О возможном слиянии Foxconn и Quanta впервые заговорили еще в августе прошлого года, когда в одном из тайбэйских деловых изданий появилась информация о том, что переговоры между компаниями ведутся уже в течение нескольких месяцев. Вслед за этим появились и первые официальные опровержения, которые, впрочем, нисколько не остудили горячие головы. СМИ продолжали публиковать сенсационные материалы о готовящейся сделке, аналитики рассуждали о том, что она принесет индустрии. В одной из тайбэйских газет даже назначили формальный анонс слияния на начало нынешнего года.

В октябре председателю совета директоров Foxconn Терри Гуо пришлось публично в присутствии нескольких тысяч человек назвать слухи о слиянии его компании с Quanta беспочвенными.

Дело было во время празднования 30-летней годовщины корпорации Acer, куда он был приглашен в качестве почетного гостя. Понятно, что после подобного шага тому же Гуо, что называется, «технически» было бы затруднительно по прошествии некоторого времени объявить о фактическом совершении сделки, тем самым признав небеспочвенность лично опровергнутых им «слухов».

Были (и остаются по сей день) и другие «технические» причины, скажем так, не очень способствующие объединению активов Foxconn и Quanta.

Например, тот факт, что по объемам продаж они являются на сегодня тайваньскими ИТ-компаниями номер один и номер два — их слияние наверняка вызвало бы неподдельный интерес со стороны соответствующих государственных органов.

Обилие слухов и пересудов, окружающих тайваньскую ИТ-индустрию, во многом связано с нестабильностью тайваньского фондового рынка и его сильной зависимостью от спекулятивных ожиданий.

Как и в других странах Юго-Восточной Азии, рынок ценных бумаг на Тайване некоторое время назад пережил период бума, который, естественно, не мог продолжаться до бесконечности. ИТ-индустрия в значительной степени определяет состояние всей тайваньской экономики, и этот бум был в первую очередь связан с бурным ростом мирового ИТ-рынка и расширением сферы влияния тайваньских компаний.

Когда же возможности дальнейшей экспансии оказались в большинстве своем исчерпаны, бум на перегретом фондовом рынке сменился спадом — даже при том, что конъюнктура рынка оставалась не такой уж плохой для тайваньских ИТ-компаний.

Разумеется, это не означает, что резервов для дальнейшего развития тайваньской ИТ-индустрии больше нет никаких.

Однако в ее нынешнем состоянии эволюционное развитие лимитировано возможностями сравнительно небольшого числа потребительских рынков. А качественного скачка вперед трудно ожидать без перевода отрасли с «контрактно-производственных» на инновационные рельсы: несмотря на все усилия компаний и властей, этот процесс идет на Тайване с большим трудом.

Применительно же к фондовому рынку это оборачивается скудными возможностями маневра для профессиональных игроков и повышенным интересом ко всему, что может повлиять на котировки, со стороны индивидуальных инвесторов, уже наученных горьким опытом тотального обесценивания акций. То и другое создает благоприятную почву для спекулятивной игры.

Причем если компаниям, как правило, не очень выгодна такого рода игра вокруг их акций, то их собственным сотрудникам, владеющим ценными бумагами своих предприятий, она может сулить возможность сорвать неплохой куш. А таковых сотрудников в тайваньских компаниях довольно много — фондовые опционы являются здесь одним из наиболее популярных методов стимулирования и поощрения работников.

Foxconn — одно из немногих счастливых исключений в тайваньской ИТ-индустрии. Акции компании в последние годы растут в цене почти непрерывно. А вот котировки акций Quanta к августу прошлого года упали до рекордно низких отметок. Так что, если в Foxconn и в самом деле рассматривали возможность слияния с Quanta, год назад ситуация была для этого вполне благоприятной. Именно в этот момент в средствах массовой информации начали появляться материалы о возможной сделке.

Сейчас звезды уже не так благоволят этому слиянию — слишком много шумихи было поднято вокруг него в прошлом году. Думается, и сегодня многие на Тайване согласились бы с тем, что для Quanta, как минимум, политически спокойнее и надежнее иметь Foxconn в качестве союзника, нежели в качестве врага.

Трудно, впрочем, было бы не согласиться и с великим Отто фон Бисмарком, который еще в XIX веке утверждал: «Политика есть искусство возможного». Железный канцлер, кстати, тоже в свое время предостерегал Германию от войны на два фронта, но очень скоро обстоятельства сложились так, что практическая реализация этого совета оказалась невыполнимой. 

Вячеслав Соболев — в 2004-2007 годах работал редактором тайваньского онлайн-издания DigiTimes.com, освещающего события и тенденции ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями