ПО УТВЕРЖДЕНИЮ Дмитрия Комиссарова, любой разработчик СПО может сделать свой вклад в фонд алгоритмов и программ
ПО УТВЕРЖДЕНИЮ Дмитрия Комиссарова, любой разработчик СПО может сделать свой вклад в фонд алгоритмов и программ

Российская ассоциация свободного программного обеспечения (РАСПО) провела в начале ноября встречу с журналистами, в ходе которой Дмитрий Комиссаров, генеральный директор компании «ПингВин Софтвер», рассказал о ходе реализации проекта по созданию прототипов систем для Национальной программной платформы и изложил свою точку зрения на ситуацию, сложившуюся вокруг этого проекта.

Проект внедрения в российские бюджетные учреждения свободного программного обеспечения был инициирован осенью 2007 года в ходе рабочей встречи в Мининформсвязи РФ, посвященной перспективам России как информационной державы. Дмитрий Медведев, тогда первый заместитель председателя правительства, и Леонид Рейман, на тот момент глава Министерства информационных технологий и связи, обсудили с субъектами отечест­венного рынка СПО (во встрече приняли участие представители компаний «Альт Линукс», «Линукс Инк», «Инфраресурс», ASP Linux, Всероссийского научно-исследовательского института автоматизации управления в непромышленной сфере» и ряда других организаций) стратегию в области закупкок и разработки программ для бюджетных организаций. Впервые на государственной уровень всплыли вопросы разработки и внедрения программных платформ для органов власти. Каждая страна, отметил тогда Медведев, ищет свой собственный путь в глобальном мире: «Если Россия не будет независимой в области программного обеспечения, то все остальные сферы, в которых мы хотим быть независимыми и конкурентоспособными, окажутся под угрозой».

Для обеспечения национальной безопасности в области ИТ чиновники предложили внедрять СПО в бюджетных организациях — не покупать зарубежные продукты, а поддерживать активность собственных разработчиков и интеграторов, привлекая их к рынку бесплатных программ. Кроме этого, высокий уровень развития собственной ИТ-индустрии означает сегодня адекватный уровень национальной безопасности страны. Как отметил Комиссаров, трудно, например, себе представить, что произойдет, если по какой-либо причине на компьютеры Пенсионного фонда перестанут поступать обновления ПО.

Действительно, сбои информационных систем в социально значимых учреждениях вполне способны привести к коллапсу в обществе, а между тем еще совсем недавно альтернативы зарубежному ПО не было, например документы на электронных площадках многих ведомств предлагалось готовить только в формате Word, и лишь в 2010 году, отчасти благодаря упомянутой встрече, был принят ГОСТ Р ИСО/МЭК 26300 на формат ODF.

По пути применения ПО с открытым кодом для бюджетных организаций уже давно идут страны ЕС, Латинской Америки и США, а, например, в Бразилии формула работы с ПО звучит, по словам Комиссарова, следующим образом: «СПО и отечественные приложения везде, а если каких-то программ нет, то приобретаются зарубежные, но с максимальной таможенной пошлиной». В 2007 году пилотный проект по внедрению СПО начался и в России: два года поставками программ в школы в ряде регионов занималась компания «Армада» в сотрудничестве c «Альт Линукс», в 2009 году рассылкой СПО в школы занималась IBS и т. д. Всего на пилотный проект по созданию платформы СПО для бюджетных организаций отводилось три года, но на создание для нее новых приложений и адаптацию уже имеющихся ограничений по времени не вводилось. Предполагалось, что при заинтересованности государства в свободном ПО в стране быстро появится пул разработчиков, консультантов и сервисных компаний, чей бизнес будет построен на СПО, и процесс его внедрения ускорится. В рамках проекта началось развертывание репозитория программ с обеспечением доступа к нему любому разработчику, развернулась переподготовка системных администраторов.

Прошло четыре года. Создана Национальная программная платформа для автоматизированных систем в сфере государственного управления и сделан ряд шагов в области стандартизации. Действительно, как и предполагалось, на призыв государства откликнулось множество компаний.

В середине октября был подписан государственный контракт на создание прототипов систем для НПП, а в начале ноября Министерство связи и массовых коммуникаций получило от исполнителя, компании «ПингВин Софтвер», комплект аналитических материалов, программного обеспечения и сопроводительных документов по проекту, подготовленный с привлечением компаний из РАСПО. Министерству были предоставлены образцы программного обеспечения управления хранилищем пакетов исходных и исполняемых кодов, СУБД на базе PostgresSQL, прототипы операционной системы на базе Linux (Mandriva/ROSA, МСВСфера и «НауЛинукс»), образцы систем публичного доступа к компонентам платформы. Сформулирован набор стандартов и методик для создания приложений в рамках единой платформы СПО, разработаны требования к работе Фонда алгоритмов и программ, требования к ОС.

Было также подготовлено несколько аналитических отчетов: «Анализ мирового и отечественного опыта внедрения фондов алгоритмов и программ, разработанных документов», «Анализ отечественного законодательства в части, касающейся правообладания алгоритмами и программами, разработанными в рамках государственного заказа» и др. В ходе патентных исследований и анализа существующего в стране нормативно-правового поля для функционирования фонда алгоритмов и программ были подготовлены рекомендации о принятии более десятка новых правовых актов.

В основе НПП лежат три требования, соблюдая которые, по утверждению Комиссарова, любой разработчик СПО может сделать свой вклад в фонд алгоритмов и программ: возможность сборки работающего дистрибутива, наличие центра компетенции на территории РФ, соответствие принятым стандартам.

Как подсчитали в РАСПО, экономический эффект от полноценной реализации НПП за период c 2012-го по 2020 год будет достаточно ощутимым, хотя и в масштабах ВВП не превысит 1%. В федеральных органах власти РФ за этот период возможна экономия по статье «Приобретение программных средств» в сумме до 196,9 млрд руб., а по статье «Оплата услуг сторонних организаций и специалистов по ИКТ» — в размере до 163,5 млрд руб. Дополнительный экономический эффект возможен за счет импортозамещения, которое, по прогнозу РАСПО, за этот период в федеральных органах власти РФ может составить 137,8 млрд руб., а в масштабах всей страны — до 1,2 трлн руб.

Массовый переход госучреждений на СПО запланирован к 2013 году, но прежде предстоит преодолеть еще много организационных и технологических проблем (наполнение фонда алгоритмов и программ, соблюдение стандартов и т. п). Сложно будет обеспечить постоянный контроль за платформой со стороны государства, ведь речь идет не о внедрении продукта, а о живой, развиваемой системе. И, по словам Комиссарова, все страны сталкивались с противодействием коммерческих поставщиков.

Вместе с тем Комиссаров отметил, что главную задачу видит в распространении уже готового ПО, а не в разработке нового, хотя именно разработка была признана на совещании 2007 года локомотивом развития отечественной ИТ-индустрии. По мнению представителей ряда академических институтов, недавно вышедших из состава РАСПО, вкладывать средства следует именно в команды разработчиков, а не внедренцев и интеграторов. А в нынешней ситуации есть вероятность того, что выделенные средства уйдут на поддержку этих представителей ИТ-рынка. Однако опыт показывает, что много интеграторов «под одной крышей» не уживутся, а если их будет мало — непременно договорятся.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF