Руководитель проекта ИнтУИТ.ру

Вледствие того, что рынок ИТ растет более быстрыми темпами, чем многие другие секторы российской экономики, ему раньше остальных приходится сталкиваться с «проблемами роста», которые для других отраслей пока не столь актуальны или вовсе неведомы. Одна из таких все более усугубляющихся проблем — нехватка квалифицированных кадров, причем она затрагивает, пусть в разной степени, все категории специалистов — от системных администраторов до топ-менеджеров. Развернувшаяся «охота за головами» позволяет временно решить проблемы какой-либо конкретной компании, но не отрасли в целом. Между тем в силу целого ряда факторов российская система образования не способна выпустить достаточное количество необходимых специалистов (в ее оправдание можно сказать, что ситуация усугубляется демографическими проблемами), к тому же часто их требуется в лучшем случае переучивать, а в худшем — учить заново. Те же, кто хотел бы получить желаемую специализацию самостоятельно, зачастую не могут это сделать по финансовым причинам, поскольку платные компьютерные курсы в большинстве своем дороги. В этой ситуации уникальную возможность для самообразования в области ИТ предоставляет «Интернет-университет информационных технологий». В канун 1 сентября о его задачах, деятельности и планах нам рассказал руководитель проекта Анатолий Шкред.

Журнал сетевых решений/LAN: Какие цели ставились при создании «Internet-университета информационных технологий»?

Анатолий Шкред: Несмотря на всевозможные заявления о том, что Россия может занять лидирующее положение в области оффшорного программирования и аутсорсинга высоких технологий, положение дел в образовании этому отнюдь не способствует. К тому же, как показывает практика, появление на российском рынке центров разработки любой — более или менее крупной — западной компании ведет к существенному его переделу, точнее, к внутренней миграции сотрудников и фактическому оголению штатов организаций, уже предлагающих свои услуги в данной сфере. Ситуация достаточно типичная. А вызвана она тем, что российская, бывшая советская, система образования все еще слабо адаптирована к рыночным реалиям: по-прежнему ее главная цель — подготовка научных сотрудников, исследователей и преподавателей, курсы и учебные программы никак не привязываются к новым требованиям, и все-таки по окончании вуза большинство выпускников уходят в бизнес. Таким образом, наблюдается коллизия интересов рынка и интересов высшей школы.

Накопленный же запас методических знаний, навыков и т. д. важно сохранить. Немало научных работников и преподавателей нашего поколения ушли в бизнес, в результате образовался разрыв в преемственности педагогических знаний. Оставшиеся преподаватели, в основном предпенсионного возраста, в силу своего здоровья, малой зарплаты и т. п. не способны или не хотят заниматься изучением новых, меняющихся чуть ли не каждый год технологий, ведь создание любого курса — работа трудоемкая. Те же, кому по 30, не обладают достаточным опытом и необходимой методологической базой.

Итак, с одной стороны, хочется сохранить то, что знает старая гвардия, а с другой — научить молодежь. В результате и возникла идея создания Internet-университета, хотя это амбициозное название и не вполне отражает его суть. Реальная задача состоит в создании единой открытой базы лучших учебных курсов по ИТ-технологиям, которую любой вуз мог бы использовать без каких-либо специальных финансовых условий.

Примерно в то же время в чем-то схожий проект начал реализовывать Массачусетский технологический институт (MIT). Конечно, они располагают гораздо большими финансовыми возможностями для его реализации (инвестиции составили десятки миллионов долларов), однако курсы выкладываются не в едином формате, как в ИнтУИТ.ру, а в предоставленном автором виде — файлы pdf, видеолекции, презентации и т. д. Несомненно одно: подобные инициативы могут привести к полному изменению системы преподавания в мире — чем самому составлять с нуля трудоемкий курс, преподавателю достаточно адаптировать (или перевести) уже готовый, благо он имеется в Internet. Преимущество курсов ИнтУИТ.ру в том, что они выверены в соответствии с требованиями образовательной системы.

LAN: Само название «университет» предполагает фундаментальность предоставляемых знаний. Нет ли здесь противоречия с ориентацией на подготовку специалистов для рынка?

Шкред: Надо сказать, что слово «университет» в названии использовано несколько вольно, поскольку пока это даже не образовательное учреждение в том значении, в каком оно обычно понимается. Но в первую очередь мы разрабатываем именно фундаментальные курсы: 60—80 курсов призваны охватить все основополагающие дисциплины в области информационных технологий. К тому же они менее подвержены изменениям — теория реляционных баз данных не менялась с 70-х гг., здесь ничего нового не появится, и курс на соответствующую тему был бы актуален и 10 лет назад и будет востребован еще через десятилетие. Поэтому пока преобладают именно фундаментальные курсы, хотя по заказу вендоров разрабатываются курсы и по конкретным продуктам и технологиям. Как следует из рекомендаций существующих стандартов для методик преподавания ИТ, в частности Computer Curricula 2001 г. (вскоре должна выйти часть, касающаяся разработки программного обеспечения), учебные программы должны на две трети состоять из фундаментальных материалов.

LAN: Каким образом слушатели могут приобрести знания с помощью ИнтУИТ.ру?

Шкред: В настоящее время это возможно несколькими способами. Прежде всего, к курсам лекций предоставляется бесплатный доступ, а степень усвоения материала можно проверить путем тестирования (тесты позволяют проверить знания по каждой лекции и по всему курсу). Это не обучение, а самообразование, потому оно и бесплатно — никаких консультаций не предусмотрено, разве что студенты могут помочь друг другу, обмениваясь своими знаниями в конференции. Надо сказать, что далеко не каждый способен к самообразованию — по оценке психологов, всего лишь 5—7%; для остальных нужен наставник, который заставлял бы учиться. И возникающее порой недопонимание является чаще всего не следствием качества курсов (хотя оно, конечно, разное), а результатом именно неспособности к самостоятельному изучению предметов.

В прошлом году был начат пилотный проект с Новосибирским университетом. Теперь, оплатив курс, студент может получить консультации его преподавателей через Internet. Само по себе согласие НГУ на участие в этом эксперименте уникально, поскольку там никогда не было не то что дистанционного, но даже заочного и вечернего обучения. Помимо набора курсов, из которых и составлена учебная программа, мы предоставили университету специально разработанную систему образования с набором сервисов Web для оказания различных услуг (как для преподавателей, так и для студентов). Вузу оставалось только набрать студентов (к слову, весной сформирована уже вторая группа).

В этом году подобный проект планируется реализовать совместно с коммерческим вузом — Российским Новым Университетом (РосНОУ). В обоих случаях предусматривается очная сессия со сдачей экзаменов (результаты тестов через Internet учитываться не будут). Предлагаемые краткосрочные программы ориентированы на людей, у которых уже имеется высшее образование. По сути, речь идет о программах повышения квалификации и профессиональной переподготовки.

LAN: Помимо публикации в Internet курсы издаются в виде книг. Но ведь это уже другая форма образования. Какова цель издания учебников?

Шкред: Конечно, проект был бы менее затратным, если бы мы не издавали книги. Тем более что ввиду доступности всех материалов в Internet возникает закономерный вопрос: как же в таких условиях их вообще можно продавать? Надо сказать, что многие до сих пор предпочитают книги, и такие книголюбы никогда не переведутся. Кому-то неудобно читать с экрана, кто-то хотел бы иметь книгу в своей библиотеке...

Как бы то ни было, некоторые курсы в бумажном виде выходят уже во втором и даже в третьем издании. И это несмотря на то, что рынок книжной продукции перенасыщен: например, если у нас выходит курс по Java, то приходится конкурировать с сотней книг на ту же тему, причем они стоят, как правило, в два-три раза дешевле.

Тем не менее наши курсы распродаются, чему, конечно, способствует и то обстоятельство, что их приобретают учебные заведения, поскольку все издания проходят сертификацию в учебно-методических объединениях вузов и готовятся в соответствии с конкретными государственными стандартами.

LAN: В какой мере получаемые знания помогают дальнейшей карьере тех, кто изучал ваши курсы?

Шкред: Я стараюсь уходить от ответов на подобные вопросы, поскольку это в принципе трудно оценить. Конечно, если кто-то окончил Московский государственный университет или другой вуз с именем, то это будет гораздо более серьезным аргументом при приеме на работу (к тому же высшего образования мы не даем). Но знания есть знания. Если человек прочитал курсы по PHP или Java и успешно справился с тестами, то он обладает необходимыми базовыми сведениями по этим технологиям. Дальнейшее их применение зависит от него самого.

Между тем нехватка кадров — весьма острый вопрос для рынка ИТ. Так, российская компания Luxoft объявила, что готова брать в штат по 50 программистов в неделю! Впрочем, это характерно не только для нашей страны. У занимающейся оффшорным программированием белорусской компании EPAM Systems в прошлом году штат увеличился более чем на 500 человек, а потребность в новых кадрах все растет. Вместе с тем, каждый год в Белоруссии выпускается всего около 2 тыс. программистов, причем часть из них распределяется по государственным учреждениям. То есть брать сотрудников неоткуда. Перед приемом же на работу потенциальный кандидат проходит проверку, переобучение и т. д. В этой ситуации в качестве предварительного этапа обучения и отбора вполне могут использоваться результаты тестов по соответствующим курсам ИнтУИТ.ру (при необходимости их можно разработать с нуля или адаптировать уже имеющиеся). Не надо тратить ни времени, ни денег на обучение и проверку знаний.

Подобное корпоративное использование вполне возможно, но интерес к такого рода программам пока невелик. Многие предпочитают переманивать сотрудников у конкурентов, что, впрочем, становится делать все труднее, поскольку стоимость уже подготовленного специалиста постоянно растет. В результате некоторые предпочитать готовить нужные кадры собственными силами, чем платить опытному программисту 1500—2000 долларов, пусть даже это оборачивается текучкой, когда, набравшись опыта, сотрудники уходят на более высокооплачиваемую работу в другие компании. При таком подходе возникает потребность в формализации внутрикорпоративного обучения с целью сокращения издержек. И здесь проекты дистанционного образования оказываются весьма выгодны.

Проблема нехватки кадров будет только обостряться. С одной стороны, из-за падения рождаемости в начале 90-х гг. высшая школа станет выпускать все меньше и меньше нужных рынку специалистов. С другой — роль информационных технологий только растет. Последнее обстоятельство усугубляется тем, что технологии усложняются и меняются слишком часто. В целом народное хозяйство ожидает дефицит специалистов. Единственный способ их получить — переучивать уже имеющихся, поскольку приток новых кадров будет уменьшаться. И как же это сделать? Ведь их нельзя на долгое время выдергивать из процесса производства. Оптимальный выход — дистанционное образование и другие подобные проекты.

LAN: Каков типовой портрет изучающего курсы ИнтУИТ.ру?

Шкред: В первую очередь, конечно, это — студенты, которым не достает того, чему учат в вузах. Иногда им просто настоятельно рекомендуется изучение разработанных нами курсов, причем результаты теста принимаются в качестве зачета или экзамена либо повышают оценку на один-два балла. И таких примеров достаточно много.

Впрочем, дать какие-то персональные характеристики непросто. Во всяком случае, возвращаясь к предыдущему вопросу, как правило, цель получения дополнительных знаний — отнюдь не в повышении своего статуса в корпоративной иерархии. Мотивы другие — скорее, внутренняя необходимость в дополнительных знаниях. Если же опираться только на статистические данные, то это молодой человек в возрасте от 18 до 25 лет с высшим или незаконченным высшим техническим образованием, работающий в сфере ИТ.

Как показывает статистика, каждый день на курсы записывается 150—200 человек. Примерно 20% от этого количества сдает заключительные тесты. Всего же за два года зарегистрировалось свыше 70 тыс. человек. С ростом числа предлагаемых к изучению курсов увеличивается процент успешно их завершивших, поскольку люди могут найти то, что им нужно.

У нас накопилась уникальная база данных о людях, у которых есть тяга к самообразованию.

LAN: Среди обучающихся немало зарубежных студентов — по статистике, около половины...

Шкред: Каких-то специальных мероприятий по привлечению зарубежных студентов мы не проводим, нет и различий между «нашими» и «ненашими». Как-то по приглашению фонда Сороса мне удалось побывать в бывших среднеазиатских республиках. В Узбекистане я разговаривал с двумя преподавательницами, которые использовали курсы ИнтУИТ.ру для проведения семинаров. Вообще, уникальная особенность проекта — его открытость, именно она привлекает людей, тем более что в нашем сознании Internet и образование — вещи совершенно бесплатные.

LAN: Какие курсы пользуются наибольшим спросом?

Шкред: Самые простые, прежде всего по программированию — HTML, CGI, JavaScript и проч. На этом фоне весьма показателен высокий спрос на курсы по информационной безопасности. Так, на курс В. А. Галатенко зарегистрировались свыше 11,5 тыс. человек, а окончили почти 1,5 тыс. Любопытно, что он пользуется большой популярностью среди китайцев, знающих русский язык, — периодически на него записывается одна-две группы студентов по 20 человек из Китая. В принципе, всю статистику по курсам — сколько человек зарегистрировалось, сколько окончило, с какими оценками — можно просмотреть на нашем сайте http://www.intuit.ru, но при определении популярности курса надо учитывать, что все они появились в разное время.

LAN: Каких наиболее существенных результатов удалось достигнуть за время существования Internet-университета?

Шкред: Университет существует всего два года. Между тем при предварительном планировании начальный этап становления университета был рассчитан на три года — за это время предполагается подготовить фундаментальную часть курсов, по крайней мере 80% из них. Поэтому сейчас говорить о результатах несколько преждевременно.

Между тем цифры говорят сами за себя — почти 8 тыс. человек закончили хотя бы один курс. Такое количество слушателей на курсах повышения квалификации не смог бы подготовить ни один вуз. Что касается самих учебных курсов, то их уже насчитывается около 40, к концу года появится еще 20—30. Самое же главное достижение: об этом проекте узнал не только рынок, но и вузы, которые стали активно привлекать наши курсы для обучения — в той или иной степени они используются в очном обучении более чем в 50 учебных заведениях.

Дистанционная система образования ближе к традиционной американской модели, когда студенту предлагается изучить материал самостоятельно, а с преподавателем он обсуждает лишь непонятные разделы. Следуя ее принципам, преподаватель может предложить студентам прочитать лекции из наших курсов, чтобы на семинарах предметно обсудить практические примеры реализации, использования и т. п. Это способствует повышению самостоятельности и активности студентов в изучении преподаваемых дисциплин.

LAN: Какие технологии и методы дистанционного образования представляются Вам наиболее перспективными?

Шкред: Ситуация с дистанционным образованием неоднозначна из-за того, что появилось много специалистов, технологий, методологий, стандартов и проч. В стандартах описывается несколько десятков предоставляемых сервисов и, например, более 15 способов тестирования знаний, которые может предоставлять сервер системы дистанционного образования (Learning Management System, LMS). Но, как показывает практика, реально применяются всего несколько.

Сайт «ИнтУИТ.ру» разрабатывался по сути с нуля в соответствии с нашими собственными идеями и лекалами, при этом было реализовано около 70% описанных в стандартах сервисов. По прошествии некоторого времени большую их часть мы закрыли, поскольку нет смысла поддерживать сервис для одного-двух пользователей, которые к тому же прибегают к ним крайне редко. Поэтому коммерческие системы дистанционного образования, как правило, грешат избыточностью и сложностью.

Дистанционным образованием также называют методологию «говорящей головы», когда студенты в реальном времени смотрят видеотрансляцию выступления преподавателя. На мой взгляд, она не соответствует самим принципам дистанционного образования — помимо несовпадения по месту должно обеспечиваться несовпадение по времени, т. е. человек должен иметь возможность получать знания, когда это для него удобно — другими словами, дистанция должна соблюдаться не только в расстоянии, но и во времени. Не говоря уже о том, что реализация подобных технологий очень дорога.

При решении задачи корпоративного обучения нужно по минимуму использовать сложные системы, поскольку они не только дороги в отношении как начальных затрат, так и последующей эксплуатации, но и, что главное, совсем не дешевы с точки зрения подготовки контента для них. К тому же, ввиду мотивированности обучающегося, дополнительные средства мультимедиа не нужны, они оправдывают себя, когда требуется удержать внимание, например при обучении детей. Дистанционное образование ориентировано на взрослое поколение, поэтому вполне можно обойтись без всяких бантиков.

LAN: Если исходить из того, что только 5—7% способны к самообразованию, то получается, что дистанционное образование — это образование для избранных?

Шкред: Не совсем так, названная цифра примерно соотносится с долей людей, имеющих высшее образование. Причем я имею в виду «серьезное» высшее образование — студент вуза туристического бизнеса никаких научных знаний не получает. К тому же в России складывается парадоксальная ситуация: сейчас насчитывается свыше 2 тыс. вузов (вместе с филиалами), в то время как в Советском Союзе эта цифра не превышала 800. Ясно, что достойного образования многие из них дать не могут.

LAN: Информационные технологии быстро меняются. В какой мере курсы отслеживают изменение ситуации?

Шкред: Повторюсь: мы развиваем фундаментальную часть курсов, поскольку она меньше подвержена изменениям. С переходом на описание конкретных технологий эту задачу придется решать. Правда, уже сейчас понятно, что только собственными силами нам не справиться, поскольку постоянная адаптация курсов требует немалых затрат. Для сравнения — разработка одного фундаментального курса стоит от 5 до 10 тыс. долларов, и на его обкатку уходит достаточно много времени. В случае же технологических курсов в целях повышения оперативности их необходимо готовить за существенно меньший срок, на что понадобятся совсем другие деньги. Без сотрудничества с поставщиком конкретной технологии здесь не обойтись — удастся ли это, пока не ясно.

LAN: Каким Вы видите Университет в идеальном случае, если бы все задуманное удалось реализовать?

Шкред: В конечном итоге помимо виртуальной части хочется организовать реальное обучение. С одной стороны, проект должен объединять обе формы, а с другой — обеспечивать полноту охвата информационных технологий (по крайней мере в области базового образования).

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями