Мерилом уровня и новизны научной работы всегда считались публикации их результатов. Однако коммерциализация отечественного образования и обнищание науки привели к снижению качества научной периодики, что вызвало, в частности, девальвацию научных степеней. Как оценить качество диссертации? Среди прочих на научно-практической конференции «Научный журнал в России: актуальные проблемы и перспективы развития в современных условиях» обсуждалась и эта проблема.

Ответ на вопрос, зачем публиковать научно-технические статьи, казалось бы, очевиден (см., например, статью Валерия Аджиева «Публикуй или проиграешь», «Открытые системы», № 2, 1997). В 2001 году Высшая аттестационная комиссия выпустила первую версию «Перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук». Это существенно повлияло на взаимоотношения — в том числе и экономические — между соискателями и отечественными научными журналами.

Индекс научного цитирования РИНЦ, поддерживаемый Научной электронной библиотекой, — одна из попыток повысить наглядность уровня отечественных научных изданий

Как отметил на конференции председатель ВАК Михаил Кирпичников, комиссии требовалась дополнительная экспертиза для оценки уровня предлагаемых на рассмотрение диссертаций. После распада СССР в стране в четыре раза сократилось число научных кадров, однако диссертаций стали защищать больше; к примеру, в 2005 году их было 34 тыс., а в начале 90-х — в среднем менее 20 тыс. в год. Чтобы понять, кто готовит этих диссертантов, и попытаться объективно оценить качество работ, и были введены требования обязательной публикации их результатов в журналах из Перечня.

«Нам попадались докторские диссертации, выполненные по открытой тематике, результаты которых были размещены только в каких-то непонятных ведомственных отчетах», — признал Кирпичников.

Однако даже регулярно пересматриваемый перечень, по словам председателя ВАК, не панацея: «Cамый точный критерий качества работы — публичные базы данных, признанные научным сообществом».

Критерием признания серьезности конкретного издания может быть, например, его «импакт-фактор» (то есть количество цитирований в текущем году статей данного журнала, отнесенное к их общему числу за два предыдущих года) или какой-либо другой библиометрический индикатор. Кстати, сегодня ВАК безапелляционно признает научный уровень изданий, попавших в индекс Web of Science Citation Index Expanded, однако из 9 тыс. изданий, содержащихся в этом списке, лишь две сотни российских — отечественные авторы и издатели научных журналов не ставят пока перед собой цель попасть в этот индекс, да и требования WoS весьма жесткие. Кроме этого, нельзя забывать, что уровень публикаций в отечественных журналах отражает общий уровень науки в стране и во многом зависит от сложившегося института рецензирования.

Общий вывод выступлений на конференции можно сформулировать так: научная периодика должна стать зеркалом качества состояния российской науки, а повысить наглядность могут, например, такие инструменты, как индекс научного цитирования РИНЦ, поддерживаемый Научной электронной библиотекой (elibrary.ru), созданной по инициативе РФФИ и Минобрнауки РФ.

До данным ВИНИТИ, в России 800 издателей выпускают 1800 научных журналов. Интеграция издательского рынка очевидно необходима. Между тем, как отмечалось на конференции, в стране нет рынка научной информации. По мнению участников конференции, сегодня в сфере научной периодики не следует ждать политических решений — надо формировать рынок, который все расставит по своим местам, хотя совсем без поддержки государства обойтись сложно.

Завершая свое выступление, Михаил Кирпичников посоветовал издателям: «Выпускайте хорошие журналы и не думайте об импакт-факторе».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF