Виктор Вексельберг и Джон Чемберс подписали соглашение, в соответствии с которым Cisco в течение десяти лет инвестирует миллиард долларов в российские технологические инновации. Церемония прошла в присутствии Дмитрия Медведева, сразу вслед за петербургским форумом предпринявшего поездку в американскую Кремниевую долину От России выступили глава РОСНАНО Анатолий Чубайс, президент группы «Ренова» Виктор Вексельберг и управляющий партнер компании Almaz Capital Partners Александр Галицкий. Общий ход обсуждения в качестве модератора задавал помощник президента России Аркадий Дворкович.

Речь шла в основном о создании в Подмосковье первого технополиса — инновационного центра «Сколково», который журналисты окрестили инноградом. Как стало известно на следующий день, в попечительский совет «Сколкова» вошли все участники дискуссии, а также другие видные ученые и представители бизнеса. Возглавил совет президент России Дмитрий Медведев.

При таких влиятельных сторонниках проекта неудивительно, что проведенный модератором экспресс-опрос показал: в переполненном зале, в котором проходило обсуждение, верящих в реализацию идеи иннограда оказалось подавляющее большинство.

Анатолия Чубайса, если судить по его выступлению, можно отнести к сомневающимся. По его словам, скептицизм по отношению к «Сколково» связан с тем, что в России уже давно решено строить технопарки, создавать особые экономические зоны и развивать инфраструктуру наукоградов, но достижений в данной области люди не видят. Однако затем Чубайс упомянул о некоем «новом качестве» проекта «Сколково», из чего можно было предположить, что он не ставит инноград в один ряд с проектами строительства технопарков, ОЭЗ и наукоградов.

Возможно, глава РОСНАНО не стал выступать с критикой идеи, которую поддержал президент, но дал повод для размышлений. А подумать есть о чем. Если у чиновников никак не получается реализовывать менее масштабные проекты, связанные развитием инфраструктуры и благоприятных условий для высокотехнологичного бизнеса, то почему проект «Сколково» должен быть успешным?

По большому счету серьезно обсуждать пока нечего — существует только пространное предложение развития высоких технологий в определенном месте, а также по всей России. Настораживает предложение Виктора Вексельберга, координатора проекта с российской стороны, набраться терпения и не ждать быстрых результатов: по его словам, в американской Кремниевой долине результаты появились будто бы только через 65 лет.

А пока на вопрос из зала о том, чем «Сколково» будет привлекать высокотехнологичные компании, Вексельберг ответил очень коротко: «Будем работать над этим».

К тому же сравнение «Сколково» с американским аналогом не всем кажется корректным. Генеральный директор софтверной компании «ЛАНИТ-Терком» Андрей Терехов высказался по этому поводу в начале июня на форуме разработчиков программного обеспечения: «Кремниевая долина зарождалась на базе Стэнфордского университета. ‘Сколково’ же предполагается создать на пустом месте».

Компания «ЛАНИТ-Терком» расположена в Петергофе, который получил статус наукограда, но обещанных государственных инвестиций в развитие инфраструктуры до сих пор не дождался.

Возможно, Дмитрий Медведев, отправившийся после Петербургского экономического форума в Калифорнию, более точно определит, что должно быть создано в рамках проекта «Сколково». Пока же в связи с этим проектом упоминаются лишь немногие конкретные шаги наподобие строительства жилья и инкубатора для софтверных стартапов, инвестиции в который обещает венчурный фонд Almaz Capital Partners.

Инкубатор может появиться и функционировать независимо от других объектов иннограда, считает Александр Галицкий. К тому же он не видит большой проблемы в том, что многие новые высокотехнологичные компании при первой возможности переезжают за рубеж, где для их дальнейшего развития созданы лучшие условия. Для венчурных капиталистов не важно место регистрации компании; главное для них — сохранить и потом выгодно продать долю в ней.

У компаний, морально поддержавших идею «Сколково», имеются свои интересы, которые могут не совпадать с ожиданиями российского правительства. Вхождение в попечительский совет иннограда топ-менеджеров зарубежных корпораций означает только то, что им интересна Россия, а еще точнее, ее рынок и специалисты. Разрабатывать концепцию иннограда вместо российских чиновников они не станут.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF