Лиза Александер: «Наша компания активно работает во всем мире. Мы привлекаем к работе талантливых специалистов из разных стран. Во всех регионах и во всех категориях, где мы ищем специалистов, убедить их работать в нашей инженерной команде не составляет труда. Благодаря нашей репутации производителя программного обеспечения, которое с большой вероятностью будет свободным, большинство кандидатов с радостью готовы стать сотрудниками Red Hat»Red Hat — одна из крупнейших компаний, специализирующихся на свободном программном обеспечении. С момента своего акционирования в 1999 году и выпуска популярной операционной системы Red Hat Linux дела у этой компании идут неплохо. Red Hat прошла большой путь с момента своего основания Бобом Янгом и Марком Эдвином в 1995 году.

Компания имеет необычную корпоративную культуру. Лиза Александер, вице-президент Red Hat по кадрам, описывает ее как «укрепление социальной структуры сообщества за счет постоянной демократизации технологий управления контентом». Александер ответила на вопросы корреспондента LinuxWorld Джима Ромео.

Каковы, по-вашему, особенности компании, специализирующейся на свободном программном обеспечении?

Наша компания активно работает во всем мире. Мы привлекаем к работе талантливых специалистов из разных стран. Во всех регионах и во всех категориях, где мы ищем специалистов, убедить их работать в нашей инженерной команде не составляет труда. Благодаря нашей репутации производителя программного обеспечения, которое с большой вероятностью будет свободным, большинство кандидатов с радостью готовы стать сотрудниками Red Hat.

Являясь одним из ведущих членов сообщества Open Source, мы можем в любой момент обратиться за помощью к постоянно растущему кругу разработчиков. У нас есть возможность получить от пользователей подтверждение квалификации этих специалистов. Все они принимали участие в жизни сообщества, прежде чем стать сотрудниками Red Hat.

Не могли бы вы рассказать о том, с какими трудностями вы сталкиваетесь при подборе персонала?

Мы международная компания. Сейчас Red Hat имеет около 30 офисов более чем в 25 странах мира. Некоторые офисы сейчас только открываются. Создаются новые юридические лица.

Поэтому самые серьезные проблемы связаны с ростом компании. У нас есть возможность искать сотрудников по всему миру, и мы не всегда требуем, чтобы они обязательно работали непосредственно в наших офисах. Мы очень гибко относимся к специалисту, которого выбираем. Я думаю, что самые серьезные трудности связаны с тем, как при столь активном росте компании сохранить ту культуру, которая у нас сложилась.

С того момента как я заняла свою должность, к нам пришло на работу около 700 человек, и сейчас в Red Hat свыше 3 тыс. сотрудников. Когда все начиналось, компания была значительно меньше, и у нас сложилась культура, свойственная сплоченному, открытому коллективу, где каждый может рассчитывать на дружескую поддержку коллег. Мы стремимся сохранить сильные стороны нашей корпоративной культуры в условиях, когда компания растет очень высокими темпами и работает в самых разных странах. Для нас это очень серьезная задача.

Зачастую многие компании (особенно компании, предлагающие инновационные решения в сфере ИТ), будь то производители сетевого оборудования или разработчики программного обеспечения, поддерживают разного рода «грандиозные» инициативы, наподобие One Laptop Per Child. Верите ли вы в такого рода программы и считаете ли, что атмосфера, в которой работают люди, влияет на тех, кто сотрудничает с вашей компанией?

Безусловно. Принимать участие в такого рода проектах для всех нас огромный моральный стимул. По сути, это вытекает из ключевых ценностей нашей компании. Это показывает, что именно мы стремимся сделать для того, чтобы изменить мир .

Мы рассказываем о том, что, с нашей точки зрения, значит изменить мир с помощью свободно распространяемых программных технологий.

И безусловно, это всех нас сплачивает. Я занимаюсь кадровыми вопросами, но в полной мере чувствую, что, участвуя в проекте OLPC, мы занимаемся делом, которое важно для нас и для всего мира, и наши технологии изменят жизни миллионов детей. Эта идея вдохновляет каждого, вне зависимости от того, в каком именно подразделении он работает.

Как вы считаете, находят ли ваши сотрудники в Red Hat то, что они не смогли найти больше нигде?

Безусловно, мы становимся зрелой компанией. Но философия формируется снизу вверх, а не по указке руководства. Что же такая философия нам приносит? Одно из вознаграждений, которые мы получаем за свою работу, — это, конечно же, деньги, которые мы зарабатываем. Но и сама работа играет определяющую роль.

Что в ней уникального? Прежде всего — это шанс, который бывает лишь раз в жизни. Шанс поучаствовать в международной разработке и внедрении технологии, способной изменить социальную структуру общества. Вот главная отличительная особенность такой работы.

Во-вторых, наша культура. У нас нет строгой иерархии. Мы ограничиваем формирование иерархии, поскольку хотим поддерживать взаимопомощь и лидерские начала на всех уровнях. Мы хотим быть уверены в том, что достижения отмечает вся компания, а не только растущее число менеджеров. Мы действительно стремимся к тому, чтобы инновационные решения предлагало как можно большее число сотрудников. Поэтому для нашей корпоративной культуры характерны открытое общение и взаимопомощь.

Мы предлагаем самые широкие возможности для профессионального роста и обучения. Мы создали Red Hat University. Здесь для людей открыты разные пути в плане продолжения профессионального роста и обучения.

Каковы основные заблуждения в ИТ-отрасли относительно решений категории Open Source и людей, создающих такие решения?

Я не знаю, что говорят другие о свободном программном обеспечении, кроме того, что они часто неверно представляют, для чего его можно использовать или что они могут делать с открытым кодом. Однако есть множество заблуждений относительно аспектов лицензирования свободного программного обеспечения, на которые другие компании не обращают внимания или из-за недостатка информации часто опасаются соглашаться.

Насколько я могу судить, за последние годы в обществе произошли важные изменения и до определенной степени изменилось отношение к идеям Open Source; в частности, законодательство об авторском праве во многих странах учитывает особенности лицензий, подобных GPL.

Сейчас ведется огромная коллективная работа по созданию следующей версии этой лицензии. Но я должна отметить самое существенное: в обществе нет должного понимания, что собой представляет свободное программное обеспечение и что такое лицензирование подобных программных продуктов.

Иногда неверные представления связаны с недопониманием сути свободно распространяемый решений. Многие по-прежнему сомневаются, тенденция ли это или простая причуда. Red Hat взяла на себя роль первопроходца в области формирования долговечной, жизнеспособной и прибыльной бизнес-модели для компаний, занимающихся свободно распространяемым программным обеспечением.

Мы остаемся рентабельными вот уже 20 кварталов подряд. Я думаю, что это доказывает: свободное программное обеспечение — не просто модная тенденция, не причуда. Использование большинством компаний из списка Fortune 500 наших продуктов свидетельствует о том, что свободное программное обеспечение становится неотъемлемой частью современной жизни. Это движение, в котором мы намерены играть ведущую роль.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями