При ширине всего 4 нм у автомобиля имеется шасси с двигателем, подвижная подвеска и вращающиеся оси, на концах которых закреплены фуллереновые колеса, состоящие из 60 атомов углеродаГлавной премии в области нанотехнологий за 2008 год удостоен изобретатель автомобиля, размер которого едва превышает ширину цепи ДНК. Профессор химии Университета Райса Джеймс Тур получил за свой наноавтомобиль премию Фейнмана, присуждаемую американским Институтом предвидения (Foresight Institute) за успехи в области экспериментальных нанотехнологий. При ширине всего 4 нм у автомобиля имеется шасси с двигателем, подвижная подвеска и вращающиеся оси, на концах которых закреплены фуллереновые колеса, состоящие из 60 атомов углерода.

Тур вместе со своей группой аспирантов не только спроектировал крошечный автомобиль, но и построил реальную модель наногрузовика, способного осуществлять перевозки. На вопрос, зачем он все это делает, Тур заметил, что благодаря подобным разработкам в перспективе у людей появится возможность строить здания и другие крупные объекты, доставляя необходимые материалы с помощью транспортных средств молекулярного уровня.

На создание автомобиля у Тура и его коллег ушло восемь лет. Одной из наиболее трудных задач стало присоединение колес, поскольку фуллереновые колеса оказались несовместимы с палладием, из которого состояла остальная часть автомобиля.

Со временем с помощью своей нанотехнологии Тур надеется создать квантовую память. Для этого необходимо выстроить из атомов металла структуру, позволяющую хранить данные. Каждая такая квантовая ячейка должна состоять из 50 атомов металла.

Конечно, предстоит пройти очень долгий путь, и Тур признает это. Пока он даже не запатентовал свою технологию, потому что к моменту предполагаемого начала ее коммерческого использования срок действия патента уже истечет. При строительстве небоскреба несколькими наногрузовиками, перевозящими атомы металла, не обойдешься. Здесь придется задействовать 1023 или даже еще большее количество грузовичков, которые будут согласованно перевозить наночастицы.

«До сегодняшнего дня инженеры создавали свои конструкции, выстраивая крупные объекты, а затем урезая их до нужных размеров, — отметил Тур. — При изготовлении транзисторов используют крупные кремниевые подложки. Однако в будущем основным производственным методом станет не уменьшение большого, а увеличение малого, как это происходит в природе».

На создание автомобиля у Джеймса Тура и его коллег ушло восемь летНа протяжении многих лет в инженерных кругах обсуждается идея самосборки различных механизмов, однако Тур считает, что ее нельзя реализовать применительно к сложным структурам (например, металлам), поскольку в сложных структурах наличествует много неповторяющихся сегментов. «В природе присутствует не только самосборка, но и ферментативная сборка, — подчеркнул он. — Ферменты представляют собой естественные наномашины. Они объединяют молекулы в непериодические структуры. Именно это и требуется при организации сложной сборки».

Известно, что ферменты не работают за пределами своего биологического носителя. Но если исследователям удастся создать наномашины, которые будут собирать крошечные объекты молекулярного уровня, устанавливать их на положенное место и соединять друг с другом, это позволит воспроизвести механизм функционирования ферментов.

В настоящее время существует три разновидности сборки с использованием нанотехнологий: пассивная, гибридная и активная. Пассивные нанотехнологии применяются в углеродных нанотрубках, которые позволяют, например, заметно увеличить прочность резины или служат для прокладывания маршрутов перемещения битов данных.

Гибридными называют наноструктуры, объединяющие несколько различных материалов. К примеру, Тур и его коллеги подтвердили возможность сочетания наноструктур, изготовленных из графита, с кремнием, что в перспективе позволит создавать устройства памяти. Активные нанотехнологии лет через 15 могут найти применение при сборке крупных структур.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF