Джеймс Феллоуз: «По сути, сейчас даже при наличии контроля большинство китайцев получают доступ к более полной и свободной информации, чем это было раньше, в течение всей многовековой истории страны»Джеймс Феллоуз, корреспондент Atlantic Monthly, на себе испытал, что представляет собой «Великий Китайский межсетевой экран» (Great Firewall of China), с которым нынешним летом столкнутся тысячи людей, собирающихся на Олимпиаду в Китае. Находясь в Пекине, журналист изучал методы, которые в стране используют для цензуры Internet, о чем он рассказал в своей недавней статье «Соединение перезагружено» (The Connection Has Been Reset). Феллоуз ответил на вопросы корреспондента Network World Кэролин Даффи Марсан.

В Cisco утверждают, что компания продала Китаю точно такие же зеркалирующие маршрутизаторы, которые может приобрести любая организация, считающая необходимым контролировать использование Internet ее сотрудниками. Если это так, почему же Cisco больше, чем какого-либо другого производителя, критикуют за то, что она продает Китаю?

Я об этом лишь вскользь упомянул в своей статье, поскольку никакого серьезного и независимого исследования на данную тему не проводил. Я выяснил превалирующую точку зрения по этому вопросу среди китайских пользователей Internet. С их точки зрения, Cisco завоевала благосклонность китайского правительства несколько лет назад, продав им зеркалирующие маршрутизаторы, на которых базируется Great Firewall, в то время, когда китайские власти просто не могли создать подобные системы самостоятельно. Было хорошо понятно, для чего именно планировалось использовать такие маршрутизаторы, и в силу этого очевидно, почему продажа их правительству, которое собирается следить за своими гражданами, отличается от продажи таких же систем любой компании, которая хочет следить за своими сотрудниками. Какие бы убедительные аргументы ни приводились тогда, вопрос по-прежнему обсуждается и сейчас. Китайские власти могут приобрести необходимые маршрутизаторы у любой другой компании, например у китайской Huawei. Так что очень мало кто теперь всерьез задумывается о роли Cisco в этой ситуации.

Насколько часто Internet-пользователи в Китае ощущают на себе действие механизма блокировки? Не могли бы вы рассказать о собственном опыте работы в Internet в Китае?

Если вы работаете, находясь в китайском Internet-кафе (а именно из таких кафе китайцы в подавляющем большинстве выходят в Сеть, поскольку мало у кого дома есть подключенные к Internet компьютеры), вы воспринимаете все эти механизмы блокировки как нечто само собой разумеющееся. В некоторых местах, таких как школы, блокировка может быть значительно более явной и огульной. Например, мне приходилось бывать в нескольких государственных школах, где на «подключенных к Internet» компьютерах вообще нельзя было пользоваться никакими механизмами поиска. Представьте, насколько сложно ориентироваться в Internet, если вы не можете запустить ни один поиск! В кафе и на большинстве домашних ПК действуют все описанные мной механизмы.

В некоторых отелях и в других зданиях, которые открыты для приезжих с Запада, контроль в какой-то мере может быть ослаблен.

В своей статье вы утверждаете, что китайская система контроля Internet постоянно меняется и что граждане не знают, что конкретно запрещено именно сегодня. Как по-вашему, это делает систему контроля более или менее эффективной?

Мой друг Имонн Финглтон в своей новой книге о Китае («В пасти Дракона») пишет о том, что многие виды государственного контроля в Китае поразительно эффективны именно потому, что способы их применения столь изменчивы и непредсказуемы. Для описания данного процесса Финглтон употребляет термин «выборочное применение». Некоторые китайцы описывают это китайской поговоркой, суть которой сводится к следующему: «Один глаз открыт, другой закрыт». Идея состоит в том, что, если вы никогда до конца не уверены в том, когда, почему и как на вас может обрушиться тяжелый удар, вы начинаете сами себя контролировать, не ограничиваясь при этом тем, что государство может контролировать напрямую.

Когда речь идет об Internet, эта неясность, что разрешено, а что запрещено, имеет два последствия. На техническом уровне это крайне усложняет обратный инжиниринг фильтров межсетевого экрана. Сегодня, например, вы можете попасть на все страницы BBC, а завтра они будут блокированы. На социальном уровне трудно быть уверенными в том, что они работают в действительно разрешенной зоне, поскольку правила могут завтра измениться.

Боятся ли обычные пользователи в Китае государственной системы контроля Internet?

Нет. Прежде всего, не так уж много тех, кто о ней слышал. Правительство откровенно запрещает любые обсуждения существования Great Firewall, какие сайты и какие термины при поиске запрещены и так далее. Более того, то, до какой степени люди знают об этом, показывает, насколько они готовы ей воспротивиться. Моя жена, Дебора Феллоуз, представляет в Китае проект Pew Internet. В марте этого года она опубликовала исследование, показывающее, что подавляющее большинство Internet-пользователей в Китае одобряют идею контроля Web-контента и считают такой контроль совершенно естественным для государства. Это совершенно непостижимо для жителей Запада, но она объясняет логику происходящего.

Вы упомянули о двух исключениях в национальной системе контроля Internet: виртуальные частные сети и прокси. Очевидно, что китайцы не могут отключить виртуальные частные сети, поскольку иначе иностранные компании не смогут работать в этой стране. Почему они не отключают прокси?

Здесь это самая большая проблема, которая, как мне кажется, станет большим сюрпризом для жителей Запада, которые не были в Китае. Как правило, Коммунистическая партия Китая поразительно избирательна в подавлении и контроле, которые она осуществляет внутри страны. При обсуждении некоторых тем, например связанных с отделением Тибета или Тайваня или ставящих под сомнение легитимность Коммунистической партии, власть не терпит никаких отступлений и карает сразу же. Но во многих других случаях она пытается быть репрессивной ровно настолько, насколько она должна быть. Если полностью отключить виртуальные частные сети и прокси, то, скорее всего, это принесло бы больше проблем государству, вызвало значительно более сильную негативную реакцию и неприятности, чем оно может себе позволить. До тех пор пока виртуальную частную сеть или прокси использует относительно небольшое число обычных китайцев, не стоит тратить силы на то, чтобы эти средства отключить.

Слушая вас, у меня сложилось впечатление, что система контроля Internet в Китае на самом деле просто великолепна, учитывая, что ей удалось сделать «поиски информации достаточно неудобными, чтобы не возникало желания тратить на это силы». Действительно ли это дело самих граждан Китая, как обойти систему контроля? Есть ли какие-либо признаки того, что они пытаются это сделать?

Я согласен с тем, что система производит достаточно сильное впечатление своей эффективностью. По крайней мере, сейчас, кажется, найден способ получить максимальные «преимущества» в ограничении подрывных дискуссий или распространении негативной информации таким образом, что это не создает максимально гнетущей атмосферы и не дает ощущения грубости. Жители Запада поражаются, почему китайцы не потребуют для себя максимальной свободы информации. По сути, сейчас даже при наличии контроля большинство китайцев получают доступ к более полной и свободной информации, чем это было раньше, в течение всей многовековой истории страны. Так что пока понятно, что большинство из них думают о том, что они могут найти, а не о том, чего не могут.

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF