Бывают изделия, изначально задуманные для долголетнего использования: самолеты эксплуатируются десятилетиями, мосты — столетиями. Но бывает и незапланированное долгожительство. Вряд ли создатели операционной системы OpenVMS могли себе представить, что и через тридцать лет она сохранит свою актуальность. Но случилось именно так, и, отмечая официальный день рождения OpenVMS 25 октября 1977 года, представительство Нewlett-Packard организовало чествование «юбиляра» в Политехническом музее. Основным событием повестки дня стало выступление Криса Брауна, директором по стратегии программных продуктов OpenVMS.

Разработка первой версии VMS заняла два с половиной года. Начало было положено в 1975 году стартом двух проектов в компании Digital Equipment, пребывавшей тогда в зените славы. По проекту Star создавался компьютер VAX (Virtual Address eXtension), и его особенностью стало виртуальное расширение до 32 разрядов длины адреса PDP-11, а по проекту Starlet — новая операционная система на основе хорошо зарекомендовавшей себя RSX-11M. Первым итогом стали VAX 11/780 и VAX-11/VMS. До 1991 года система именовалась VAX/VMS; ее новое название — OpenVMS — отразило поддержку стандарта POSIX и совместимость с Unix. Позже, с появлением процессора Alpha, была разработана соответствующая версия системы, поэтому на протяжении нескольких лет сосуществовали различные варианты — один для VAX, другой для Alpha; затем с 1994 года, начиная с OpenVMS 6.1, выпускалась общая редакция. В последующем соблюдалось единство версий для разных процессоров, и выпускаемая сегодня OpenVMS 8.3 с равным успехом работает и на Alpha, и на Itanium.

Пережив VAX, затем OpenVMS пережила и Alpha, в будущем она будет поставляться только для серверов семейства HP Integrity во всех их модификациях — от серверов-лезвий HP Integrity BL до Superdome. Что же обеспечило операционной системе-«юбиляру» такое долголетие? По мнению Брауна, этим она прежде всего обязана своей надежности, нетребовательности к обслуживанию, способностью работать годами без сбоев. Устойчивость, защищенность от вирусных атак и хакерских вторжений сделала OpenVMS незаменимой в целом ряде ответственных приложений, хотя по количеству приложений она, скорее всего, уступает другим операционным системам. Тем не менее в силу сложившихся обстоятельств она явно уступает по популярности Windows, Linux и другим Unix-системам.

Корни того, что судьба OpenVMS сложилась именно так, как сложилась, следует искать в специфике технических воззрений руководителей DEC, в свое время не пожелавших признавать изменения и, в частности, не осознавших важности появления персональных компьютеров. Следуя своим представлениям, они закрыли проект Emerald, в задачу которого входило перенос VMS на ПК. И тогда Дэйв Катлер, его руководитель и один из ведущих разработчиков VMS, перешел в Microsoft, где приложил руку к созданию Windows NT. Естественно, он принес туда свои знания, и таким образом цепочка RSX-11M — VMS продолжилась. Но помимо неявного существования в недрах самой популярной ОС, VMS имеет и хорошие собственные шансы на будущее, она обладает для этого достаточным потенциалом. Сейчас, когда мир вступает в эпоху всеобщей кластеризации, оказались востребованными системы, способные управлять кластерами. И нельзя не признать, что ни у одной системы нет сопоставимого с OpenVMS «опыта» в этой области, кластерами система управляла, еще будучи «просто VMS». Первый, пусть и экспериментальный, кластер ARCnet был построен еще в 1977 году компанией Datapoint. А настоящий коммерческий кластер раньше других выпустила в 1984 году DEC — это был VAXcluster, и он работал под управлением VAX/VMS. Еще более двадцати лет назад система не только поддерживала параллельные вычисления, но к тому же и обеспечивала распределенное использование файловой системы и периферийных устройств. И сегодня OpenVMS управляет кластерами, построенными как на Alpha, так и на Itanium.

Будущее OpenVMS, в соответствии с технической политикой HP, в большой мере связано с серверами-лезвиями. Со времени появления первых лезвий, то есть примерно с 2002 года, стало ясно, что эволюция этих технологий с неизбежностью приведет к созданию крупных кластерных конфигураций. Но задача замещения монолитных систем лезвиями оказалась сложнее, чем можно предположить. Раньше других из лезвий оказалось возможным собирать простейшие кластеры типа Beowulf, в них лезвия связаны только системами обмена сообщениями, поэтому они стали основой для большинства современных суперкомпьютеров. Но это только начало. HP сделала на лезвия более серьезную ставку и теперь как компания, занимающая лидирующее положение среди производителей такого рода оборудования, стремится объединить аппаратный ресурс лезвий с кластерными возможностями OpenVMS. В июне 2006 года во время объявления машин BladeCenter c-Class было заявлено, что целью проводимой технической политики является создание инфраструктуры нового поколения. Эта структура будет триедина — в нее войдут сами лезвия, технологии для их объединения и операционные системы. Такая политика была названа Blade Everything. По словам специалиста по продажам бизнес-критичных систем Кирилла Вахрамеева, вот в этой «блейдизации» и предстоит занять важное место OpenVMS.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями