Дмитрий Бызов:  «Сегодня, когда начинаешь общаться с людьми,  то понимаешь, что все они прибегают к облачным сервисам»

Компания «Манго Телеком», которая осенью 2014 года перешла на англоязычный бренд Mango Office, — провайдер облачных коммуникационных сервисов, изначально рассчитанных на поддержку бизнеса небольших организаций. Компания осваивает новые рынки и масштабирует программные решения, предоставляемые по модели SaaS. Дмитрий Бызов, генеральный директор Mango Office, рассказал Computerworld о работе компании и ее дальнейших планах.

— Что происходит сегодня в том сегменте рынка облачных сервисов, где вы работаете?

Ситуация на рынке облачных сервисов заметно изменилась в лучшую сторону. Если еще полтора-два года назад было много рассуждений об их жизнеспособности, то теперь с уверенностью можно сказать, что применение облачных сервисов становится повседневной реальностью. Сегодня, когда начинаешь общаться с людьми, понимаешь, что все они прибегают к облачным сервисам. Думаю, скоро облака проникнут во все сегменты российской экономики.

В апреле мы вышли на исторический максимум продаж, но в мае, как отмечают также многие сервис-провайдеры, активность рынка снизилась. Тем не менее уже в октябре мы превысили показатели прошлого года, а в ноябре превзойдем результаты апреля. В целом число клиентов растет, а уже существующие клиенты увеличивают потребление облачных сервисов. Заметен растущий интерес к сервисам Mango Office в регионах, где их потребителями становятся более крупные, чем в Москве, компании, включая филиалы банков и розничные сети. Начиная работу в новых городах, мы планируем выход на безубыточный бизнес за время, не превышающее 25 месяцев, но реально опережаем этот показатель.

— Как вы оцениваете конкурентную среду? Ведь крупные российские операторы предлагают такие же, как вы, сервисы, более того — сопровождая их разнообразными пакетированными предложениями?

Мы с самого начала понимали, что выходим на рынок, где многие игроки обладают значительными ресурсами разработки, маркетинга и продвижения своих сервисов. Поэтому создали виртуальную АТС, не только соответствующую по функциональности лучшим аппаратным моделям, но, в отличие и от них и от других облачных предложений, обладающую встроенными средствами аналитики и поддержки принятия решений. Наша виртуальная АТС является фактически инструментом поддержки бизнеса, она предоставляет данные по статистике входящих звонков и формирует отчеты, то есть позволяет получить «срезы» определенных параметров работы предприятий.

Развитием этой концепции стало создание облачной системы CRM, которую мы интегрировали с телефонией, чтобы фиксировать все входящие звонки и исключить влияние некорректных действий персонала. В свою очередь, наш облачный центр обработки вызовов позволяет контролировать и корректировать обработку звонков в режиме реального времени, учитывая специфику и используя все ресурсы конкретного предприятия. Традиционно контактные центры воспринимаются как инструмент крупных компаний, мы же разработали решение для небольших организаций, где телефон — основное средство взаимодействия с клиентами. Оптимизация и оперативное изменение правил маршрутизации звонков позволяют максимально быстро «дотянуть клиента» до нужного специалиста, помогают повысить продажи на десятки процентов.

Крупные же операторы, включая «большую тройку», сосредоточены в основном на телекоммуникационных функциях своих виртуальных продуктов.

— Чтобы создавать облачные сервисы, вы должны иметь коллектив высококвалифицированных разработчиков программных продуктов…

Без малого 50 наших программистов работают в Москве и почти 40 — в Минске. В Белоруссии стало намного труднее набирать специалистов: там многие занимаются офшорным программированием, приходится конкурировать с западными компаниями. У нас имеются планы создать еще один центр разработки в России, а затем, возможно, проводить внутренние тендеры при размещении заданий.

Одна из серьезных задач, над которой мы сегодня работаем, — создание единых версий продуктов, которые можно было бы использовать и в России, и за рубежом. Чтобы в рамках одной версии иметь возможность учесть требования регуляторов, специфику бухучета, взаимодействие с платежными системами и другие особенности местных рынков.

— В конце прошлого года, когда одним из акционеров компании стал инвестиционный фонд Intel Capital, вы объявили о планах выхода на зарубежные рынки. Как реализуются эти планы?

В Германии получена лицензия на оказание услуг связи, которая действует в большинстве стран ЕС, выбран ЦОД во Франкфурте для размещения оборудования европейского узла, зарегистрирована торговая марка. Уже выбран офис, есть руководитель европейского бизнеса. В декабре начинается его стажировка в Москве, а также будет устанавливаться оборудование в ЦОД.

— В Европе все идет гладко или есть проблемы, особенно сегодня? Есть ли отличия от работы в России?

Если говорить о клиентах, то основное отличие — в их информированности. В России приходится объяснять, что могут дать облачные сервисы, а в Германии интересуются в основном нюансами. Проблемы возникают, но совсем не там, где мы их ждем. К примеру, заметно затянулась процедура оплаты закупленных для узла продуктов, так как в банке тщательно проверяли источник поступления денег, цели, на которые они будут расходоваться, и потребовали подробный бизнес-план. Нам пояснили, что это напрямую не связано с санкциями, так как подобная процедура характерна для всех транзакций из стран, не входящих в ЕС. Когда же в банке узнали о финансировании проекта из Intel Capital, то все значительно упростилось. В то же время не советовали ссылаться на Intel в разговорах с потенциальными подписчиками, так как сотрудничество с американскими технологическими компаниями вызывает определенную настороженность в связи с последними скандалами о прослушках. В общем, везде своя специфика.

— Осенью в компании «Манго Телеком» провели ребреднинг и изменили название на Mango Office. Чем это вызвано?

Новый корпоративный бренд теперь совпадает с названием семейства облачных продуктов — Mango Office, которое мы выносим на первый план, чтобы подчеркнуть значимость программного бизнеса в нашей работе и SaaS-сервисов на его основе. Правильное позиционирование бизнеса очень важно и при выходе на европейский рынок, а также при продвижении в российские регионы, в субмиллионники и еще меньшие города. Там экономически нецелесообразно создавать собственные узлы, а выгоднее заключать договоры с местными операторами связи, и слово «телеком» может лишь вызвать у них лишние вопросы. Название Mango Office отражает также реальное положение дел: облачные сервисы формируют постоянно растущую долю доходов — треть в прошлом году, 45% сегодня, в дальнейшем — еще больше.

— С чем компания подходит к концу года?

Доход вплотную приближается к миллиарду рублей, тогда как в прошлом году составлял 720 млн. Если говорить о планах, то в них очень важную роль играет наша региональная программа, увеличение в 2015 году числа городов присутствия с 13 до 20. Не менее значимым является развитие SaaS-продуктов, мы намерены масштабировать все решения, чтобы они соответствовали запросам использующих их растущих компаний. Планируем также разработку решений для вертикальных рынков. Кроме того, ожидаем, что в связи с импортозамещением повысится спрос на замену зарубежных УАТС и виртуальные АТС будут интегрироваться с аппаратными или заменять их. Нам же в свою очередь необходимо постоянно повышать эффективность бизнеса и улучшать показатели деятельности компании.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF