Между тем мы с самого начала решили строить центр обработки данных класса Tier III с высоким уровнем защищенности. Поэтому в нашем ЦОД мы не используем модули. Мы решили построить все сразу, а не делать это поэтапно, чтобы при реализации очередного этапа не пришлось доставлять неудобств имеющимся клиентам.

 

LAN: Под ЦОД использовалось уже имеющееся здание. При проектировании ЦОД вам наверняка приходилось учитывать его архитектурные особенности. Насколько серьезным ограничением это стало?

Хэмнер: Конечно, всякое здание имеет свои достоинства и недостатки, но здесь важно отметить, что мы потратили почти целый год на выбор подходящего строения. С этой целью мы отсмотрели почти 200 объектов. Кроме того, мы не поскупились потратить деньги на анализ 12 из них, по результатам которого и была выбрана данная площадка. Нам понравилось как само здание, так и его местонахождение (в районе Дубровки), а также наличие свободной территории вокруг, на которой находятся два других строения, — это оставляет резерв для дальнейшего расширения.

 

LAN: По некоторым оценкам, на конец 2011 года общая площадь коммерческих ЦОД в России составляла 26 тыс. м2. Согласно вашим планам, DataSpace намеревается построить примерно столько же. Вы рассчитываете, что спрос будет расти такими темпами?

Хэмнер: На самом деле мы собираемся ввести в эксплуатацию ЦОД общей площадью 15 тыс. м2. И мы, безусловно, рассчитываем, что на них найдется спрос. В небольшом городке Чандлер в Аризоне общая площадь фальшпола строящегося ЦОД больше, чем у всех имеющихся в Москве. (Строительство комплекса ЦОД площадью 90 тыс. м2 с расчетной мощностью 110 МВт ведется оператором ЦОД CyrusOne и должно быть завершено в первой половине 2013 года, — Прим. ред.) Москва — крупнейший город в Европе, Россия — седьмая экономика в мире. Как такое возможно?

Наряду с уже называвшимися обстоятельствами (проблемами с электрическими мощностями и недвижимостью), одной из причин также является нахождение большей части данных (electronic data) в офшоре.

Однако благодаря предпринимаемым правительством усилиям по разработке законов о репатриации данных и стабильности в стране, находящиеся за рубежом данные будут возвращаться в страну. Наряду с потребностями обеспечения избыточности и непрерывности бизнеса это будет способствовать спросу. Несомненно, на рынке появятся и другие игроки, но в соответствии с нашими инвестиционными планами мы рассчитываем получить долю в 40–50% рынка услуг размещения оборудования (co-location) по завершении строительства всех запланированных площадей. Если спрос окажется ниже ожидаемого, то мы просто остановим строительство, но имеющийся спрос дает нам основания верить в успех и второго проекта, который мы сейчас запускаем.

 

LAN: Между тем построенный ЦОД заполнен только на 30%. Не поторопились ли вы с началом второго проекта?

Хэмнер: Нисколько. Как показывает мировая практика, от 50 до 70% роста обеспечивают имеющиеся клиенты. Так, если мы сегодня продадим 10 стоек, то в следующем году заказчику потребуется уже 15. Спрос на наш первый ЦОД значительно превысил предложение, поэтому мы уже приступили к строительству второй площадки на территории МШЗ. DataSpace имеет преимущественную позицию с точки зрения удовлетворения спроса на рынке и всегда будет иметь возможность предложить клиентам качественные услуги co-location. У нас есть утвержденный план реализации проектов. Эти проекты были квалифицированы на соответствие уровню Tier III. Если мы прекратим дальнейшее строительство, то имеющаяся площадка окажется очень скоро заполнена.

 

LAN: Для защиты ЦОД были реализованы чрезвычайные меры безопасности, которые представляются несколько чрезмерными, если не сказать параноидальными, как, например, защита от подкопа. Насколько это действительно необходимо?

Хэмнер: Честно говоря, проект систем безопасности контролировался нами не столь жестко, как все остальные аспекты строительства ЦОД, но в конечном итоге я доволен тем, что получилось. Иметь сертификат соответствия требованиям Tier III, конечно, здорово, и заказчики это ценят, но что на них действительно производит глубокое впечатление — это предпринимаемые меры безопасности. И некоторые из клиентов выбирают нас исключительно по соображениям безопасности.

Как системы охлаждения спроектированы на поддержку максимальной нагрузки при наружной температуре +400С, так и системы безопасности должны быть рассчитаны на удовлетворение запросов самых щепетильных клиентов. Поэтому при их реализации мы учитывали опыт сотрудничества с европейскими и американскими банками, особенно последними, которые весьма озабочены предотвращением возможных атак после событий 11 сентября. Их чрезвычайная озабоченность этим вопросом выразилась в реализации средств, которые со стороны могут показаться параноидальными, такими как системы радиационного контроля.

 

LAN: Какова стоимость ваших услуг по сравнению с российскими коммерческими центрами?

Хэмнер: Мы являемся российской компанией. Мы сделали большие вложения в создание качественного продукта, и, как следствие, у нас высокие цены на услуги. Публично мы не называем цен, но обычно наши расценки на 15% больше, чем в среднем по рынку. Для стратегических партнеров, которые готовы расти вместе с нами, мы предлагаем гибкую ценовую политику.

Мы рассчитываем, что инвестиции во второй проект окажутся на 30% меньше, чем в первый, флагманский. Второй ЦОД будет столь же надежным и защищенным, как первый, но, используя накопленный опыт и благоприятную ситуацию с недвижимостью, мы рассчитываем добиться существенной экономии. Это позволит предложить и более низкие цены.

 

LAN: Предлагая только услуги по размещению оборудования, вы не видите перспектив в облачных сервисах?

Хэмнер: Мы фокусируемся на девелопменте и эксплуатации ЦОД. Обслуживание ЦОД Tier III — весьма сложная задача, на это уходит много сил. Кто-то должен предоставлять базовые услуги, поэтому мы хотим сконцентрироваться на нашей ключевой компетенции — на технической площадке для размещения оборудования. Кроме того, оставаясь вне бизнеса технологичных услуг, мы не конкурируем с их провайдерами, так что наши клиенты могут выполнять, например, приложения HP и IBM в одной стойке. Благодаря отсутствию конкуренции с нашей стороны, поставщики технологий могут быть нашими партнерами, а международные операторы предложить свои услуги российским клиентам на базе нашего ЦОД. Мы предоставляем электричество и охлаждение надежным и безопасным образом. Остальные услуги, такие как техническая поддержка, оказывают наши партнеры, в частности такие системные интеграторы как «Открытые технологии», «Orange Business Services», KDDI. Мы не ограничиваем наших заказчиков в выборе.

 

LAN: В вашем ЦОД реализовано естественное охлаждение. Какова его эффективность?

Хэмнер: В Московском регионе холодная погода стоит значительную часть года, это вы и сами знаете лучше меня. Летом коэффициент эффективности использования энергии PUE составляет 1,6, а в зимний период, когда задействуется естественное охлаждение (или около 6 месяцев в году), — 1,2. С заказчиков мы взимаем плату только за реально потребленное электричество по тарифу Мосэнерго без дополнительных комиссий с нашей стороны, а выделенная энергия на каждую стойку и охлаждение предоставляется как часть наших услуг.

 

LAN: Что даст сертификация Tier III Gold, которую вы собираетесь также получить?

Хэмнер: Как вы знаете, мы являемся единственным коммерческим ЦОД в России, у которого не только проект, но и введенный в эксплуатацию объект сертифицирован на соответствие требованиям Tier III Facility. Это, в частности, означает, что инженерные системы могут проходить обслуживание без прерывания работы центра, благодаря чему их надежность радикально повышается. Но, как хорошо известно, часто причиной сбоев являются не отказы систем, а ошибки персонала — по данным статистики, 62% всех отказов ЦОД вызвано человеческим фактором.

Так вот, сертификация Tier III Gold не ограничивается механическими и электрическими системами, а распространяется на принятые процедуры и квалификацию персонала. Она принимает во внимание физическую защиту площадки, вероятность природных катастроф и другие внешние факторы. И сертификация на соответствие требованиям Tier III Gold дает заказчику дополнительную гарантию того, что наши сотрудники прошли необходимое обучение и придерживаются надлежащих процедур, а сам ЦОД не подвержен каким-либо значительным рискам.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF