Ольга Стерхова подчеркивает: в российских банках существует огромный потенциал для повышения эффективности У нас на одного занятого приходится 9 тыс. платежных операций в год, в США — 60 тыс. операций в год, в Швеции — 81 тыс. операций. «Это говорит об огромном потенциале для повышения эффективности, которым обладают российские банки», — заявила Стерхова.

О том, куда нужно стремиться, красноречиво говорят и другие цифры: в Западной Европе объем ипотечных кредитов в 2007 году составлял 47% ВВП, в России 2,1%; доля депозитов — 63%, а в России — 16%. В McKinsey выделяют четыре основных приоритета повышения эффективности, базирующихся на ИТ: централизация бэк-офисных и административных функций (что невозможно без централизованной АБС), автоматизация бизнес-процессов, улучшение управления рисками за счет внедрения интегрированных инструментов их анализа и оценки, а также расширение использования электронных каналов платежей. В последнем Россия также значительно отстает: соотношение платежей в отделениях к электронным платежам у нас составляет 67:33, в Нидерландах 10:90, в США 7% приходится на платежи в отделениях, 21% — на платежи по чекам и 72% — на электронные платежи.

Каковы типичные для банков несовершенства ИТ-архитектуры, отрицательно сказывающиеся на эффективности? Это высокая сложность (большое число прикладных программ, высокая доля программ, используемых ограниченным числом пользователей, множество программ с дублирующей функциональностью, высокая степень кастомизации промышленных решений); недостаточный уровень интеграции, выражающийся в необходимости повторного ввода информации и взаимодействии систем по принципу «точка-точка», несогласованность моделей данных в различных приложениях, низкая степень стандартизации, выражающаяся в наличии множества аппаратных и программных платформ, языков программирования.

Стерхова отметила, что сколько-нибудь существенные преобразования ИТ-архитектуры в банке невозможны без вовлечения бизнеса. Подчеркнув, что сегодняшние реалии требуют ставить краткосрочные цели, партнер McKinsey оценила горизонт планирования для актуальных проектов по оптимизации в один год и рассмотрела меры совершенствования ИТ-архитектуры, практикуемые компаниями в настоящее время.

Первый этап, предусматривающий рационализацию архитектуры, складывается из двух основных шагов: оптимизации состава программных лицензий и вывода из эксплуатации мало используемых систем и систем с низкой отдачей, а также приоритизации текущих и планируемых проектов с точки зрения отдачи для бизнеса и соответствия ИТ-стратегии. Опыт клиентов McKinsey показывает, что каждая из этих мер позволяет на 10-20% сократить затраты.

Следующий этап — стандартизация и упрощение архитектуры: использование стандартной функциональности, использование одних и тех же компонентов разными бизнес-подразделениями, консолидация моделей данных и разработка интегрированной модели, стандартизация технологий, снижение уровня сложности интерфейсов, консолидация систем с аналогичными функциями. Для одного из банков, использовавшего 16 языков программирования, семь клиентских и шесть серверных операционных систем, девять технологий интеграции и пять серверов баз данных, анализ показал, что можно ограничиться пятью языками, двумя клиентскими и четырьмя серверными ОС, тремя технологиями интеграции и двумя серверами баз данных, при этом экономия затрат на ИТ может составить от 5 до 10%.

Приняв перечисленные меры, можно искать пути дальнейшего повышения эффективности, рассматривая альтернативные операционные модели и внедряя новаторские решения, такие как аутсорсинг или аренда приложений, заключила Стерхова.

Присутствовавший на конференции начальник управления информационных технологий «Райффайзенбанка» Сергей Енютин отметил, что отставание в производительности труда (при подсчете которой в первую очередь принимается во внимание, сколько продуктов было продано клиентам) обусловлено высокой трудоемкостью банковских операций в России по сравнению с другими странами, что связано с регуляторными требованиями. По его словам, продажа каждого продукта в России сопровождается  сложными сопутствующими функциями, которых в ряде стран просто нет.

На конференции был представлен комплекс аналитических решений для повышения эффективности финансовых институтов Oracle Financial Services Analytical Applications, основанный на средствах автоматизации финансовых сервисов Oracle Financial Services Applications, средствах повышения эффективности Oracle Hyperion и PeopleSoft EPM, а также инструментарий оценки рисков Oracle Reveleus.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF