Кадровые проблемы, с которыми столкнулись в SAP, может считать следствием успеха компании: слишком большой спрос на ее программное обеспечение — и недостаток специалистов, способных его установить и обслуживатьРуководителям SAP о проблеме нехватки специалистов хорошо известно. К началу 2007 года, после того, как несколько лет подряд обороты компании росли квартал за кварталом, топ-менеджеры немецкого программного гиганта, в том числе Лео Апотекер, который сегодня наряду с Хеннингом Кагерманном занимает пост генерального директора SAP, все чаще и чаще стали слышать о настораживающей нехватке на рынке специалистов по SAP.

В «экосистеме» SAP специалисты, разбирающиеся в ERP-приложениях и имеющие опыт работы с соответствующими продуктами компании, становятся своего рода «вымирающим видом».

«Апотекер инициировал обсуждение этой проблемы, — вспоминает Джо Вестхуизен, вице-президент SAP по стратегии образования и развитию бизнеса. — Он общался и с клиентами, и с партнерами, и оказалось, что это повсеместная тенденция. Трудно найти квалифицированных людей, и это мешает предприятиям использовать к выгоде своего бизнеса внедренные ими информационные системы».

Холодные цифры свидетельствуют: во всем мире не хватает 30-40 тыс. экспертов по SAP, необходимых для поддержки ее программных продуктов и клиентов.

«Этот дефицит, в свою очередь, создает почти критические колебания в спросе и предложении», — отметил Дэвид Фут, глава компании Foote Partners, данные исследований которой свидетельствуют о том, что плата за столь дефицитные навыки работы с программными продуктами SAP, значительно увеличившаяся за последний год, ложится финансовым бременем даже на крупные предприятия.

Обострение ситуации с нехваткой кадров оказалось для SAP крайне некстати, поскольку компания именно сейчас развертывает работу над новым поколением стратегических платформ и приложений, для которых требуются еще более талантливые люди с еще более востребованными навыками. Речь идет о новой платформе интеграции и управления бизнес-процессами NetWeaver, инструментах бизнес-аналитики и управления данными, а также о ее известном программном обеспечении планирования ресурсов предприятия (в данном случае — его новейшей версии ERP 6.0).

Кроме того, выход SAP на рынок малого и среднего бизнеса, где компания никогда прежде не работала, но считает его весьма перспективным, потребует «нужного баланса» квалифицированных специалистов на рынке.

Проблема, с которой столкнулись в SAP, может показаться следствием успеха компании: слишком большой спрос на ее программное обеспечение и недостаток специалистов, способных его устанавливать и обслуживать. Но для бизнеса SAP это становится серьезным препятствием. «Это свидетельство успеха, — заметил Вестхуизен. — Но слишком быстрый успех легко может обернуться петлей на шее».

Исторически сложилось так, что компания SAP мало известна за пределами сферы бизнес-приложений и межкорпоративных решений. Руководители SAP, в отличие от своих конкурентов из Oracle, не выделяются маркетинговым «экстремизмом». Кроме того, у SAP нет исторической известности корпорации IBM или притягательности Google как бесспорного символа Internet-эпохи.

Еще раз в этом SAP убедилась полгода назад. Компания провела опрос среди студентов университетов в Китае, Германии и в Соединенных Штатах, чтобы выяснить, насколько они представляют, что такое SAP, что им о ней известно и рассматривают ли они это как вариант карьеры.

«Затем мы сравнили их представление о нашей компании с представлением об IBM, Accenture, Oracle и Google», — сказал Вестхуизен.

«Мы выяснили, что нам необходимо еще очень много сделать для того, чтобы о SAP стало известно специалистам, — признал он, комментируя полученные результаты. — Не тогда, когда они приходят в нашу компанию, а до этого».

Обширный план SAP по восполнению нехватки специалистов в отрасли ИТ ориентирован на несколько ключевых направлений, где компания прежде практически не рекламировала себя и свои программные продукты.

Прежде всего, SAP пытается лучше преподнести себя и более активно пропагандировать рабочие вакансии в своей сфере — работу в самой компании SAP, в ИТ-подразделениях ее клиентов, системных интеграторов и консультантов — через Internet и сайты социальных сетей, а также другие традиционные маркетинговые механизмы.

«Мы пытаемся продвигать идею, что экосистема SAP — это место, где вы можете преуспеть, где для вас открываются новые возможности, — отметил Вестхуизен. — С точки зрения маркетинга мы начинаем более активно заявлять о себе и обращаемся к аудитории, которая раньше оставалась вне поля нашего зрения».

В SAP намерены рассказывать о себе студентам колледжей и университетов и даже школьникам-старшеклассникам, которых могут интересовать технологии автоматизации бизнеса. Университетская инициатива SAP University Alliance Program существует более десяти лет, но, как заметил Вестхуизен, в каком-то смысле она оставалась неиспользуемым активом.

Цель этой программы (в ней сейчас принимают участие свыше 700 университетов), по словам Вестхуизена, состоит в том, чтобы участвовать в формировании рынка и влиять на будущих лидеров. SAP делает это, предоставляя свои системы и приложения для учебных программ университетов, знакомя студентов с SAP и стремясь сделать так, чтобы среди выпускников университетов было много желающих рассматривать экосистему SAP как один из возможных вариантов, когда настанет время определять свое будущее.

Кроме того, SAP расширяет стратегические отношения с несколькими десятками своих ведущих партнеров (на долю которых приходится примерно 70% внедрений программных решений SAP), чтобы смягчить или вовсе устранить некоторые препятствия к росту, связанные с острым дефицитом профессиональных ИТ-кадров.

Наконец, как отметил Вестхуизен, сейчас SAP предлагает не только расширенные и многоуровневые программы обучения и сертификации в рамках онлайнового обучения и более гибкие структуры цен. Наряду с этим компания организует курсы, которые предусматривают обучение на различных языках, в частности, помимо английского и немецкого, еще и на японском, корейском, испанском, португальском, русском и французском языках, а также на языке мандарин — наиболее распространенном диалекте китайского языка. «Мы реорганизовали всю программу сертификации, — сказал он, — и рассматриваем сертификацию как один из базовых показателей качества».

По словам Вестхуизена, SAP в ближайшие годы намерена очень внимательно следить за положением дел во всех этих областях. «Мы пытаемся быть максимально проактивными, — подчеркнул он, — в отличие от реактивной модели, в рамках которой мы привыкли действовать ранее».

Руководство SAP очень хорошо понимает, насколько все это серьезно.

«Нет никаких сомнений в том, — подчеркнул Вестхуизен, — что если мы и дальше не будем заниматься этими проблемами, то поставим под вопрос успех наших решений в долгосрочной перспективе».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF