Участники конференции «Управление бизнес-процессами: концепции, технологии, инструменты», прошедшей 24 сентября, подтвердили высказанный на открытии мероприятия тезис, что для российских предприятий время ликбеза по BPM (Business Process Management — «управление бизнес-процессами») прошло, на повестку дня встают вопросы практики. Конференция уже в третий раз проводится агентством маркетинговых коммуникаций OSP-Con и журналом «Открытые системы». И если на первых двух форумах аудиторию интересовало прежде всего, что дает предприятию методология и инструментарий BPM и как реализовать пилотный проект по управлению бизнес-процессами, то к нынешней конференции на повестку дня встал вопрос, как трансформировать отдельные практики управления бизнес-процессами в систему.

По мнению исполнительного директора информационного портала Finexpert.ru Вадима Репина, ВРМ является последней надеждой оптимизации компании. Почему? Всякая организация, отметил Репин, представляет собой сложную систему, к пониманию всех компонентов которой и существующих между ними взаимодействий можно прийти только через описание сквозных бизнес-процессов, а к повышению эффективности работы этой системы — через управление такими процессами. На практике же в компаниях доминирует отсутствие стратегического видения бизнес-процессов, лоскутные описания отдельных процессов, слабые связи между подразделениями, а подчас и полный вакуум между ними. Суть BPM, как считает Репин, как раз и заключается в выявлении сквозных процессов и управлении ими, что позволяет менеджменту понять свою организацию как систему, а персоналу — свое место в этой системе и мотивацию для достижения бизнес-целей.

Сквозной процесс возникает, если деятельность одного подразделения дает важный для бизнеса результат и связана с другими подразделениями. Как отмечает Репин, не все сквозные процессы в компании требуют оптимизации и автоматизации, но прежде всего те, которые задействуют значительные ресурсы, связаны с большими потоками информации, постоянно повторяются, используют различные программные решения. Президент компании «Бизнес-консоль» Анатолий Белайчук советует для систематизации управления бизнес-процессами сформировать «портфель» процессов, выявляя те 20% из существующих, которые оказывают наибольшее влияние на эффективность компании, и используя готовые шаблоны процессов — универсальные, которые предлагают, например, специалисты PricewaterhouseCoopers, или отраслевые, как в известной модели eTOM для операторов связи.

Что касается инструментария автоматизации BPM, то, по мнению Белайчука, сегодня востребованы комплексные платформы, объединяющие моделирование и выполнение бизнес-процессов. Примером такой платформы может служить линейка BPM-продуктов компании Oracle, о которой рассказал директор по технологиям Oracle СНГ Глеб Ладыженский. Возможности своего «движка» бизнес-процессов BPEL Process Manager в Oracle дополнили средствами проектирования и моделирования компании IDS Sheer, продвигаемыми в рамках платформы Oracle Business Process Analysis Suite по OEM-соглашению между двумя компаниями.

На участие сотрудников компаний в автоматизированных бизнес-процессах ориентировано и решение TaskSpace в составе BPM-платформы EMC Documentum Process Suite, представленное директором по развитию бизнеса подразделения CMA в российском представительстве EMC Романом Сидоренко. Помимо таких брендов, как Oracle, EMC, Microsoft, Software AG, участникам конференции было рассказано о технологических особенностях и примерах внедрения решений BPM менее известных на российском рынке производителей — компаний Lombardi Software и Unify.

«Ложку дегтя в бочку меда» докладов вендоров внес директор по разработке ПО компании «Крок» Алексей Добровольский, по мнению которого индустрия систем BPM находится сейчас в фазе быстрого роста и зрелостью не отличается. Практика «Крока» по внедрению решений BPM на различных платформах приводит, по словам Добровольского, к выводу, что универсальных систем, удовлетворяющих всем необходимым требованиям, пока не существует. Среди наиболее важных ограничений существующих решений Добровольский назвал необходимость участия программистов в процессах настройки, малую полезность встроенных средств отчетности, отсутствие возможности нагрузочного тестирования для оценки масштабируемости, недостаток полноценных механизмов развертывания и т. д.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF