На мировом рынке программных средств виртуализации для архитектуры x86 компания VMware занимает лидирующие позиции — на нее приходится 70% рынка. Системы виртуализации позволяют размещать на одном физическом компьютере или сервере сразу несколько виртуальных серверов или приложений; тем самым экономятся аппаратные ресурсы, электроэнергия, необходимая для питания компьютеров, вентиляции и охлаждения, а так же место в центре обработки данных (ЦОД). Управление виртуальной инфраструктурой ИТ существенно проще и эффективнее, чем физической, что обеспечивает более оперативное реагирование на быстро меняющиеся потребности современного бизнеса. По объему продаж VMware не самый крупный производитель программного обеспечения, но зато самый быстро развивающийся —ее оборот вырос с 219 млн в 2004 гдо 1,33 млрд долларов в 2007 г.В среднем в течение последних пяти лет компания ежегодно практически удваивает оборот. Решения VMware используют все организации из списка Fortune 100 и более 900 из списка Fortune 1000. Штаб-квартира компании находится в Пало-Альто (шт. Калифорния), из 4500 сотрудников, работающих в разных странах, большая часть — инженеры (40%). Свой московский офис VMware открыла в апреле 2007 г.,сегодня в нем работает семь сотрудников. О деятельности компании в нашей стране рассказал Михаил Козлов, региональный менеджер VMware по России и СНГ.

Журнал сетевых решений/LAN: Какова специфика российского рынка в сравнении с Западной Европой и остальным миром?

Михаил Козлов: Никаких особых отличий я не вижу, за исключением, пожалуй, одного: в России понимание клиентами того, какие революционные возможности дает виртуализация для оптимизации инфраструктуры ИТ, еще только зарождается. Предста-вительство начало свою работу только в апреле прошлого года, поэтому вы можете себе представить, какие широкие горизонты открываются.

Еще вчера корпоративная инфраструктура ИТ оперировала понятиями физических ресурсов, на которых она была полностью построена: ПК, серверы, системы хранения, сетевое оборудование. Наши технологии виртуализации преимущественно использовались для решения задачи консолидации серверного парка на базе гипервизора.

Сегодня наши клиенты используют виртуализацию для создания единого пула вычислительных ресурсов с централизованной системой управления. Надежность такого решения близка к мейнфреймам, при этом появляется возможность быстрой и гибкой манипуляции этими ресурсами без привязки к особенностям физического оборудования в рамках динамической инфраструктуры ИТ. Это позволяет решать задачи оптимизации загрузки оборудования, обеспечения высокой доступности приложений, быстрого восстановления после сбоев и общей катастрофоустойчивости.

Завтра мы придем к полностью настраиваемым и автоматически управляемым ЦОД и ПК в рамках интеллектуальной инфраструктуры ИТ с выделением необходимых администраторам и пользователям вычислительных ресурсов. Это даст возможность максимально быстро и эффективно реагировать на любые изменения в бизнесе компаний, автоматически подстраивая инфраструктуру ИТ под новые требования и бизнес-процессы.

LAN: VMware входит в состав EMC. Как прошел процесс объединения?

Козлов: EMC владеет 86% акций VMware, но с операционной точки зрения мы полностью разделены —управление VMware строится обособленно, так как все продажи идут через партнеров. В силу исторических причин, а также из-за широкого распространения виртуализации и большого интереса к ней поставщиков серверного оборудования и систем хранения данных (СХД) в списке наших партнеров такие производители, как Dell, Fujitsu Siemens Computers, IBM, HP, Hitachi Data Systems и т. д. Их продуктовые линейки и сервисы во многом пересекаются с аналогичными продуктами и услугами EMC, поэтому — во избежание конфликтов интересов —управление обеими компаниями осуществляется раздельно. Мы так же работаем с EMC по интеграции наших решений, как и с другими партнерами. Например, 8 января был выпущен новый продукт CLARiiON AX4. Это представитель младшей серии систем хранения и первый совместный проект VMware и EMC, где поддержка технологии виртуализации встроена в систему хранения.

LAN: А как взаимодействуют и координируются между собой партнерские сети и партнерские программы?

Козлов: Они пересекаются достаточно тесно, отчасти из-за того, что EMC для нас — один из крупнейших партнеров. Правда, партнер специфический, поскольку по существующему соглашению EMC не имеет права продавать наши лицензии, но, возможно, будет оказывать консалтинговые услуги по построению инфраструктуры на основе систем хранения EMC и нашего ПО.

В силу исторической и функциональной близости пересекаются и партнерские каналы. Например, наш единственный дистрибьютор в России, компания OCS, является одним из дистрибьюторов EMC, а крупнейшие системные интеграторы, которые занимаются оптимизацией корпоративных инфраструктур, являются партнерами и VMware, и EMC.

В мире у VMware более 6000 партнеров в канале — дистрибьторов, реселлеров, поставщиков систем x86 и системных интеграторов — и более 75% дохода компания получает через них. В России и СНГ таковых больше 60, включая большинство крупнейших системных интеграторов.

Модель бизнеса предусматривает продажу лицензий только через партнеров. У нас есть ОЕМ-партнеры, продающие наше ПО в комплекте со своим оборудованием, чаще всего гипервизор вместе с серверами. Кроме того, отработана классическая схема «дистрибьютор — реселлеры —конечные покупатели».

LAN: А как, с вашей точки зрения, обстоят дела у конкурентов, в частности, у компании Microsoft?

Козлов: Я в большей степени привык уделять внимание клиентам и партнерам, а не конкурентам. Наши технологии могут быть даже выгоднее в эксплуатации, чем бесплатные решения по виртуализации. Главное — подобрать правильное решение для стоящей перед нашим клиентом задачи.

Вопрос о Microsoft меня каждый раз, скажем так, удивляет. Почему-то все считают, что Microsoft для нас конкурент. На сегодня наши ключевые рынки — это виртуализация серверов и ПК. По итогам 2007 г. VMware заработала 1,33 млрд долларов, Microsoft не заработала на этом рынке ни цента. У Microsoft есть технология для виртуализации приложений SoftGrid Application Virtualization. В прессе называлась цифра 3 млн проданных копий. Можно уточнить в Microsoft, сколько стоит одна копия SoftGrid и тогда будет понятно, что пока этот продукт приносит небольшой доход. Так что на данный момент конкуренции с Microsoft у нас нет.

Microsoft, возможно, станет конкурентом, когда выпустит собственный продукт, который будет неким функциональным подобием нашего гипервизора, присутствующего на рынке уже почти 10 лет. Поэтому говорить имеет смысл только о потенциальной конкуренции в будущем. Я лично приветствую приход Microsoft на этот рынок, так как надеюсь, что эта гигантская компания приложит существенные усилия и вложит средства в его развитие, что будет выгодно всем разработчикам и пользователям, а также, в конечном итоге, ускорит появление так называемой динамической виртуальной инфраструктуры предприятия.

Компания SWSoft (новое название Parallels), насколько мне известно, удерживает второе место в мире по объему продаж технологий виртуализации, и что особенно приятно, имеет разработчиков в Новосибирске. Она специализируется на виртуализации приложений и владеет технологией Virtuoso, другая часть компании называется Parallels. Последняя занимается виртуализацией на компьютерах Apple в архитектуре Intel и выпускает аналог нашего продукта Fusion.

LAN: Нужна ли интеграция и виртуализация на уровне серверов и систем хранения, и насколько глубокой она может стать?

Козлов: Безусловно, нужна, потому что некоторые наши решения не работают без систем хранения. Виртуальные машины (ВМ) представляют собой обычные файлы, которые должны где-то хранится.

Современная модель построения корпоративных центров обработки данных предусматривает отделение вычислений от хранения данных. ЦОД строятся по модульному принципу, когда для вычислений используются, например, модульные серверы, а для данных — внешние системы хранения.

В дополнение к нашей уже проверенной технологии горячей миграции ВМ между серверами VMotion, мы недавно предложили ее расширение для систем хранения — VMware Storage VMotion. Если вам, например, нужно выключить систему хранения на плановое обслуживание, то миграция работающих ВМ на другую физическую систему пройдет без прерывания работы пользователей.

LAN: Как обычно происходит взаимодействие с крупными компаниями?

Козлов: У нас есть несколько специализированных предложений для крупных компаний, с помощью которых мы помогаем им перейти на виртуальную инфраструктуру. Начинается все обычно с оценки готовности предприятия к такому переходу, на основании которой даются рекомендации в отношении наиболее подходящих приложений, серверов и систем хранения.

Это позволяет выстроить систему приоритетов с тем, чтобы заказчики смогли вкладывать средства в виртуализацию наиболее эффективных элементов своей инфраструктуры. Мы предлагаем уникальные решения, и посчитать эффект от их внедрения, измеряемый сотнями процентов, довольно легко. Некоторым нашим российским клиентам удалось за короткое время — за один-два, реже три квартала — получить отдачу, которая на 300-400% превысила инвестиции. В первую очередь уменьшается количество мало загруженных серверов, резко сокращается энергопотребление, повышается управляемость, надежность, доступность и т. д. — все эти параметры легко представить в денежном выражении.

Сначала готовится первый консалтинговый проект. Далее мы реализуем пилотные проекты: обучаем заказчика и партнера правильному и максимально эффективному переходу от физической инфраструктуры к виртуальной. Не секрет, что число логических и физических компонентов в корпоративных информационных системах увеличивается, появляется множество приложений, и все они размещаются на отдельных серверах просто потому, что специалисты ИТ привыкли устанавливать на один сервер всего одно приложение — во избежание конфликтов с другими приложениями и драйверами и защиты от прочих неприятностей.

Тем временем производители оборудования выпускают все более мощные процессоры, но ПО не развивается такими же темпами, и не все программы могут эффективно использовать ресурсы этого мощного «железа», т. е. утилизировать его.

LAN: Как появилась и развивалась идея виртуализации ресурсов?

Козлов: В принципе, виртуализация как идеология не нова, еще в 60-х гг.этот подход реализовала IBM на мэйнфреймах, для которых он стал естественным способом функционирования. Приложение запускается в изолированной зоне, контейнере, что является прообразом современных виртуальных машин. Степень загрузки ресурсов в мэйнфреймах довольно высокая, потому что виртуализация заложена в архитектуре машин. Для систем Unix это тоже довольно привычная вещь, а вот на серверах 86-й архитектуры реализовать виртуализацию оказалось непросто, потому что сложность заключалась в самой архитектуре процессоров.

Но в 90-х гг. проблемы были успешно преодолены основателями нашей компании в рамках студенческого проекта Стэндфордского университета: разработанная ими программа «гипервизор» позволяет делить физические ресурсы компьютера между виртуальными. Этот гипервизор функционировал на базе архитектуры x86, но рынок еще был не готов к такому решению, поскольку оно работает на «голом железе», и ОС ему не требуется. Тогда компания предложила продукт Workstation, позволяющий запускать множество операционных систем на компьютере или ноутбуке.

LAN: Что же изменилось впоследствии?

Козлов: Значительно увеличились количество и мощность серверов, появились системы хранения данных. Обычной стала картина «одно приложение — один сервер», причем мощность серверов значительно возросла, тогда как их загрузка порой зачастую не превышает 2-20%.

Проводя анализ деятельности инфраструктуры клиента, мы, естественно, замеряем утилизацию серверов, и когда заказчик видит, что для процессора этот показатель составляет 2%, он очень удивляется: «Как же так, я заплатил сто рублей, а работают только два рубля»? Кроме того, за эти «два рубля» нужно подводить электричество, охлаждать, предоставлять место в ЦОД как полноценному серверу за «сто рублей». Для некоторых клиентов в Москве мощность подводимой электросети уже становится критическим фактором. А компания VMware предлагает взять мало используемый сервер, поместить в изолированный контейнер, называемый виртуальной машиной, и разместить на одном физическом сервере с другими аналогичными слабо загруженными серверами, а освободившиеся серверы задействовать для других целей или вовсе выключить.

LAN: Что представляют собой виртуальные машины?

Козлов: В первом приближении виртуальная машина — это два файла, и, соответственно, мы получаем все удобства работы с файлами. Перенести виртуальный сервер в любое место не составляет труда —достаточно просто скопировать файлы. Кроме того, виртуальные машины и другое виртуальное «железо» (виртуальный процессор, виртуальная оперативная память и др.) — это стандартные унифицированные устройства (но реализованные программным образом), которые могут работать на любом компьютере. Например, я могу скопировать виртуальную машину, установленную в ЦОД, на свой iPod, принести домой и запустить на ноутбуке, разумеется, если позволяют его ресурсы. К конкретному «железу» мы абсолютно не привязаны. Учитывая это и принимая во внимание наличие у VMware технологии VMotion, позволяющей перемещать работающие виртуальные машины с одного компьютера на другой, мы получаем совершенно иную идеологию ЦОД.

LAN: Насколько уникальна эта разработка VMware?

Козлов: По моим данным, пока никто не предлагает полный аналог VMotion. Технология существует уже несколько лет, и ее применяют 60% заказчиков, иначе говоря, можно сказать, что она уже проверена временем и пользуется популярностью. VMotion защищает от плановых простоев сервера, т. е. если с сервером планируется проводить какие-либо действия, добавление памяти, например, работающие на этом сервере виртуальные машины просто переводятся на другие физические серверы. Причем пользователи этого «переезда» не замечают.

LAN: Каковы минимальные требования для канала, соединяющего физические машины?

Козлов: Виртуальные машины хранятся в логическом разделе (Logical Unit Number, LUN ) в системе хранения данных, который виден всем серверам (shared storage). Поэтому если оба сервера «видят» виртуальную машину, то для ее перемещения на другой компьютер нужно перенести только состояние оперативной памяти. Делается это по локальной сети. Отсюда одно из требований VMotion — высокопроизводительная локальная сеть.

Другое требование — это однотипные процессоры, поскольку наборы инструкций у различных поколений процессоров и вендоров (Intel и AMD) разные. Впрочем, выступая на VMworld 2007, Мендель Росенблюм,один из сооснователей компании, упомянул о том, что VMware ведет переговоры с ведущими производителями микропроцессоров, и не за горами то время, когда VMotion будет работать со всеми типами микропроцессоров.

С опорой на технологию VMotion реализована и технология балансировки нагрузки (DRS). Если какое-то приложение стало потреблять больше ресурсов, то ему можно выделить больше мощности. Прочие ВМ и серверы переносятся на свободные ресурсы. Кроме того, если у группы серверов достаточно ресурсов для того, чтобы принять новые ВМ, то это будет сделано, а у освободившихся физических серверов отключается питание. Эта технология называется Dynamic Power Management (DPM). Таким образом, виртуализацию можно назвать «зеленой» технологией, поскольку экономия энергопотребления приводит к сохранению окружающей среды.

LAN: Какие еще выгоды приносит виртуализация, кроме оптимального использования серверных мощностей и связанных с этим последствий?

Козлов: Мы предлагаем множество решений для оптимизации инфраструктуры ИТ, дающих прекрасную отдачу в очень короткое время, например, поддержка функционирования унаследованных приложений на новых аппаратных платформах без необходимости переписывать, тестировать и отлаживать их в новой среде.

Кроме того, виртуализация позволяет обеспечить непрерывность функционирования инфраструктуры ИТ. Если у вас выходит из строя физический сервер, то программа VMware High Availability (HA) автоматически запускает виртуальную машину на другом доступном ресурсе. При этом длительность перерыва в работе пользователей соответствует времени перезагрузки приложений. Это ускоряет восстановление после сбоев, поскольку запустить виртуальную машину гораздо быстрее, чем физический сервер. Дополнительные возможности по обеспечению непрерывности работы дает кластеризация как физических, так и виртуальных серверов.

VMware Stage Manager позволяет автоматизировать управление различными версиями виртуальных машин в рамках VMware Virtual Infrastructure на стадиях перевода из тестовой среды в эксплуатацию и т. д. Это решение облегчает настройку управления жизненным циклом элементов инфраструктуры в соответствии с корпоративной политикой. Если приложение нужно перенести на новый сервер или систему хранения, то VMware VMotion автоматически, без прерывания работы пользователей, переместит виртуальные машины на новые ресурсы. При помощи этой технологии вместо установки нового физического сервера или системы хранения для каждой новой задачи (на что иногда уходят месяцы), наши клиенты имеют возможность разворачивать новую виртуальную машину за считанные минуты на существующем оборудовании.

И, наконец, то, о чем мы уже говорили ранее: консолидация физических серверов. Лучший мировой пример свидетельствует о возможности сокращения числа физических серверов в соотношении 30 к 1!

LAN: В каком направлении будет развиваться технология VMotion?

Козлов: Как я уже упоминал, недавно анонсирована технология Storage VMotion. Она позволит переносить файлы ВМ, хранящиеся на одной системе хранения данных (СХД) на другую без прерывания сеансов. Причем для Storage VMotion не имеет значения тип СХД и интерфейс к ней —Fibre Channel, iSCSI, NAS и т. д. Таким образом, если нам понадобится дисковый массив более высокого класса, мы просто покупаем его, устанавливаем и инициируем процедуру Storage VMotion.

В конце декабря VMware анонсировала продукт ESX Server 3i («i» означает «интегрированный»). Этот гипервизор занимает всего 32 Мбайта и размещается во флэш-памяти. Это означает, что все ведущие производители серверов, заключив с нами соглашение, смогут размещать эту «флэшку» на системной плате. Dell уже анонсировала такой сервер, на очереди HP и IBM, т.е. клиент, приобретая сервер, сразу получит встроенный гипервизор. Сервер может загружаться через BIOS или через гипервизор — нужны только базовые настройки, пароль, IP-адрес.

LAN: Скорее всего, такой подход окажет существенное влияние на изменение традиционного мышления специалистов ИТ, не так ли?

Козлов: Да, вы правы, основное препятствие для нас — мышление, менталитет. Руководители ИТ-служб привыкли думать в соответствии со старой парадигмой: одно приложение — один сервер. Идея одного физического сервера и множества виртуальных, работающих на нем, постепенно начинает завоевывать умы, но повсеместное принятие такого понятия, как общий пул ресурсов, требует серьезной смены стандартного мышления руководителей ИТ.

Поясню на примере. Мы разделяем компьютерные ресурсы в соответствии с потребностями бизнеса независимо от реальных физических ресурсов. Открывая офис или департамент, даем ему столько-то процессорной мощности и памяти. Этот департамент делим на отделы, например, разработки и продаж, каждый отдел в свою очередь получает необходимые ему мощности. Если видим, что общей мощности не хватает — просто добавляем сервер. Требуется добавить персональные настольные системы? Пользователи их получают места, но виртуализованные. У каждого своя выделенная настольная система, как в физическом мире, только на самом деле она работает в ЦОД, который хорошо защищен, сбалансирован по нагрузке, отказоустойчив и т. д.

Руководитель Intel Патрик Гел-сингер недавно назвал виртуализацию «операционной системой ЦОД», а все, что выше, — это приложения. Действительно, если все виртуальные машины хранятся в ЦОД, то не имеет значения, где они исполняются. Они могут переезжать с сервера на сервер без потери каких-либо сеансов и запускаться заново на других ресурсах, если серверы выходят из строя, сохраняя при этом работоспособность всех работающих приложений.

Виртуализация является одной из ключевых технологий, позволяющей построить и эксплуатировать управляемую, надежную, безопасную и максимально эффективную инфраструктуру ИТ. По мере развития ее возможностей все отчетливее просматривается путь к полностью динамическому предприятию, в котором ИТ будут гибко и быстро настраиваться на практически любые изменения в бизнесе. При этом не обязательно ждать завтра. Использование решений VMware для построения и управления виртуальной инфраструктурой открывает широкие возможности по переходу к будущему динамическому предприятию уже сегодня.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF