Законы, ограничивающие переход специалистов в конкурентам, приводят к снижению темпов образования новых компаний в штате Массачусетс, где власти особенно пристально следят за их соблюдением. В то же время они никак не отразились на динамике ИТ-отрасли в Калифорнии, где обеспечить их соблюдение наиболее затруднительно. Такая информация была приведена на панельной дискуссии в Гарвардском университете, в которой приняли участие владельцы венчурных фирм, крупных ИТ-компаний, а также авторитетные исследователи.

Соответствующие нормы в целом сводятся к запрещению сотрудникам, уходящим из одних компаний, работать в конкурирующих компаниях в течение определенного периода. Данные меры могут в существенной мере замедлить инновации в сфере ИТ, поскольку направлены главным образом на опытных высококвалифицированных специалистов, а именно на них рассчитывают при основании новых компаний.

Вместо этого некоторые стараются получить работу в крупных компаниях, где можно найти защиту в ситуациях, обусловленных соответствующими ограничениями, отметил Ли Флеминг, доцент Гарвардского университета, руководивший специальным исследованием, посвященным данному вопросу: «Они стараются избегать компаний, у которых нет ресурсов для защиты таких специалистов». Некоторые же полностью меняют направление своей деятельности.

Пол Медер, управляющий партнер венчурной фирмы Highland Capital Partners, назвал подобные нормы деструктивными. Он предположил гипотетический сценарий, в соответствии с которым успешная компания может неявным образом способствовать рождению сразу нескольких многообещающих «стартапов». По схеме Медера, ведущие специалисты, работавшие в крупной организации, открывают собственные компании, в результате чего число начинающих компаний растет в геометрической прогрессии. В итоге всего через несколько «поколений» появятся сотни новых организаций — даже с учетом того, что не всем новичкам удается добиться успеха.

«А теперь стоит задуматься о том, что произойдет, если эту активность будет сдерживать закон о запрете перехода к конкурентам. Фактически он станет тихим убийцей инноваций», — заявил Медер. Немало вопросов вызывают и способы обеспечения выполнения норм этого закона, отметил Биджан Сабет, управляющий партнер Spark Capital: «По опыту известно, что работодатели определяют конкурирующую компанию весьма расплывчато». Ограничения переходов к конкурентам часто трактуются неверно или смешиваются с другими типами ограничений, которые накладываются на работника и с которыми он соглашается при подписании трудового контракта, например соглашение о неразглашении.

На первый взгляд может показаться, что законодательство, ограничивающее переход к конкурентам, защищает интересы инновационных компаний, однако существует множество других законодательных норм, направленных на сохранение всего сколько-нибудь ценного, чем располагает компания, напомнил Рич Майнер, вице-президент Google.

«Активы компании защищены патентами, законом об охране авторского права и еще массой законов, — заметил он. — Высокотехнологичные компании Кремниевой долины не ‘защищены’ никакими законами об ограничении переходов к конкурентам, и при этом они прекрасно существуют».

Майнер обратил также внимание на то, насколько разной может быть творческая и рабочая атмосфера, выделив некоторые штаты, где подобные законы проводятся в жизнь наиболее активно.

«Нет ни одной альтернативной операционной системы, которая была бы разработана в штате Вашингтон, — заметил он, намекая на Microsoft, — или книжных Internet-магазинов, конкурирующих с Amazon. Штат Массачусетс располагает исключительными интеллектуальными и финансовыми ресурсами, однако рост ИТ-отрасли здесь замедлен».

Это отражается и на существующих компаниях. Они становятся ленивыми.

«Стоит задуматься, насколько сонная атмосфера царит сейчас в компаниях Массачусетса», — предупредил он.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF