Набор международных стандартов, определяющих правила обмена информацией в медицине, известен разработчикам медицинских информационных систем (МИС) и производителям медицинского оборудования. Однако интеграция медицинской информации по-прежнему является сложнейшей проблемой информатизации здравоохранения. Интеграции требуют данные, справочники, процессы в клиниках, интерфейсы медицинских систем и приборов.

Разнообразие как проблема

Медицинская информация представляет собой сложную совокупность данных — текстовых, цифровых, графических. Чтобы успешно синхронизировать эти данные, нужно не просто передавать их по протоколам, но и преобразовывать из вида, принятого в одной системе, в вид, принятый в другой, и обратно, рассказал Михаил Плисс, менеджер по работе с заказчиками госсектора Oracle СНГ. «Ученые, медики и практики договорились о стандартах обмена информацией, но разнообразие стандартов хранения и представления медицинской информации каждый раз вынуждает писать уникальные программы по преобразованию информации из разных форматов хранения в согласованные стандарты передачи, что делает задачу трудоемкой», — сказал он.

Вторая сложность, по его словам, состоит в многообразии бизнес-процессов в клиниках и разных уровнях детализации медицинской информации. Например, у офтальмологов есть свое расширение справочника МКБ-10, подробно описывающее нюансы патологий зрения, но в обычной поликлинике такая информация избыточна, поэтому информационные системы не приспособлены для ее хранения. В скоропомощных и военных госпиталях на одну операцию могут быть назначены две операционные бригады: одна занимается ожогами, вторая вынимает пулю. Однако в МИС обычных больниц не закладывают возможность назначения второй бригады. В наркологических клиниках есть групповые процедуры на несколько пациентов, но в базовом функционале большинства оте­чественных МИС такой опции нет.

«При попытке интеграции приходится описывать правила интеграции медицинских процессов в разных клиниках. Пока эти процессы плохо стандартизированы, поэтому интеграция до сих пор — больше искусство, чем наука», — полагает Плисс. По его мнению, Россия могла бы серьезно сократить затраты и время на интеграцию путем принятия сообществом врачей единых стандартов на часть процессов оказания медицинской помощи и медицинских услуг. Для этого надо выработать собственные или заимствовать международные стандарты.

Три вопроса

Программа модернизации здравоохранения сдвинула с мертвой точки информатизацию отрасли в российских регионах. Однако медицинских организаций, где внедрение МИС охватило весь лечебно-диагностический процесс, не так много, как хотелось бы, заметила Татьяна Зарубина, завкафедрой медицинской кибернетики и информатики РНИМУ и президент HL7 Russia.

Острота проблемы интеграции сохраняется, так как до сих пор не решены полностью базовые вопросы: чем обмениваться, как кодировать и каким требованиям по передаваемой информации должны удовлетворять МИС лечебных учреждений и сами протоколы обмена?

Поскольку решено обмениваться cтруктурированными электронными медицинскими документами (СЭМД), нужны их перечень и утвержденная структура каждого документа. «Это большой и сложный вопрос, в решении которого необходимо учитывать совокупность мнений как клиницистов, так и специалистов в области медицинской информатики», — подчеркивает Зарубина.

Создание или «доведение до ума» справочников по каждому клиническому параметру тоже означает серьезный объем работы, требующий учета всего мирового опыта. «С каким уровнем проработки каждого поля (параметра) положишь его в хранилище, с таким и достанешь», — напоминает Зарубина. «За кадром» в этой работе остаются не локализованные пока терминологические базы SNOMED CT, LOINC и многое другое. И наконец, протоколы обмена, как и СЭМД, и справочники надо уметь разрабатывать. В этом плане надежды Зарубиной связаны с российским филиалом HL7, важнейшим направлением деятельности которого в ближайшее время станет обучение международным стандартам. По ее словам, первый опыт такого обучения уже есть.

Недостаток успеха

Как нельзя стать хорошим хирургом без практики, так и интеграцией нельзя заниматься в теории, понимая только, как это должно быть в идеальных условиях, отмечает Виктория Сапрыкина, главный специалист Института хирургии им. А. В. Вишневского. «А практики информатизации в нашей медицине нет, слабые потуги подойти к ней системно начались всего пару лет назад», — говорит она. При этом системность автоматизации на региональном уровне изначально заключалась в общем обозначении цели, без четких, структурированных методических указаний по архитектуре, методологии, правилам и протоколам. В итоге получился «зоопарк» решений, которые позволяют в лучшем случае работать локально и выгружать данные. Отдельные региональные решения стали попыткой создать единое пространство, но в большинстве случаев перехода МИС на следующий уровень не произошло. И в этом виноваты не только разработчики, но и заказчики, считает Сапрыкина.

Для использования современных протоколов обмена медицинской информацией требуется соответствующая техническая база и программное обеспечение. «Обычно в лечебных учреждениях существуют более актуальные статьи расходов, и нужно серьезное обоснование необходимости финансирования интеграционных проектов», — заметил Андрей Рудзянский, начальник службы ИТ, телекоммуникаций и связи Центральной клинической больницы гражданской авиации. Кроме того, по его словам, врачи неохотно воспринимают любые нововведения как в силу консерватизма, присущего их профессии, так и из-за необходимости выполнения дополнительных действий и лимитированного времени приема пациента.

Медицина — весьма специфичная отрасль с вековыми традициями и нежеланием менять эти традиции, несмотря на то что изменения продиктованы временем, отметила Сапрыкина. В то же время практически все медучреждения используют системы бухгалтерского и кадрового учета, и их необходимость не вызывает сомнений. Кроме того, в мед­учреждениях обычно работает несколько разнородных систем автоматизации лечебной деятельности, чаще по отделениям, и электронное расписание. Системы, разработанные до «команды свыше», обычно в лучшем случае основаны на базовых принципах построения отдельных систем без учета отраслевых стандартов и цели создания единого информационного пространства. Поэтому сохраняется и двойной ввод данных, и предоставление отчетов на бумажных носителях с последующим «перебиванием» цифр, и невозможность подсчитать реальные затраты на лечение, не подгоняя их под цифры бухгалтерии. А ведь именно эти проблемы и должно решить единое информационное пространство, созданное путем интеграции разнородных систем с использованием специальных инструментов — интеграционных платформ.

Велосипед изобрести проще?

Перед интеграторами часто стоит нелегкая задача не только объединить программные решения на различных платформах, но и «заставить» производителя доработать систему до возможности выгрузки и получения данных.

«Большинство систем, представленных на рынке, не имеют полноценной поддержки международных стандартов, в частности HL7 или IHE», — отметил Владимир Островский, руководитель проектов по МИС компании InterSystems. По его словам, некоторые системы поддерживают HL7 для решения узких задач, к примеру интеграции с лабораторией. Но интеграционных систем, которые могли бы выполнить полноценный обмен демографическими, медицинскими и финансовыми данными на основе международных стандартов, практически нет. Это приводит к тому, что в России почти каждый проект по интеграции медицинских систем превращается в попытку заново изобрести «простой» вариант интеграционного протокола. В этом случае от использования международных стандартов отказываются, так как доработать интегрируемые системы для работы по стандартным международным протоколам значительно сложнее, чем придумать «простой» метод обмена между двумя системами.

К счастью, в последние годы ситуация начала меняться. Появление стандартов HL7 и IHE в требованиях по интеграции в рамках Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ) стимулирует российских разработчиков использовать их в своих продуктах, отметил Островский.

«Международные стандарты пришли к нам не так давно, поэтому системы, разрабатывавшиеся в стране ранее, им зачастую не соответствуют. Такие системы устанавливались и эксплуатировались там, где соответствие стандартам не было критичным», — заметил Николай Зезюлинский, директор по развитию бизнеса компании ФОРС. По его словам, большинство международных стандартов слабо отвечают российским реалиям, исключение составляет лишь HL7 для лабораторного оборудования. В результате каждый разработчик по-своему трактует требования стандарта и применяет его на практике.

«Выход только один — создание на основе существующих международных стандартов единого российского стандарта с детальным описанием требований и исключением возможности разночтений», — считает Зезюлинский.

Не забыть про приборы

Большинство существующих в России и за рубежом МИС исторически выросли из управлеческих систем (документооборота, учета материальных средств), перед разработчиками которых не ставили задач интегрировать информацию, поступающую с медицинской аппаратуры. Как рассказал Владимир Казинов, гендиректор DiViSy Group, сейчас такие задачи ставятся, например, страховыми организациями для протоколирования всех медицинских манипуляций с пациентом. Но пока нет общей концепции в постановке таких задач, а потому не выработана стратегия, по которой медицинские клинические протоколы были бы дополнены документированием всех медицинских манипуляций, дистанционным доступом и регламентами их хранения в ЭМК/МИС для последующего анализа. «Как только это появится, интеграция автоматически станет неотъемлемой частью клинического процесса», — уверен Казинов.

С развитием ЕГИСЗ стала актуальной еще одна интеграционная задача — обеспечение совместной работы медицинского оборудования и МИС, размещенной в облаке. «Пока надежных решений с такой функциональностью нет», — отметил Зезюлинский.

По мнению Казинова, интеграция с МИС не является сложной проблемой, это обычный технический вопрос, но для его решения нужны усилия обеих сторон. Опыт Великобритании, затратившей огромные средства на попытку создать единую МИС для различных медучреждений и получившей отрицательный результат, очень показателен. «Они прекратили этот сизифов труд и обязали производителей МИС, РИС, PACS, ЛИС, медицинских приборов и инженерных систем для здравоохранения строить мосты между собой. Это во много раз дешевле. Нам надо идти этим же путем», — сказал Казинов.

Интеграция медицинской информации в масштабах страны не может быть произведена быстро, и ни одна страна мира в полном объеме эту задачу еще не решила. Однако, по мнению Зарубиной, при наличии необходимых ресурсов, их целевом использовании и учете уже имеющегося опыта «критическая масса» в решении этой проблемы в России может быть достигнута за пять-семь лет. Первые шаги уже сделаны. «Важно дальше идти системно и продуманно, шаг за шагом, каждый год получая конкретные результаты и отвечая за них», — сказала Зарубина.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF