Даже сценарий «полномасштабного развития отрасли по всем направлениям» аналитики Frost & Sullivan увязывают преимущественно с прогрессом в специальных секторах

В конце апреля Министерство промышленности и торговли представило стратегию развития радиоэлектронной промышленности России до 2030 года. Ее обсуждение стало центральной темой конференции «Формирование российской индустрии микроэлектроники», проводившейся в рамках Semicon Russia 2014.

 

Стратегия включает в себя меры по поддержке экспорта, финансовые инструменты (субсидирование ставок, государственные гарантии), создание профильных научно-технологических центров по микроэлектронике, телекоммуникациям, радиолокации и т.?д. Со временем, как предполагается, доля государства в инвестировании исследовательских и опытно-конструкторских работ сократится с 50% до 15%. А государственные средства будут направлены в первую очередь на базовые технологии, важные для развития указанных сегментов, но слишком капиталоемкие или рискованные для отдельных предприятий. Еще одна сфера применения сил государства — подготовка кадрового резерва.

 

В программу заложено четыре сценария развития отечественной электроники. Даже в пессимистичном прогнозируется рост объема производства от 238 млрд руб. в 2011 году до 780 млрд в 2030-м. В консервативном сценарии объем отрасли составит 1112 млрд в базовом — 1581 млрд и в «инновационном» — 3128 млрд. Попутно вырастут выручка на человека в год (в 11 раз), доля на внутреннем рынке в приоритетных сегментах (с 28 до 43%) и доля на мировом рынке — с 0,6 до 1,1%.

 

Представляя стратегию, Алена Фомина, генеральный директор «ЦНИИ «Электроника», особо отметила вовлеченность в ее создание высшего руководства страны, в том числе вице-премьера Дмитрия Рогозина. Интерес последнего, являющегося также главой ряда структур с «военным» уклоном (Военно-промышленная комиссия, Морская коллегия, Государственная пограничная комиссия, Комиссия по экспортному контролю), может быть вызван тем, что приоритетными сегментами были названы профессиональная и специальная, то есть, по большому счету, «оборонная» электроника, составляющие у нас более половины всего рынка.

 

Причем в области специальной электроники должно быть налажено производство ключевого оборудования, а не только жизненно важных материалов, недоступных в критических ситуациях. В сфере же потребительской электроники, как полагают создатели программы, справятся и местные предприятия зарубежных вендоров. Для того чтобы сражаться на этом рынке, нам недостает дешевой рабочей силы, да и вход на него значительно «дороже» — особенно если пробиваться на мировой.

 

Впрочем, принятая модель развития электроники все равно была названа «комплексной», хотя и «с фокусом на профессиональных сегментах».

 

О санкциях, грозящих российской экономике в связи с украинскими событиями, на конференции упоминалось, но в целом эта тема не слишком педалировалась. Во-первых, оборонную электронику государство будет поддерживать при любых санкциях, и, более того, именно санкции покажут, насколько важно самообеспечение ключевых отраслей.

 

Во-вторых, есть факторы, более прямо влияющие на объем отечественного рынка электроники. На графике, представленном Алексеем Волостновым, директором Frost & Sullivan по развитию бизнеса в России, было отчетливо видно, что динамика российского рынка электроники с 2002 по 2012 год точно повторяла динамику цен на нефть. Так что среднегодовые темпы роста в 15% на этом промежутке времени — отнюдь не достижение одних «электронщиков».

 

Объяснить такую зависимость может то, что продукция военного и спецназначения, по оценке аналитиков Frost & Sullivan, составляет более чем 40% объема всего российского рынка электронных компонентов, оцененного в 2012 году в 2,5 млрд долл. (при этом лишь 27% компонентов — отечественные). Живет этот сегмент на государственные деньги, которые в немалой степени берутся из «трубы».

 

У Frost & Sullivan тоже четыре сценария развития российской электроники, правда до 2025 года, так что с «государственным» прогнозом напрямую их изыскания не сравнить. Результирующий рынок микроэлектроники составит, по их оценкам, от 3,6 млрд долл. (базовый сценарий), до 7,2 млрд долл. («агрессивный» сценарий). Для сравнения, мировой рынок электроники, в 2013 году составлявший 318 млрд долл., к 2025-му, по оценке Frost & Sullivan, достигнет 1 трлн.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF