Кризис заставляет обратиться к властям за незамедлительной помощью представителей едва ли не всех отраслей. Кредитов у государства просят даже нефтяники. Не осталась в стороне и ИТ-индустрия. На заседании правления Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий 15 октября было решено: «Проработать возможность написания письма Президенту и премьеру РФ в поддержку антикризисных мер правительства... Обосновать в письме важность поддержки всей ИТ-отрасли (как залог эффективности работы всей экономики), указать на важную составляющую отрасли, как обеспечивающей свыше 1 млн рабочих мест». О возможных мерах по поддержке компьютерного бизнеса, взаимодействии с государством и работе на перспективу рассказывает Николай Комлев, исполнительный директор АП КИТ.

Как обстоят дела с письмом о господдержке?

Николай Комлев: «Нам важна любая форма участия — мозгами, деньгами или хотя бы непротивление новому»Идея написать единое большое письмо действительно была, на сайте у нас выложены протоколы заседаний, среди прочих упоминается и эта идея. Но именно как идея, которую можно проработать. Однако в ходе дальнейших обсуждений стало ясно, что компании из разных сегментов рынка нуждаются в разных мерах поддержки.

В условиях кризиса для ряда сегментов ИТ-рынка было бы полезно выделение целевых средств для кредитования компаний и крупнейших конечных потребителей. Не лишними оказались бы и правительственные гарантии тем поставщикам инфраструктурного ИТ-оборудования, которые возьмут на себя обязательство предоставлять серьезную отсрочку платежа.

Если в США, по некоторым данным, ожидается увеличение федерального ИТ-бюджета на 5-10% по сравнению с 2008 годом, то почему бы и нашему правительству не принять аналогичные меры? Скажем, пообещать увеличить свои расходы и расходы компаний с государственным участием на инфраструктуру в 2009-2010 годах и подготовить изменения в законодательство, позволяющие госструктурам осуществлять авансовые платежи за ИТ-поставки.

Для разработчиков ПО самая актуальная тема — планирующееся увеличение социальных сборов с 24 до 36%. У российских производителей электроники, тех, кто делает платы, специализированные приборы, жизненно важное требование — обнуление пошлин на компоненты. И так далее.

Вряд ли стоит все эти и ряд других тем сводить в одно письмо. К тому же ни одна из госструктур не обозначила пока желания погрузиться в весь комплекс проблем отрасли.

На недавнем годовом собрании АП КИТ присутствовали представители государства. Каковы их позиции?

Алексей Солдатов, заместитель министра связи и массовых коммуникаций, подчеркнул готовность министерства к диалогу с ИТ-бизнесом. Леонид Рейман, назначенный секретарем недавно созданного при президенте Совета по развитию информационного общества, высказался по более широкому кругу тем. Касаясь вопроса господдержки, он сказал, что бытовавшие ранее мнения о необязательности поддержки отрасли, развивающейся и так значительнее быстрее других, на сегодня устарели. Что это может привести к потере достижений последних лет.

Он предложил ИТ-сообществу активизировать процесс по введению специального налогового режима для отрасли и воспользоваться решением президента и правительства о кредитовании компаний за счет активов государственных банков. Также он заявил о необходимости рассмотреть вопрос «введения протекционистской политики в отношении российских ИТ-компаний», которая должна касаться и госзаказа на отечественную ИТ-продукцию, и поддержки российских разработчиков на внешнем рынке. Судя по этому выступлению, Совет при президенте достаточно полно информирован о ситуации в отрасли и обозначает вполне адекватные пути по сохранению и развитию ИТ-индустрии. Ведь без нее информационного общества не построишь.

То есть письмо за подписью исполнительного директора АП КИТ, в котором ставится на повестку дня «обсуждение сложившейся кризисной ситуации в ИТ-отрасли и возможности целевого финансирования крупнейших ИТ-компаний», не является основой антикризисной программы?

Я бы вообще не сводил все к одному письму. АП КИТ играет некоторую координирующую роль при работе групп компаний в разных секторах в этом направлении. Одна группа готовит письмо в правительство с предложением по конкретной проблеме. Другая готовит рекомендации партнерам по бизнесу. Третья пытается обобщить опыт других стран, где кризис начался раньше, чем у нас. И так далее — ведется поиск разных мер, чтобы сохранить индустрию, чтобы после кризиса не пришлось долго разгоняться. Письма — лишь одна из таких мер.

Какие еще меры принимаются?

Кризис подталкивает бизнес к тому, чтобы уйти в тень. Коллеги с рынка бытовой электроники прогнозируют рост «серого» импорта. Мы будем агитировать ИТ-бизнес оставаться в «белой» зоне. Конечно, тут многое зависит от длительности и глубины кризиса.

Вендоры и дистрибьюторы обсуждают вопросы условий поставок и финансовой дисциплины. Вообще говоря, единые правила игры на рынке очень важны. К примеру, поставщикам ПО полезно договориться относительно единой политики в отношении передачи лицензий, которая по закону может оформляться как с НДС, так и без НДС. В случае «разнобоя» фискальные органы могут счесть какую-либо практику незаконной.

А что с работой на перспективу?

Продолжаем заниматься темой образования, разработкой новых профессиональных стандартов, рамок квалификации и т. д. По итогам предыдущей работы появился опыт, который необходимо учесть в корректировке старых норм и разработке стандартов по новым профессиям. Есть необходимость модификации профстандартов под новый макет РСПП.

Государство, как обычно, уклонилось от финансирования. Если оно не нашло на эти в общем-то инфраструктурные задачи средств в «тучные» годы, то не много надежды на него и сейчас. Компании в условиях роста на эти нужды деньги выделяли легко, но сейчас, подозреваю, могут возникнуть некоторые сложности. Впрочем, надеюсь, крупные компании по-прежнему будут поддерживать эту работу: кризис кончится, и кадры будут нужны.

Продвигается работа и по пресловутому товарному рейдерству. Его удалось остановить, острота несколько уменьшилась, но угроза не миновала. Мы очень надеялись попасть в пакет антикоррупционных мер. Но не получилось, к нам не прислушались.

Почему?

Государство хоть и говорит, что нужно расширять опору на общественные объединения, но реально пока нет никакого делегирования полномочий «вниз», практики широкого привлечения каких-либо общественных структур к решению государственных проблем.

Нет механизмов?

Механизмы эти несложные, но их не создают. Мы беседовали с другими объединениями, например ОПОРА России, Ассоциацией менеджеров, обсуждали вопросы — надо ли регистрировать саморегулирующиеся организации и как еще можно взаимодействовать с государством. Но при всем этом нет ощущения, что государство готово привлекать нас к решению вопросов или передавать какие-то функции, естественно, взамен чего-то требуя.

Как правило, позиция чиновников такова: «Мы хотим контролировать индустрию с вашей помощью. В том числе и вас самих. Но при этом никаких полномочий не передавать. А то вдруг что не так сделаете».

Еще один механизм, о котором уже не раз говорили, — это экспертные советы. Но реально он не работает, хотя на бумаге чуть ли не при каждом министерстве такие советы, экспертные или общественные, существуют. В общем, диалог — это то, чего очень не хватает. Причем его можно устроить, не тратя вовсе государственных средств.

Еще есть проблема, что при реформах во власти, при передаче ИТ из одного министерства в другое договоренности, достигнутые в результате того диалога, который все же удается организовать, отменяются. Все приходится начинать заново.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF