Не надо быть большим психологом, чтобы понять драматизм ситуации, когда Скотт Макнили пригласил на сцену Ларри Эллисона и уже тот стал говорить о роли Java и ее перспективах С большой вероятностью можно утверждать, что вместе с этой конференцией закончился «сановский» период в развитии Java. Несомненно, следующая конференция состоится, традиция сохранится, но эти JavaOne будут другими.

Свидетельством тому события, разворачивавшиеся на протяжении пяти дней в Маскона-центре в Сан-Франциско, традиционном месте проведения JavaOne. Благодаря расчетливой лицензионной стратегии Sun сложился устойчивый баланс предложения и спроса, с одной стороны — многосоттысячное интернациональное сообщество разработчиков Java, с другой — компании самого разного профиля, потребляющие результаты их деятельности. Последние технологические тенденции, в том числе переход на облачные вычисления, наметившийся за последние пару лет, облегчают и удешевляют процесс вхождения в сообщество, а еще Sun предложила средство JavaStore, помогающее заинтересованным сторонам найти друг друга. Если учесть выход новой версии OpenSolaris, объявленной на JavaOne, то следует признать, что условия для роста есть и разработчикам беспокоиться о своем будущем не стоит

Сама Java продолжает развиваться, здесь последнее слово — платформа JaxaFX, предназначенная для создания «богатых функциями» Internet-приложений (Rich Internet Application, RIA). Показательно, что руководство Oracle, от которого теперь в немалой степени зависит развитие Java, высказало однозначную поддержку JavaFX. Кроме того, производители мобильных устройств расширяют использование Java в своих изделиях, основное выступление третьего дня было сделано представителями компании Sony Ericsson. Многие крупные вендоры сделали ставку на Java, например, это подтвердили выступления IBM и даже Microsoft, присутствие которой на JavaOne еще несколько лет назад было немыслимым, но теперь здесь считают необходимым налаживать сотрудничество между двумя крупнейшими сообществами разработчиков. Таким образом, за прошедшие годы сложилась мощная экосистема Java, построенная на принципах открытости, причем, что принципиально важно, в данном случае под открытостью понимается не только тривиальная открытость кодов. Скорее, открытость экосистемы Java следует рассматривать так, как это делается в общей теории систем, где открытой называют систему, которая постоянно взаимодействует с внешней средой, черпает из этой среды источники для изменения собственного состояния и открывает составленные состояния вовне этой среде. Открытая система обладает высокой устойчивостью и способностью к эволюции.

К освещению фактологии JavaOne и представленных здесь технологических новаций мы еще вернемся, пока же ограничимся наблюдениями общего плана. Увы, приходится констатировать, что для Java наступил период, рано или поздно приходящий к большинству сложных систем, которые в процессе эволюции часто перерастают возможности своих создателей либо создатели попросту устают от них. Могут быть и еще какие-то причины, но системы с неизбежностью переходят в другие руки. Так было, например, с большинством крупных высокотехнологичных компаний, начиная с Cisco и заканчивая VMware. К счастью, эволюция, особенно технологическая, не столь кровожадна, как революция, она не пожирает своих детей и героев, и тем не менее в какой-то момент требует смены лидеров.

На нынешней конференции JavaOne произошла неявная передача эстафеты, процедура была предельно корректной, но тем не менее прощальную ноту не услышать было невозможно. Ключевым стал момент, когда Скотт Макнили пригласил на сцену главу Oracle Ларри Эллисона и уже тот стал говорить о роли Java и ее перспективах. Не надо быть большим психологом, чтобы понять драматизм ситуации. Нынешний генеральный директор Sun Джонатан Шварц назвал также вышедшего на сцену создателя Java Джеймса Гослинга и Макнили героями — первого за мужество творца, второго за мужество предпринимателя, решившегося на поддержку творца. Потом Макнили и Гослинг по традиции постреляли в зал майками с изображением Дюка, персонажа технологии Java, и сошли со сцены, зал встал и приветствовал их долгими аплодисментами. Это было прощание без слов.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF