Между тем компетенции системного интегратора простираются от смарт-карт до бизнес-приложений, от энергетического менеджмента до автоматизированных систем управления зданием, от программного обеспечения с открытым кодом до решений для центров обработки данных. Все эти многоплановые направления объединяет одно — стремление с наибольшей полнотой удовлетворить потребности корпоративного заказчика при реализации комплексных проектов в области ИТ. Однако происходящие на рынке изменения вынуждают компанию, как и других участников рынка, пересматривать принципы ведения бизнеса. О том, как рыночные тенденции влияют на деятельность системного интегратора, в интервью нашему журналу рассказал Тагир Яппаров, генеральный директор компании «АйТи».

Журнал сетевых решений/LAN: Как влияют на текущую деятельность и стратегию развития системного интегратора долгосрочные тенденции развития ИТ, в частности «облачные» вычисления?

Тагир Яппаров: В 90-е годы, когда мы еще только начинали свою деятельность, предприятиям в основном требовалась базовая инфраструктура. Следующий этап был связан с развитием приложений и внедрением корпоративных информационных систем. А последние годы проходят под знаменем формирования новых парадигм использования и доступа к информационным ресурсам, инфраструктуре.

На рынке наступил переломный момент, когда личное владение ИКТ-решениями перестает быть основным способом достижения нужного результата. Если раньше все строили сети передачи данных и центры обработки данных, приобретали множество лицензий на приложения и самостоятельно занимались внедрением (вплоть до того, что разработка ПО производилась собственными силами), то теперь идея владения переосмысливается и реализуется иначе.

Отчасти это объясняется экономическими причинами. Ведь если ИТ не являются основным бизнесом, даже крупные организации порой не в состоянии постоянно наращивать технологические компетенции до уровня, способного обеспечить требуемое качество, поскольку это практически всегда трудоемкие и далеко не всегда оправданные затраты. Вместе с тем, воздействие таких традиционных сдерживающих факторов, как безопасность и доверие, благодаря развитию технологий и повышению в целом степени зрелости российского ИТ-рынка, постепенно ослабевает.

Тенденция перехода к сервисам четко проявляется на уровне вычислительной инфраструктуры и уже становится заметна на уровне приложений. В принципе в этом нет ничего нового — все идеи развиваются по спирали. Лет десять назад, например, активно обсуждались модели ASP — на каждом предшествующем этапе отрабатывались технологии, изучались потребности и возможности.

Анализ затрат крупных потребителей свидетельствует: создавать собственную инфраструктуру невыгодно. Это мировая тенденция, которая достаточно явно проявляется и в России. Собственная реализация не гибка и быстро устаревает из-за высоких темпов смены технологий. Мне известно немало случаев, когда, потратив огромные средства, всего через несколько лет компаниям приходится решать, что делать с устаревшей инфраструктурой, срок амортизации которой еще не истек, но справляться с новыми задачами она уже не способна.

Это ключевая тенденция, и системные интеграторы, а также поставщики корпоративных решений стремятся быстро перестроиться и сконцентрировать усилия на данном направлении. Очевидно, часть «облачных» решений можно реализовать на корпоративном уровне (внутренние «облака»), а часть — как публичную услугу (внешние «облака»). В России, кстати, уже есть первые подобные проекты.

LAN: Насколько можно судить по информации на сайте вашей компании, в области аутсорсинга «АйТи» ориентируется на обслуживание инфраструктуры заказчика, а не переводит его ресурсы в собственный центр обработки данных, как это делают некоторые другие системные интеграторы…

Яппаров: Аутсорсинг инфраструктуры как вид деятельности гораздо ближе телекоммуникационным компаниям, нежели системным интеграторам. У них уже есть все необходимое для организации доступа, поэтому в мире операторы зачастую являются крупнейшими аутсорсерами, в том числе и в области информационной инфраструктуры. Я думаю, что эта тенденция в скором времени проявит себя и в России.

Уже сейчас многие участники ИТ-рынка и «АйТи» в том числе двигаются в направлении развития услуг аутсорсинга приложений или сервисов. Что я имею в виду. Например, один из наших проектов в области науки и образования предполагает создание технологии «облачных» вычислений для организации доступа ученых к лабораторным, алгоритмическим и другим ресурсам. Все это требует наличия определенной инфраструктуры, серьезных вычислительных ресурсов и грамотного менеджмента. Причем последняя составляющая является основной.

И именно такая модель позволит достичь нам главной цели — прибыль начнет приносить не продажа инфраструктуры, а предоставляемые на ее базе сервисы.

Одна из наших идей — формирование таких сервисных моделей, в которых клиенты получали бы полную услугу, но, безусловно, мы будем продолжать строить и инфраструктуру, как обязательную составляющую.

LAN: В течение последних нескольких лет «АйТи» занималась активной пропагандой идеи свободного програм-много обеспечения. Как свободное ПО вписывается в контекст предоставления программного обеспечения в качестве сервиса? Не становится ли оно ненужным?

Яппаров: На рынке информационных технологий существует глубокое противоречие между потребностями клиентов и моделями их реализации. Доминирующие ранее модели, такие как лицензирование ПО и создание инфраструктуры в рамках предприятий, в силу своей специфики порой становятся неэффективными. Сделав ставку на какую-то технологию, клиент уже порой не может изменить направление или перейти на новые технологии. И для потребителей это является серьезной проблемой — вопрос не только в стоимости владения, а в привязке заказчика к фиксированному функционалу на достаточно продолжительный срок.

Тот факт, что самая передовая технология может вскоре устареть, создает большие риски и множество проблем. Поэтому ИТ-компании стремятся освободить клиента от подобных неприятностей. Сами заказчики активно обсуждают эту проблему, хотя и в других терминах — они говорят скорее о деньгах, стоимости и быстроте изменений. Но суть их жалоб в том, что текущая парадигма взаимодействия поставщиков и потребителей очень обременительна для последних.

Так, лозунг, что современные технологии способны сделать управление предприятием гибким, зачастую просто не соответствует действительности. Представьте, что вы внедрили информационную систему, описали процессы, все настроили, а затем потребовалось что-то изменить.

Если же это большая ИС, то на любую замену потребуются годы и значительные денежные средства. Из этого следует, что потребители больших и сложных решений становятся еще более негибкими, чем до внедрения этих систем. Это один из вызовов сегодняшнего дня, на которые предстоит ответить.

В контексте выбора свободного или лицензионного ПО акцент делали прежде всего на вопросе взаимоотношений между поставщиками и потребителями. При этом сценарий с использованием открытого кода не обязательно был более дешевым, но всегда более гибким. Как показывает опыт, переход на свободное ПО не ведет к существенному снижению затрат — экономия 20–30% не столь велика, чтобы из-за нее менять парадигму.

Использование свободного ПО предполагает переход на сервисную модель — бизнес его поставщиками делается только на сервисе. Когда я спросил президента RedHat Джима Вайтхерста во время его визита в Россию, как возглавляемой им компании удается зарабатывать полмиллиарда долларов на открытом коде, он дал достаточно откровенное объяснение. С одной стороны, бизнес-модель RedHat очень уязвима, ведь от сервиса можно в любой момент отказаться и продолжать использовать ПО; с другой стороны, она гораздо более стабильна, поскольку, если оказывать услуги качественно, это направление переходит в разряд постоянного бизнеса. Поэтому, чтобы удержать клиентов, RedHat фокусируется на сервисе. (Кстати, поставщики лицензионного ПО не всегда хорошо осуществляют техническую поддержку — спросите у покупателей.) Последние пять лет RedHat, согласно опросу CIO, является лучшей сервисной компанией на корпоративном рынке Америки.

Бизнес-модель поставщиков свободного ПО ориентирована на обслуживание клиента, и именно это заставляет поставщиков лицензионного программного обеспечения разворачиваться в сторону сервисов. Фактически они адаптируют готовую модель под свои потребности. Так, Стив Балмер во время визита в Москву сказал, что у компании Microsoft есть четкая стратегия развития сервисного бизнеса. Вот вам Azure, вот вам Office 365, вот вам наши новые инструменты. И мы, как партнеры, уже сейчас видим себя в этой новой модели.

Для меня, как участника рынка, не важно, что за сервисной моделью лежат разные технологические модели их создания — для клиента это сервис. Очевидно, для удаленного доступа к приложениям нужна качественно иная инфраструктура и иные возможности работы в этой инфраструктуре. «Облачные» технологии позволяют эффективно реализовать сервисную модель.

Я уверен, без открытого кода, без достигнутого его сторонниками успеха не было бы такого интенсивного движения в сторону сервисов.

LAN: «АйТи» занимается самыми разными направлениями деятельности, на первый взгляд, даже не связанными между собой. Нет ли в этом распыления сил? И какие направления являются все же ключевыми для компании?

Яппаров: На самом деле для нашей компании характерно узкое позиционирование. В этой дискуссии важно, какой подход применяется для измерения «ширины бизнеса». Когда-то мы сфокусировали свои усилия на обслуживании корпоративного клиента. За двадцать лет существования компании он ни на миллиметр не сдвинулся — мы занимались и занимаемся только корпоративными информационными системами. Все наши направления, сервисы и технологии укладываются в жизненный цикл КИС — мы их проектируем, разрабатываем, внедряем, поддерживаем. Однако в этих рамках используется много разных технологий. Частью нашей стратегии является создание собственных продуктов, потому что это способствует стабильности и капитализации компании.

В рамках такого четкого позиционирования мы много экспериментируем, отслеживая актуальные тенденции. Ведь потребности клиента никогда не бывают узкими и сфокусированными на какой-то одной технологии. Клиенты говорят о проблемах и задачах, рассматривают варианты их решения. Поэтому, считая важным предоставлять большой выбор, мы никогда не были моновендорной компанией, а при появлении новых парадигм стремились донести информацию о них клиентам.

Как показывает практика, коммерческое предприятие никогда не строит гомогенную систему на оборудовании одного вендора или производителя программного обеспечения. Обычно используется и лицензионное, и свободное (по крайней мере, для управления серверами), и заказное ПО. Наша задача — выстроить долгосрочные отношения с заказчиком, а не продать ему «что-нибудь». «АйТи» делает сложные проекты, которые приносят прибыль далеко не сразу, и поэтому, если отношения вскоре прекращаются, мы ничего не зарабатываем. Для нас критически важно, чтобы отношения были комплексными, длительными и эффективными, чтобы клиент не отказывался от наших услуг. И мы считаем правильным откровенно говорить о проблемах, существующих в предлагаемых технологиях и решениях, о возможностях их реализации, обо всех плюсах и минусах. Если бы какое-то решение имело одни лишь достоинства, то его реализовали бы все без исключения. В отличие, например, от автомобиля, ИС не обладают гарантированной работоспособностью — купив машину, вы вставляете ключ в замок зажигания, и она заводится, а ИС надо внедрять и настраивать.

Как свидетельствует мировая статистика внедрений SAP, каждый четвертый проект терпит неудачу. А доля успешных аутсорсинговых проектов на первом году их реализации еще мень-ше — около 40%. И эта ситуация вполне объяснима, поскольку такие проекты предполагают трансформацию бизнеса, вовлечение огромного количества людей. Об этом, конечно, стараются не говорить, эту тему даже замалчивают. Сделать проект успешным — трудная задача.

LAN: Об энергоэффективности стали задумываться уже на уровне государства. «АйТи» предлагает услуги энергоменеджмента. Насколько рынок заинтересован в услугах подобного рода?

Яппаров: Сначала о том, почему в «АйТи» вообще появилось это направление. Мы считаем, что информационные системы максимально эффективны там, где идет речь о массовом обслуживании. Например, отрасль связи и банковский бизнес были трансформированы с помощью ИТ. Сейчас для них характерно огромное разно-образие современных легко модифицируемых услуг, отличающихся высоким качеством, — в этом огромная заслуга информационных технологий. Исходя из этого, мы считаем, что в самое ближайшее время ИТ будут востребованы еще в нескольких областях — это образование, медицина и управление потреблением ресурсов. А энергетика как раз является одной из таких ресурсных отраслей, где востребовано автоматизированное управление.

Ввиду ограниченности мировых энергоресурсов, управление ими будет становиться все более жестким. К решению этой серьезной задачи мы подходим с позиции концепции Smart Grid. Правда, остается еще много вопросов — не столько в области технологий, сколько на уровне принятия законов и стандартов. Самый первый этап реализации этой концепции — учет и анализ энергопотребления огромного количества потребителей. Управление — гораздо более масштабная задача: в концепции Smart Grid каждый потребитель может быть поставщиком, а это приводит к более сложной модели взаимодействия.

В Италии, например, уже установлено 30 млн «умных» датчиков. И в России, после принятия необходимых законов, будут внедрены десятки и сотни миллионов индивидуальных счетчиков. Это потребует внедрения технологий для сбора и анализа данных, чтобы помочь потребителям оптимизировать расход энергии. Любопытно, что только наличие информации о потреблении позволяет снизить его на 20–30% без всякой автоматизации.

Данной темой мы занимаемся уже около четырех лет, а реальные дивиденды она стала приносить только в прошлом году — с принятием закона об энергоэффективности. До этого мало кто обращал внимание на столь важный вопрос, ведь прямой отдачи от внедрения контроля никто не видел, и обосновать его необходимость было очень трудно.

Закон выдвинул конкретные требования, согласно которым бюджетные и государственные организации должны вести учет энергопотребления и снизить соответствующие затраты на 15% в течение 5 лет. В настоящее время мы реализуем несколько проектов в вузах и городских администрациях — процесс потихоньку пошел. А в следующем году можно ожидать первых масштабных проектов.

LAN: Общая тенденция в области ЦОД состоит в максимальной стандартизации решений, чтобы наращивать инфраструктуру по мере потребности. Примером такого подхода может служить концепция ITPAC компании Microsoft. Всепогодный антивандальный вычислительный комплекс, который предлагает «АйТи», — это ответ компании на новый вызов?

Яппаров: Наш комплекс не что иное, как вариант решения вполне конкретной задачи, а не ответ на «вызов» Microsoft. Просто несколько лет назад, выполняя ряд больших проектов, включающих в том числе построение распределенной инфраструктуры, мы столкнулись с необходимостью создания много-уровневых решений, в которых часть информации накапливается на нижнем уровне и не передается дальше. В такой ситуации нужны локальные серверы и системы хранения данных, но зачастую у предприятия просто нет возможности выделить в том или ином филиале подходящее помещение. Тогда остается единственный вариант — разместить серверную на улице, что в климатических условиях нашей страны является достаточно сложной инженерной задачей, решение которой нам и удалось найти

Мы не претендуем на конкуренцию с Microsoft — наши решения нельзя сравнивать. Продукт «АйТи» предназначен для решения конкретной задачи, причем речь не идет о стандартизации или создании универсальных подходов или моделей. У Microsoft другой уровень — они предлагают определенный отраслевой стандарт для решения гораздо более универсальных задач.

Вообще, как бы неприятно это ни звучало, основное отличие российских ИТ-компаний от крупнейших мировых игроков состоит в том, что у них нет R&D. Объяснение простое — отечественный рынок составляет всего 1% от мирового. Занимаясь локальным бизнесом, мы не имеем таких доходов, которые позволяли бы осуществлять инвестиции на пять-десять лет вперед для создания действительно инновационных технологий. Государство и рынок пытаются реализовать необходимые для этого инструменты, но пока нет четкого ответа на вопрос, как компании, ориентированные на кратко-срочное развитие, преобразовать в компании, занимающиеся долгосрочными разработками.

LAN: В таком случае, каковы же перспективы развития «АйТи-СКС»?

Яппаров: Исторически так сложилось, что в компании «АйТи» собрались очень сильные специалисты в области СКС. И мы одними из первых, еще в середине 90-х годов, смогли осознать необходимость создания российского решения и своего определенного ноу-хау в области кабельных систем. Наше важное отличие состояло в том, что мы сосредоточились на накоплении теоретических знаний в этой области.

Заявляя, что у российских компаний нет R&D, я, конечно же, имел в виду масштабные исследования: мы не можем себе позволить тратить десятки миллионов долларов на разработки. Что уж говорить о миллиардах, как это делают Intel, Cisco и другие. Вместе с тем каждая компания, работая в своей нише, накапливает серьезные знания, даже мирового уровня. Но эти исключения скорее подтверждают общее правило.

В области СКС у нас с самого начала сформировалось исследовательское подразделение — небольшое, но выполнявшее очень качественную работу. Это привело к тому, что мы заняли нишу научно-методологической литературы и теперь выпускаем книги по СКС, причем их переводят и продают на Западе. Кроме того, в МТУСИ была создана базовая кафедра СКС, наш сотрудник, А. Б. Семенов, является ее заведующим.

Таким образом, кроме самого продукта, требований и описаний, организации производства и продвижения мы создали условия для его развития. Мы не рассматриваем это направление как основное, но оно является стабильным и эффективным: мы его поддерживаем и развиваем, активно занимаемся поиском решений, постоянно что-то добавляем. Правда, для многих заказчиков до сих пор наша компания ассоциируется с СКС, поэтому приходится им возражать и знакомить с другими направлениями нашей деятельности.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF