Михаил Краснов, Verysell
МИХАИЛ КРАСНОВ: «И сейчас мы ставим задачу, чтобы стратегия стала консолидированным мнением и отрасли, и, по крайней мере для начала, двух наиболее важных министерств — Минкомсвязи и Минэкономразвития»

На ежегодном собрании Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий одним из важнейших проектов АП КИТ за отчетный период назвали доклад «О мерах по развитию отрасли ИТ в Российской Федерации», вкратце именуемый «Стратегия развития ИТ-отрасли». Документ, подготовленный совместно с консалтинговой компанией McKinsey, охватывает очень широкий круг тем. О необходимости государственного внимания к развитию отрасли рассказывает Михаил Краснов, глава группы компаний Verysell, руководитель рабочей группы со стороны АП КИТ.

В чем причина создания «Стратегии»?

Это третий документ такого рода. Первый появился, когда министром был Леонид Рейман, он назывался «Концепция развития ИТ-отрасли». С него начался процесс подготовки официального документа Мин­связи «Концепция развития отрасли в 2002-2010 годах». Это был первый опыт успешного взаимодействия: все основные идеи, с которыми бизнес-сообщество пришло в министерство, вошли в завершающий документ.

Второй раз доклад по стратегии развития отрасли был подготовлен два года назад инициативной группой АП КИТ совместно с Институтом экономических стратегий. Он был ориентирован исключительно на бизнес-сообщество и создавался с целью выработать консолидированную позицию участников рынка. Подразумевалось, что он мог бы стать основой для диалога с властью, в частности с профильным министерством. Но такого не произошло.

Поэтому было принято решение повысить уровень авторитетности этой работы, нацелить ее не только на бизнес-сообщество, но в значительной степени на государство, отразить новые явления, проявившиеся в мире ИТ за последние два-три года. Мы привлекли к работе, возможно, наиболее авторитетных консультантов в этой области, компанию McKinsey, а также значительно расширили круг экспертов. Исследование было призвано убедить власти в том, что ИТ не обычная отрасль, а занимает особое место, является катализатором всех экономических и общественных процессов. Вторая задача — четко сформулировать, что должна делать власть для того, чтобы отрасль развивалась успешно в долгосрочной перспективе и в максимальной степени влияла на развитие страны в целом. Исследование было представлено в основные министерства — не только в Минкомсвязи, но и в Минэкономразвития, Минобразования, ряд других ведомств. Ну и еще одна цель — популяризация отрасли в глазах общественности.

Двадцать лет отрасль развивалась без начальственного пригляда, и, может быть, это один из залогов ее успешного развития?

С одной стороны, вы правы. Отрасль и сейчас может достаточно неплохо развиваться по инерции. С другой стороны, стране нужен прорыв в области высоких технологий, а прорывное развитие в ИТ ни в одной стране не получалось без самого серьезного участия государства. Даже в США. Если бы не было военных программ, то не было бы и никакой Кремниевой долины. Совершенно то же самое в Индии — без активной роли государства и отраслевой ассоциации индийские компании вряд ли достигли бы нынешних результатов.

Государство может сыграть очень важную роль — при условии, что оно последовательно в выработке наиболее важных решений совместно с бизнесом и общественными институтами. Если же его представители считают, что они лучше всех понимают, что надо, а что не надо отрасли, то вероятен обратный эффект.

А из первых докладов многое ли воплотилось в жизнь?

Не очень. Но тогда был такой спрос на ИТ, что никаких дополнительных мер стимулирования отрасли не требовалось. Единственное, что реализовалось из первого доклада, было подхвачено государством, — это борьба с пиратством.

А из второго доклада были восприняты многие наши инициативы в области изменений в системе высшего образования. Сейчас наше взаимопонимание с Минобром по поводу того, каких специалистов и как надо готовить, как взаимодействовать, очень хорошее.

Изменение налогового законодательства и введение льготного режима для программистских компаний тоже в какой-то степени результат совместных усилий; по крайней мере, этот вопрос ставился со стороны отрасли, а не со стороны государства.

На этот раз завершение работы над докладом совпало со сменой руководства Минкомсвязи и заметными изменениями в правительстве в целом. И половина того, что мы делали в расчете на прежний состав министерства и других ведомств, оказалась не столь актуальна. Новые руководители министерства говорят, что в правительстве хорошо понимают важность ИТ, готовы способствовать развитию отрасли и агитировать их «за советскую власть» уже не нужно.

Вопрос только в том, как именно способствовать развитию. Он пока остается открытым. Предлагаемый нами подход — формирование экосистемы — не в полной степени совпадает с действиями, которые планирует министерство. Оно больше ориентировано на отдельные мероприятия, например развитие технопарков или на поддержку технологического предпринимательства. И это очень хорошо и очень важно.

Но это воздействие только на отдельных участников рынка. Мы же говорим об отрасли в целом. И самое главное — создать среду, благоприятную для того, чтобы рождались идеи, превращались в стартапы, а стартапы — в действующие компании, чтобы была поддержка выхода на внешние рынки, чтобы работа в отрасли считалась престижной и молодежь хотела идти учиться на различные ИТ-специальности, а предприниматели — вкладывать деньги в ИТ-бизнес и т. д. То есть это комплексная задача, в ней все важно. Можно построить два десятка технопарков и не получить никакого результата.

И сейчас мы ставим задачу, чтобы «Стратегия» стала консолидированным мнением и отрасли, и, по крайней мере для начала, двух наиболее важных министерств — Минкомсвязи и Минэкономразвития. А потом мы будем добиваться, чтобы к этому мнению присоединились остальные ведомства, чья роль очень важна именно с точки зрения тех процессов, которые определяют инвестиционную динамику на пять—десять лет вперед.

В АП КИТ входят компании разные, в том числе с противоположными интересами по некоторым позициям. Всякая поддержка одних — это ущемление других. Насколько «общее мнение» было единодушным?

Те вопросы, по которым не было согласия, мы просто не включали в рассмотрение. А по поводу того, что изложено в документе, имеется абсолютно единодушное мнение не только членов АП КИТ, но и очень многих авторитетных людей, проинтервьюированных специалистами McKinsey.

Вот, например, льготы предоставляются не всем, соответственно кто-то получит некоторое преимущество...

Безусловно. Но здесь надо понимать, что различные отрасли находятся в неодинаковых конкурентных условиях. Не все отрасли являются глобальными. Наша отрасль может развиваться успешно только в том случае, если российская компания — а надо отметить, что у нас пока еще нет окончательного определения, что такое российская компания, — находится в таких налоговых условиях, что будет способна соперничать с конкурентами из Израиля, Индии, Малайзии.

Если же компания находится в заведомо невыгодных условиях, то, ее штаб-квартира уйдет туда, где налоги поменьше и государство подружелюбнее.

В РВК, например, предложили такой критерий для определения российской компании: не меньше половины сотрудников — в России, или не меньше половины сбыта — в России, или не меньше половины налогов платится в России. Где зарегистрирована штаб-квартира, не так уж важно. А уж кому принадлежит, и подавно.

Вы сказали «или, или, или». Или все-таки все три критерия между собой связаны буквой «и»?

Пока этот вопрос дискуссионный. С моей точки зрения, если компания удовлетворяет всем трем — она однозначно российская. А если только двум? Пока общей позиции по этому вопросу нет. Вопрос очень сложный и очень актуальный именно для нашей отрасти, потому что ИТ — глобальная и очень динамичная отрасль. Сегодня у компании собственность в России, завтра она перекочевала на Кипр, послезавтра еще в какую-нибудь юрисдикцию. На этот процесс не обязательно смотреть негативно, как на попытку уйти от каких-то налогов. Часто головная компания перемещается, потому что, например, это необходимо при эмиссии акций, привлечении международного капитала, подготовке к слиянию и т. д.

Поэтому наш главный тезис — вся экосистема для ведения ИТ-бизнеса в России должна быть благоприятной. Надо создать такую среду, чтобы талантливые люди хотели жить и работать в России, я считаю, что это вполне реальная задача.

Известно, что в условиях растущей конкуренции информационные технологии помогают сохранить конкурентоспособность. В «Стратегии» говорится о необходимости стимулировать информатизацию предприятий. Нет ли тут противоречия?

Все зависит от отрасли. Конечно, федеральные розничные сети не надо убеждать, что требуется внедрять информационные системы, потому что конкуренция в их секторе безумная. А в каких-то отраслях — надо. Там, где структура отрасли недостаточно конкурентна, не обязательно в монополиях, монополии — это совсем другой вопрос, с них, может быть, директивно надо требовать. Поэтому специальные усилия в российской экономике нужны. Я считаю, что льготы по налогообложению за внедрение информационных систем, возможно, какие-то штрафы за неэффективное использование ресурсов, если этого можно было было избежать при помощи систем учета, или что-то подобное было бы очень полезно.

Поговорим о привлечении молодежи в ИТ. Не кажется ли вам, что практически все технически ориентированные студенты и так попадают в ИТ-отрасль, поэтому усилия пропадут даром?

Если говорить о текущем моменте, то дефицит есть, но с ним как-то получается бороться, компании занимаются переподготовкой, где-то высвобождается рабочая сила. Но, думаю, этот дефицит будет только усиливаться. Проблема касается не только ИТ-отрасли, а вообще в целом экономики.

Очень остро стоит вопрос разумной иммиграционной политики. Как в Канаде, куда в свое время любой программист из России мог легко уехать, получить гражданство. И нам надо поощрять такого рода иммиграцию. А у нас до сих пор даже визу для специалиста получить тяжело. Не вид на жительство, а просто пригласить по контракту поработать. Это не вопрос развития одной отрасли, это вопрос политики, причем долгосрочной.

Зачем тогда агитировать «за ИТ», если отрасль и так вбирает в себя всех, кто хочет и соответствует ее требованиям?

Но ведь очень много людей, способных, но не определившихся. Чем больше таких людей пойдет учиться на айтишников или просто получать хорошее математическое образование, тем лучше.

И главное — важна не только учеба, а та среда, в которую они попадают. В Штатах университеты и исследовательские центры составляют единую экосистему. Студенты с ранних курсов начинают работать в лабораториях, они общаются с теми, кто уже работает в науке. И велика вероятность, что человек, находясь в этой среде, станет изобретателем или предпринимателем.

Предприниматели тоже нужны?

На современном ИТ-рынке России в основном доминируют компании, которые созданы 15-20 лет назад. Значит ли это, что следующая волна предпринимателей была меньше? Нет. Может, их было даже больше, но если когда-то информационные технологии были одним из наиболее интересных направлений бизнеса, то потом они потеряли былую привлекательность. Рынок стал уже достаточно зрелым, конкурентным и не обещал такого быстрого обогащения, как многие другие сферы, куда пошли таланты, — розничная торговля, недвижимость и т. д.

А технологическое предпринимательство и сегодня не просто предпринимательство. Туда идут люди, которым неинтересно заниматься нетехнологическим бизнесом. А таких очень мало. Нужно дать им понять, что у каждого есть шанс, условно говоря, стать Цукербергом.

Поэтому дело не только в людях, которые имеют хорошее техническое образование. Их тоже не хватает, но можно как-то решить эту проблему: увеличить прием на сооветствующие специальности, улучшить качество образования и т. д. А вот научить быть предпринимателем невозможно.

Если представить себе, что ваши предложения будут приняты, когда можно будет почувствовать их эффект и в чем он будет выражаться?

Я надеюсь, что через четыре-пять лет, когда АП КИТ начнет писать очередную стратегию, предложенное нами сейчас уже будет в списке решенных, а то и забытых задач. Думаю, уже в ближайшие два года произойдут очень серьезные позитивные изменения с точки зрения удобства работы в российской юрисдикции в ИТ и вообще в технологических областях.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF