Принятый в прошлом году закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» ставит своей целью «создание правовых, экономических и организационных основ стимулирования энергосбережения и повышения энергетической эффективности». Однако именно реальных стимулов для внедрения современных технологий и не хватает.

Помимо изъятия из продажи пресловутых ламп накаливания, закон предусматривает, что строящиеся здания должны соответствовать требованиям энергоэффективности, но борьба за нее пока ведется только на словах да на бумаге. Вместе с тем здание зданию рознь. И если у строителей, которые не несут расходов по дальнейшей эксплуатации здания, нет материальной заинтересованности в обеспечении энергоэффективности, то у владельцев возводимых центров обработки данных такая заинтересованность была и до принятия закона.

Наибольшего интереса к предлагаемым мерам по обеспечению энергоэффективности естественно ожидать со стороны операторов коммерческих центров обработки данных, поскольку прибыльность их деятельности непосредственно зависит от текущих эксплуатационных расходов. В статье Олега Михнева «Как повысить энергетическую эффективность ЦОД» рассматривается комплекс мер по снижению показателя PUE. По мнению автора, реально достижимое значение PUE в российских условиях составляет 1,5, между тем для лучших зарубежных центров оно приближается к 1,2. Однако даже такая величина PUE позволяет добиться огромной экономии, если учесть, что для среднестатистического российского ЦОД типичные значения этого показателя превышают 2.

Особое внимание в статье уделяется правилам повышения эффективности кондиционирования. В частности, автор, опираясь на собственные расчеты, утверждает, что в России экономически оправдано применение естественного охлаждения везде «севернее Краснодара». Более подробно вопрос выбора метода кондиционирования рассматривается в статье Александра Барскова «Система охлаждения для небольшого ЦОД». На примере типового проекта анализируются различные варианты решения, которые были предложены вендорами и интеграторами, в том числе приводится расчет энергопотребления и общей стоимости владения при использовании функции фрикулинга.

Наилучшего результата можно добиться, когда меры энергоэффективности предусматриваются на этапе проекта. Однако, как и во многих других случаях, это не одномоментное решение. Так, российским законом предусматривается пересмотр критериев энергоэффективности один раз в пять лет, но это не означает, что в промежутках не надо предпринимать никаких других мер. Для достижения максимальной экономии требуется внедрить систему контроля за энергопотреблением. Как отмечает в своей статье «Измерение, улучшение, экономия» Вильгельм Грайнер, «постоянное и детальное измерение потребления электроэнергии системами ИТ — неотъемлемый элемент процесса оптимизации энер-гоэффективности». Для повышения заинтересованности в снижении потребления ресурсов он рекомендует распределять расходы на услуги ИТ между отделами.

Если и при наличии прямой экономической заинтересованности внедрение энергоэффективных технологий, как показывает пример ЦОД, сопровождается множеством трудностей, включая поиск стимулов для конкретных групп и лиц, то что уж говорить об их внедрении в масштабе такой страны, как наша. И все-таки очень хочется, чтобы новый закон не стал фикцией и не свелся лишь к запрету «лампочек Ильича».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF