Юрий Гиттик: «Фактически речь идет о переходе к новой архитектуре сети, к новым операционным принципам»

Виртуализация сетевых функций (Network Functions Virtualization) может быть полезной для совершенствования корпоративных сервисов операторов связи. Эта тема активно обсуждалась в ходе Третьего Международного Ethernet-форума в Москве. О перспективах и практическом значении NFV в интервью Computerworld Россия рассказал Юрий Гиттик, руководитель отдела стратегического развития и инноваций компании RAD.

— Группа специалистов при European Telecommunications Standards Institute работает над стандартизацией NFV. На каком этапе находится этот процесс?

Процесс стандартизации NFV отличается от стандартизации какой-то определенной технологии или сетевого протокола. Группа ETSI Industry Specification Group разрабатывает базовые принципы и подходы к виртуализации сетевых функций. На их основе затем строятся детальные стандарты. Нужно учитывать, что главным двигателем NFV является стремление операторов перейти к открытым и гибким решениям, уйти от привязки к оборудованию конкретного вендора. Поэтому в процессе формирования базовых подходов большое внимание уделяется стратегии Open Source, а она в определенном смысле предлагает альтернативу стандартизации. И общий вектор развития направлен на создание такой архитектуры NFV, которая раскроет потенциал открытого ПО, стеков открытых протоколов. Несколько месяцев назад в тесном партнерстве с ISG был инициирован новый открытый проект, OPNFV, цель которого — ускорение развития NFV на базе интегрированной платформы. Идет процесс, в котором общие наработки становятся стандартом де-факто. И если ETSI ISG не разрабатывает конкретные стандарты для NFV, то участвует в выработке принципов реализации данной концепции. Одновременно крупные операторы (например, Telefonica, Deutsche Telekom, AT&T) начинают перестраивать свои инфраструктуры в соответствии с этими принципами, тестируя NFV. Так и рождается стандарт.

— Какова сейчас роль производителей оборудования в этом процессе? Изначально его активными участниками были именно операторы.

Операторы играют в этом процессе ведущую роль. Производители оборудования, с одной стороны, понимают некоторую опасность NFV для себя, но вместе с тем видят и огромные новые возможности, поэтому они не остаются в стороне. Многие производители активно участвуют в работе ISG и других связанных проектах, предлагают операторам свои экспериментальные решения для перехода к NFV.

— При переходе к NFV операторы заменяют специализированное сетевое оборудование на стандартные серверы с программным обеспечением, выполняющим прежние функции. Что это меняет?

NFV следует воспринимать не как технологию, а как методологию и организационный подход. Фактически речь идет о переходе к новой архитектуре сети, к новым операционным принципам. Банальная замена коробочного оборудования на серверы станет эмуляцией (а точнее — профанацией) внедрения NFV; такие попытки обречены на провал. В действительности все процедуры, связанные с виртуализацией сетевых функций, нетривиальны, и они в корне меняют сложившиеся стереотипы о строительстве и функционировании операторских сетей.

— Операторы в попытке освободиться от жесткой привязки к решениям производителей стали продвигать NFV. С другой стороны, они консервативны в своих взглядах на формирование сетевой инфраструктуры. Как им разрешить это противоречие?

Это очень серьезное противоречие. Но такой консерватизм — не просто во взглядах, но в сложившихся практиках, организационных структурах операторов. Укоренившиеся представления о подходах к построению инфраструктуры выражаются не только во мнениях людей, но и в организационной структуре компаний связи, и даже в структуре рынка телекоммуникационных продуктов. Традиционно в компаниях существуют подразделения по продажам, по продвижению продуктов, маркетингу и т. д. Теперь же нужно разрушить эту жесткую — и уже неэффективную конструкцию. Для этого нужна решимость высшего руководства компаний. И уже создаются островки новых решений и структур, принципы DevOps приходят из мира стартапов к операторам. Потому что переход к NFV — не просто вопрос внедрения новой технологии в рамках сложившейся организационной структуры. Это вопрос перехода к новой парадигме телекоммуникационного бизнеса. Открывая проблематику NFV (и SDN), мы обнаруживаем целый комплекс организационных и экономических проблем, которые придется решать и операторам, и поставщикам решений. Очень важно, чтобы при этом был открыт не ящик Пандоры, а сундук с сокровищами.

— Как именно NFV может помочь операторам полнее удовлетворить потребности своих бизнес-клиентов?

Клиенты в некотором смысле избалованы. С одной стороны, они видят, как работают услуги на основе Интернета, — в нем можно быстро найти любые сервисы и ресурсы. С другой стороны, они хотели бы получать услуги по требованию, оплачивая только то, что им нужно. Формируется новая культура потребления сетевых сервисов, а традиционные операторы ей не соответствуют. Эту нишу сейчас активно заполняют поставщики наложенных сервисов (Over The Top, OTT). Традиционные игроки должны взбодриться и стать адекватными современной ментальности своих бизнес-клиентов; в противном случае у них нет будущего.

— Какую роль в этом играет виртуализация?

Виртуализация сетевых функций помогает операторам превратиться из компаний, ориентированных на построение каналов связи и сетей, в сервис-ориентированных участников рынка. Как только у них появятся возможности легко создавать новые сервисы, оперативно собирать их в пакеты, автоматизировать процессы программного конфигурирования сервисов, а не просто сетей, операторы смогут удовлетворить актуальные запросы корпоративных клиентов. Но все это возможно только в рамках концепций NFV и SDN.

— Инфраструктура универсальных операторов, предоставляющих широкий набор сервисов, очень сложна. Где NFV может дать скорейший и наибольший эффект?

Потенциал больше там, где есть потребность в динамичном управлении сервисами. А там, где сервисы остаются статичными, особой необходимости переходить к NFV нет. Планируя переход к виртуализации, нужно четко определить, как именно и в каких сетевых сегментах будет происходить этот переход. Ответ на вопрос о том, с чего начать, зависит от множества факторов, характерных для деятельности каждого оператора. Но стартовать лучше с тестовых зон, с создания лабораторий и пилотных проектов. С тем чтобы «засучить рукава», получить новый опыт — опыт, который нельзя почерпнуть на страницах специальных журналов и из разговоров с другими операторами.

— Разумно ли перенести концепцию NFV с операторского рынка на сети распределенных предприятий? Они ведь тоже пытаются построить сервисную инфраструктуру в облаке…

Думаю, NFV будет в целом воспринята в корпоративной среде как основа для предоставления внутренних ИТ-услуг. Но велика вероятность, что операторы постараются занять эту нишу, предоставив сложные и гибкие сервисы крупным клиентам из своего облака. Операторам, для которых организация таких сервисов и есть основной бизнес, будет проще реализовать преимущества NFV, чем корпорациям, сфокусированным на своих задачах, далеких от телекоммуникаций. Впрочем, в этой области наряду с типичными и рациональными подходами будут появляться и уникальные корпоративные проекты, где концепция NFV покажет свою продуктивность.

— Можно ли уже заглянуть за горизонт NFV?

Поезд только что отошел от исходной станции, и много изменений — и неожиданностей — встретится на его пути. Предстоит очень много работать над развитием NFV, прорабатывать подходы к реализации концепции, решать экономические и методические вопросы. Полагаю, реальное внедрение идей виртуализации сетевых функций начнется через два-три года.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF