Согласно отчету Sizing the Cloud, опубликованному в конце апреля аналитической компанией Forrester Research, к 2020 году мировой объем рынка облачных вычислений достигнет 241 млрд долларов и продемонстрирует шестикратный рост в сравнении с оборотом 40,7 млрд долларов, зафиксированном в 2010 году. Проанализировав 12 различных рыночных сегментов, Forrester признала наиболее перспективной модель «ПО как услуга» (Software as a Service, SaaS). Спрос на SaaS будет расти намного быстрее, чем на другие облачные приложения, и к 2016 году увеличится втрое — до 93 млрд долларов. По мнению аналитиков, ближайшие годы будут отмечены быстрым ростом приложений «инфраструктура как услуга» (Infrastructure as a Service, IaaS), на смену которым придет динамическое предоставление инфраструктуры ЦОД по запросу.

По российскому рынку наиболее оптимистичные прогнозы приводит Microsoft, объемы бизнеса которой по аренде приложений в нашей стране ежегодно увеличиваются на 40% в течение последних трех лет. В компании ожидают, что тенденция продолжится: согласно данным IDC, продукты Microsoft, поставляемые через местных партнеров, доминируют на рынке приложений SaaS.

Пожалуй, в России одно из первых масштабных облаков будет создано в рамках совместного проекта HP и группы компаний «Рольф», которая запланировала полный вывод из эксплуатации собственного центра обработки данных (ЦОД) и перевод на модель IaaS/PaaS/SaaS корпоративной ИТ-инфраструктуры и всех приложений: в облако НР будут вынесены система ERP, порталы, электронная почта и т. д. Для этого будут задействованы практически все типы облачных сервисов. Ряд приложений, в основном для целей тестирования и разработки, намечено перевести на платформу IaaS, а приложения для промышленной эксплуатации — на PaaS (Platform as a Service) с высоким SLA. Электронную почту и другие офисные приложения «Рольф» будет получать в виде сервисов AaaS/SaaS.

По словам Михаила Кондратьева, директора по информационным технологиям компании «Рольф», решение о переходе от собственной инфраструктуры ИТ к предоставленному провайдером «облаку» далось нелегко — пришлось ломать собственные стереотипы и привычки. В «Рольф» внимательно изучили опыт европейских компаний, которые перевели приложения и инфраструктуру в частные облака (private/shared cloud). Как подчеркивает Александр Микоян, генеральный директор НР в России, «Рольф» станет первой крупной российской компанией, которая переведет в облачную инфраструктуру стороннего провайдера всю инфраструктуру ИТ: для HP это знаковая сделка как по масштабам, так и по значимости для рынка в целом.

Как видим, счет крупных российских облаков пока идет на единицы. Двигателями прогресса становятся услуги по виртуализации почты на базе Microsoft Exchange и бухгалтерии на базе программ «1С», определенной популярностью пользуются и услуги IaaS. Объем предложения постоянно расширяется: так, до конца года в рамках партнерства с «Вымпелкомом» и «СКБ Контур» компания Microsoft намерена запустить облачное решение Office 365. Бизнес-модель предполагает предоставление партнерами пакетов услуг Office 365 корпоративным клиентам, которые смогут воспользоваться офисными приложениями и решениями для совместной работы и универсальных коммуникаций (Microsoft Office Professional Plus Exchange Online, SharePoint Online, Lync Online), взяв их в аренду и оплачивая по мере потребления. Подобная бизнес-модель, хорошо зарекомендовавшая себя на Западе, наверняка будет востребована и конкурентна и в России: на мировом рынке наряду с Microsoft ее активно продвигают Google, IBM, Oracle и некоторые другие компании. При этом нередко основу пакета составляет открытое ПО: так, в облачных офисах IBM Lotus Symphony и Oracle Cloud Office используется свободный пакет OpenOffice. Наверняка, без внимания сторонних разработчиков облачных сервисов не останется и отпочковавшийся от него LibreOffice. Для обоих вариантов офисного пакета обеспечивается все большая совместимость с MS Office. В Oracle OpenOffice планируется реализация ленточного интерфейса в стиле Microsoft Office 2007/2010. LibreOffice заимствует наработки Go-oo по поддержке макросов VBA и дополнительные инструменты для импорта документов OpenXML, Excel, MS-Works. При этом, облачные вычисления и отсутствие значимых первоначальных вложений дополнительно упрощают миграцию пользователей с платформы на платформу. Более того, уже сегодня некоторые российские ЦОД предлагают своим клиентам облачный OpenOffice/LibreOffice бесплатно, в составе более широкого (и платного) пакета услуг.

Тем не менее виртуальные и облачные приложения пока не вносят существенного вклада в обороты российских ЦОД. Наиболее востребованными остаются традиционные услуги центров обработки данных — аренда (dedicated) и размещение (colocation) серверов — и хостинг Web.

По оценкам «Коминфо Консалтинг», несмотря на происходящее в структуре доходов перераспределение в пользу «высокоуровневых» услуг, ключевым сегментом рынка коммерческих ЦОД вплоть до 2014 года останутся услуги colocation и хостинга, а доля дополнительных и новых услуг не превысит 8–10% от доходов ЦОД. К слову, примерно такой же вклад вносят сегодня облачные сервисы в общий объем доходов коммерческих ЦОД на развитых рынках.

Отставая по ассортименту предоставляемых услуг на два-три года, по площадям российский рынок уступает другим значительно сильнее — лет на десять, как отмечает Сергей Зайцев, директор управления регионального развития Stack Group. По его словам, площадь крупнейшего в мире ЦОД превышает 100 тыс. м2 — все российские коммерческие центры обработки данных могли бы в нем поместиться, а для растущей российской экономики потребуется не менее 340 тыс. стоек.

Облачные сервисы предполагают унификацию приложений, интерфейсов и услуг. В секторе коммерческих ЦОД, напротив, происходит сегментация. Центры обработки данных первого уровня (или первичные ЦОД) владеют инфраструктурой и предоставляют услуги по размещению и аренде серверов крупным и/или оптовым клиентам; вторичные ЦОД концентрируются на аренде ресурсов у ЦОД первого уровня и предоставлении услуг конечным пользователям. По оценкам «Коминфо консалтинг», при работе по оптовой модели владельцу ЦОД, имеющему 5–10 крупных клиентов, намного легче прогнозировать финансовые поступления, планировать бизнес и гарантировать доход за определенный период.

Наряду с появлением первичных и вторичных ЦОД, происходит сегментация и по качеству предоставляемых услуг. Невзыскательным заказчикам подходит любая площадка — главное чтобы в розетке было электричество. Спрос рождает предложение — некоторые ЦОД ориентируются на таких клиентов, другие, наоборот, нацеливаются на наиболее требовательных.

Владимир Лобанов, директор по развитию бизнеса Linxtelecom, считает, что рынок размещения серверов перенасыщен, и colocation, в обычном смысле, вовсе не та услуга, которая на самом деле востребована компаниями. Скорее, это средство, способ решения конкретных задач, причем самых разных — от хостинга Web-приложений с минимальными требованиями по SLA до обеспечения непрерывности бизнеса крупных предприятий и финансовых компаний.

Юрий Самойлов, генеральный директор Dateline, одной из тенденций рынка ЦОД называет гонку требований к качеству инфраструктур. Участники рынка пытаются сыграть на опережение рынка и требований клиента.

 

Коммерческие ЦОД телеком-оператора

Сегодня на рынке представлены услуги коммерческих ЦОД, построенных как крупными телекоммуникационными операторами, так и компаниями, для которых предоставление таких сервисов является основным видом деятельности. Какие-то из них спроектированы и построены для размещения серверного оборудования, как ЦОД «АКАДО Телеком», другие предназначены для установки телекоммуникационного оборудования, инфраструктура третьих позволяет размещать как серверное, и телекоммуникационное оборудование. На базе вторых и третьих предоставляются услуги Telehouse и создаются точки обмена трафиком и операторского взаимодействия. Услуги своего ЦОД «АКАДО Телеком» выделила в отдельное направление, которое планируется и контролируется в рамках собственного бюджета. Центр обработки данных изначально ориентирован на обслуживание крупных корпоративных клиентов, для которых важна высокая надежность и отказоустойчивость инфраструктуры, поэтому еще на этапе проектирования были предусмотрены решения, позволившие создать ЦОД категории надежности Tier3+ по классификации международного стандарта TIA-942.

Его первыми пользователями стали существующие клиенты, для которых услуги ЦОД стали дополнительным сервисом. Среди новых заказчиков — компании, заинтересованные прежде всего в размещении оборудования, а в качестве дополнения — в каналах связи, доступе в Интернет и построении мультисервисных сетей VPN. Основное преимущество ЦОД, работающего в составе телекоммуникационного оператора, — возможность предоставления клиентам «из одних рук» всего комплекса услуга: как базовых сервисов (co-location), так и услуг связи (каналы передачи данных, доступ в Интернет и пр.).

Оператор связи, имеющий собственный ЦОД, в первую очередь использует ресурсы собственной сети, поэтому способен обеспечить высокий уровень надежности и минимальное время реакции на обращения клиентов, предоставить привлекательные с экономической точки зрения комплексные предложения и, самое главное, гарантировать более высокий уровень обслуживания, закрепляемый в соглашениях об уровне обслуживания (SLA).

При необходимости, что и сделано в рамках ряда проектов, могут быть организованы каналы от установленного в ЦОД оборудования до сетей других операторов. Собственная сеть «АКАДО Телеком» имеет стыки практически со всеми операторами московского региона и крупнейшими национальными операторами, поэтому подключить оборудование клиентов к сетям других операторов совсем несложно.

Доля услуг ЦОД в общей ежемесячной выручке «АКАДО Телеком» пока невелика — около 2%. Более 70% доходов от услуг на базе ЦОД — это размещение отдельного оборудования и предоставление стоек целиком (colocation), остальные 30% приносят дополнительные услуги, из них примерно четверть — сервисы по защите информации, в том числе услуги по защите от атак DDoS. Это наиболее динамично развивающиеся дополнительные сервисы.

По итогам прошлого года выручка компании от услуг ЦОД удвоилась, так что встал вопрос о целесообразности создания нового центра. Но дополнительные сервисы продолжают развиваться и на базе существующих мощностей: уже внедрены услуги резервного копирования, защиты от атак DDoS, услуги хранения видеоданных. В планах — введение ряда других услуг на базе технологии виртуализации, в рамках партнерских программ с поставщиками решений по концепции SaaS.

Леонид Гуштуров — генеральный директор «КОМКОР» (торговая марка «АКАДО Телеком»).

 

ДЕТАЛИЗАЦИЯ SLA

Подтверждая тезис, что размещение серверов продолжает оставаться одной из наиболее востребованных базовых услуг ЦОД, Юрий Самойлов отмечает очевидный тренд повышения зрелости клиентов. По мере накопления опыта использования ЦОД они все внимательнее относятся к соглашениям о качестве обслуживания (SLA) и их детализации. Более того, некоторые клиенты Dateline предъявляют требования, которые в дальнейшем оказывается целесообразным внести в общий SLA. В результате число параметров, которые Dateline включает в SLA, за последнее время выросло на 30%.

Наряду с расширением детализации, растут и требования к различным параметрам SLA. Намеренно не ограничиваясь в SLA интегрированным показателем уровня доступности, выражаемым определенным числом девяток, Dateline старается не использовать производные значения, предпочитая показатели, которые можно сделать максимально измеримыми и формализуемыми. Критическими являются параметры, описывающие доступ к оборудованию, качество инфраструктуры, стабильность температурного режима, качество электроснабжения. Не менее важная группа параметров связана с организацией рабочих процессов, процедурами отклика по различным инцидентам, разграничению доступа и т. д.

Сергей Зайцев, директор управления регионального развития Stack Group, подчеркивает рост требований к качеству предоставления услуг. По данным внутренних исследований компании, в первую очередь заказчиков интересует качество и только во вторую — цена (результат, очевидно, будет зависеть от клиенториентированности ЦОД). Клиенты готовы платить дороже, если будут уверены в качестве предоставления услуг, надежности компании, проработанности SLA. Взамен они требуют, чтобы гарантии были четко прописаны в условиях договора наряду со штрафными санкциями за нарушение SLA: непредоставление услуги, перерывы в сервисе, низкая надежность работы площадки, несоблюдение температурных диапазонов. Так, если температура отклоняется от нормативных значений даже на один градус, прописывается цепочка действий оператора и определяются возможные штрафные санкции. Выбирая ЦОД, крупные клиенты тщательно изучают всю его предысторию — виды случавшихся сбоев, список клиентов и т. д. — и отзывы о качестве и надежности предоставляемых услуг.

Для оптимизации взаимоотношений с клиентами Stack предлагает сквозные SLA, определяя в процессе обсуждения соглашения критерии качества конечной услуги и составляя на их основе цепочки и зависимости, которые влияют на ИТ-параметры ЦОД. Согласовав все детали предоставления услуг — от выбора поставщика дизельного топлива до скорости обработки запросов клиентского операторского центра, — оператор и клиент вместе принимают решения о том, какие параметры должны быть занесены в сквозной SLA — вплоть до сроков хранения конкретной информации (не стандартные полтора месяца, а полгода или год), наличия систем видеонаблюдения, уровня резервирования и других организационных решений. Несмотря на то что соглашениями о сквозных SLA сегодня пользуются около 10–15% клиентов, Зайцев полагает, что этого мало, поскольку только этот инструмент позволяет обеспечить необходимую и достаточную для заказчика степень прозрачности, обоснованности и управляемости ИТ-расходов.

Со сквозными SLA связан еще один важный аспект деятельности коммерческих ЦОД: будучи аутсорсерами, эти центры, в свою очередь, сами являются потребителями услуг других компаний. SLA и штрафные санкции ставят их в очень жесткие рамки: немногие поставщики услуг ЦОД готовы взять на себя такую ответственность, ограничиваясь, например, ежегодным техническим осмотром, стандартным 4-часовым ограничением на восстановление серверного оборудования или 24-часовым — на восстановление поврежденного кабеля. Для того чтобы гарантировать клиенту требуемые параметры, ЦОД вынуждены наращивать несвойственные им функции и компетенции, повышая надежность, расширяя число сотрудников, увеличивая себестоимость и, как следствие, стоимость услуг.

 

ЭНЕРГОЕМКОСТЬ И PUE КАК ФАКТОРЫ СЕБЕСТОИМОСТИ

Одна из тенденций рынка ЦОД — рост производительности серверов и, соответственно, требований по энергоемкости. Три-четыре года назад оборудование в стойке потребляло 4 кВт, сегодняшней нормой стали 6–8 кВт, а нередко и до 15–25 кВт на стойку. По мнению Самойлова, энергоэффективность самым непосредственным образом сказывается на себестоимости услуг ЦОД. Число параметров, с помощью которых можно управлять текущими затратами ЦОД, ограниченно. Расходы на инфраструктуру, амортизацию, персонал, необходимый для управления ЦОД, почти не поддаются корректировке, среди немногих управляемых параметров остается энергоэффективность (Power Utilization Efficiency, PUE), связывающая суммарное потребление ЦОД с мощностью, потребляемой вычислительным оборудованием.

Рисунок 1. Структура затрат на стойку ЦОД.

Потери электроэнергии могут происходить вследствие негерметичности машинных залов, низкого КПД источников бесперебойного питания и недостаточной эффективности систем охлаждения. Одним из способов оптимизации PUE является минимизация холостой работы с помощью модульных источников бесперебойного питания, в зависимости от числа подключенных стоек. Значения PUE для российских ЦОД обычно находятся в диапазоне от 1,33 до 2. Если PUE равно 2, то половина энергии расходуется впустую — и это при том, что около 40–45% затрат ЦОД приходится на оплату электроэнергии (см. Рисунок 1)!

В связи с этим многие операторы ЦОД стремятся снизить коэффициент PUE. Чем он ниже, тем меньше клиент будет платить за электроэнергию. Использование, например, систем охлаждения с внешним забором воздуха позволяет довести PUE до 1,17, а срок окупаемости работ по оптимизации часто не превышает 36 месяцев. Согласно расчетам Владимира Лобанова, по мере роста потребления стоек и их вычислительной мощности роль PUE будет только расти.

Среди других источников экономии — сервисное обслуживание, заключение эффективных договоров, поддержание необходимого запаса ЗИП.

 

НЕПРЕРЫВНОСТЬ БИЗНЕСА

Одним из трендов коммерческих ЦОД становится разнесение услуг и оборудования клиента по разным площадкам с целью повышения катастрофоустойчивости. Площадки могут принадлежать одному оператору и быть объединены оптическим волокном: скорость таких каналов практически неограниченна, а услуга, наоборот, обходится дешевле. Для минимизации юридических рисков некоторые клиенты арендуют площадки у разных операторов ЦОД, а иногда размещают их в разных юрисдикциях. Как отмечает Самойлов, при размещении оборудования чаще всего речь идет не о синхронизации данных, а об обеспечении взаимодействия на сетевом уровне. Резервные площадки нередко становятся полигоном для опробования новых технологий и виртуализации приложений и ресурсов: резервные системы не являются бизнес-критическим ресурсом, с ними можно поэкспериментировать. Один из сценариев — резервирование не физических ресурсов, а виртуальной инфраструктуры.

По мнению Зайцева, обеспечение катастрофоустойчивости — это не услуга, а целый комплекс мероприятий, в которых в значительной мере участвует сам клиент: доля услуг ЦОД в общей структуре затрат по их реализации обычно составляет 10–15%.

Лобанов сравнивает услуги ЦОД по обеспечению непрерывности бизнеса с деятельностью страховых компаний: их работа в обычном режиме незаметна, но как только человек что-либо теряет, он в тот же момент понимает, что деньги, которые шли в оплату страховки, несопоставимы с потерями. Сегодня такие услуги особенно актуальны: Москва растет быстро, не успевая латать дыры в инфраструктуре. Проблемы с электричеством и экологией — все это влияет на человеческий фактор. Растет риск пандемий, техногенных катастроф. После терактов 11 сентября в Америке только треть компаний смогли восстановиться. Многие из тех, кто не резервировал свои данные и потерял их в результате теракта, в течение трех лет разорились — в общей сложности эта участь постигла 14 тыс. компаний.

 

ОФИСЫ: DRC И ЦОД

Компании, серьезно работающие над снижением рисков, рано или поздно понимают, что инфраструктура ИТ — хоть и весомая, но лишь часть бизнеса, и начинают анализировать дополнительные угрозы, которые могут возникнуть с достаточной степенью вероятности. До поры до времени опасности такого рода никто не берет в расчет, тем не менее они существуют: например, риск потери здания компании, невозможность доступа в офис вследствие техногенных катастроф, рейдерских атак и т. д. Одним из вариантов решения возможных проблем стало создание DRC-офисов (Disaster Recovery Center).

DRC-офис подразумевает создание на территории ЦОД постоянного резервного офиса с рабочими местами для системных администраторов и/или ключевых сотрудников. Вместе с основными или резервными ИТ- и телекоммуникационными узлами и системами хранения такой офис образует комплекс, который арендуется компанией, заинтересованной в сохранении бизнеса. Для DRC-офиса определяется список допускаемых в него сотрудников, время запуска и другие ключевые параметры, регулярно проводятся «шлюпочные тревоги» для тестирования и отработки навыков поведения в экстремальных ситуациях.

Рисунок 2. DRC-офисы ждут хозяев.

В таком офисе, где сотрудники размещаются временно, дневное освещение может отсутствовать, но, как правило, всегда имеются системы резервного электроснабжения, кондиционирования и т. д. DRС-офисы московского ЦОД Linxtelecom находятся в помещении с потолками высотой более 9 м. На первом этаже — модули, образующие ЦОД, на втором — офисные блоки с окнами, которые выходят внутрь ангара (см. Рисунок 2).

По словам Лобанова, услуги DRC востребованы практически наравне с colocation, а при необходимости, особенно когда ЦОД расположен рядом с бизнес-центрами, клиенту могут быть предложены обычные и резервные офисы с подключением к ЦОД и другой телекоммуникационной инфраструктуре. Как подчеркивает Зайцев, все решения сделаны так, чтобы сотрудники клиента могли в любой момент приехать и приступить к работе.

Наряду с DRC-офисами создаются выделенные площадки, ограничивающие доступ посторонних лиц к оборудованию клиента в помещении ЦОД. Сотрудникам ЦОД разрешается заходить туда только в случае аварийных ситуаций и с соблюдением условий, жестко зафиксированных в соответствующих документах. Сегодня, с распространением видеокамер наблюдения, штатных, клиентских, и закрытых шкафов, услуга сохраняет былую значимость, лишь когда у клиента есть жесткие предписания, ограничивающие доступ к оборудованию.

Интересным решением может оказаться объединение в одном здании офисного центра и ЦОД: заказчик получает доступ к вычислительным ресурсам на неограниченных скоростях, пользуется услугами по администрированию ИТ-инфраструктуры и т. д. Строительство площадки, на первом этаже которой будет размещен ЦОД, а еще два этажа отводятся под офисы, осуществляет сегодня Dateline, рассчитывая, наряду с бесшовными коммуникациями, на заметное снижение PUE: согласно статистике, в нашей полосе средняя дневная температура превышает 20 градусов всего двадцать дней в году.

 

СВЯЗЬ…

Большинство операторов коммерческих ЦОД имеют лицензии и на другие услуги связи, включая традиционную и IP-телефонию. В Dateline уверены, что клиент, использующий почту SaaS, неминуемо обратится к ним по поводу универсальных коммуникаций, поэтому компания готова заняться соответствующими приложениями: главное, чтобы решение вызывало интерес у достаточного числа заказчиков. Суть бизнеса ЦОД — в тиражировании услуг.

Не так давно один мой приятель обмолвился, что в 2008 году столкнулся с серьезными проблемами, когда ему потребовалось разместить серверное оборудование в ЦОД с подключением к четырем довольно крупным региональным операторам. Сегодня, скорее всего, этой проблемы он просто не заметил бы. Обладая лицензиями на услуги связи, операторы коммерческих ЦОД нередко осуществляют проектирование, строительство и предоставление оптических каналов связи. В то же время большинство корпоративных клиентов уже располагают собственными корпоративными и территориальными сетями, построенными на базе сети какого-либо оператора. Арендуя услуги ЦОД, они хотят сохранить подключение к своему же оператору.

Как следствие, коммерческие ЦОД оказываются подключенными, при этом все чаще по оптике, к узлам обмена трафиком и, напрямую, к десяткам операторов связи, которым они нередко предоставляют услуги по размещению оборудования. Как утверждает Лобанов, ни один оператор не может на 100% выполнить все требования клиента. С точки зрения дублирования и надежности, обязательно нужен второй оператор. Затем появляются третий, шестой и так далее, и возникает задача сопряжения их сетей. Как результат, коммерческие ЦОД зачастую превращаются в узлы обмена трафиком, причем, как правило, они не конкурируют с операторами связи, сохраняя нейтралитет по отношению к своим клиентам и предоставляя равные права доступа к услугам, оговоренные SLA.

Вместе с тем многие телекоммуникационные операторы сами выходят на рынок ЦОД, вводя в эксплуатацию, наряду с собственными, и коммерческие ЦОД, которым, как отмечает Самойлов, пока удается успешно конкурировать с коммерческими же ЦОД крупных операторов связи. К слову, последние в общем бизнесе своих владельцев пока составляют лишь незначительную часть. В этой ситуации коммерческие ЦОД могут конкурировать с телеком-провайдерами за счет качества услуг и… оставаться над битвой, предлагая им услуги узлов обмена трафиком и размещения операторского оборудования.

 

NIAAS, ИЛИ СЕТЕВАЯ ИНФРАСТРУКТУРА КАК УСЛУГА

Разветвленная сеть коммерческих ЦОД, объединенных оптическими каналами связи, может вывести на новый уровень не только качество Интернета, но и реализовать среду, позволяющую — пусть в достаточно отдаленной, но вполне реальной перспективе — несколькими щелчками мыши организовать прямые каналы связи с необходимой пропускной способностью и другими параметрами, оговоренными соглашениями о предоставлении услуг (SLA). Дело за стандартами и движущими силами. Одной из таких сил, не исключено, может стать компания PacketExchange, которая строит глобальную сеть NiaaS и один за другим подключает к ней центры обработки данных. Для облачных вычислений такая инфраструктура, скорее всего, придется как никогда кстати.

 

Георгий Башилов — научный редактор «Журнала сетевых решений/LAN».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF