ИТ-директора с успехом осваивают роль деловых людей. Руководители программ MBI в один голос твердят о радикальном изменении психологии слушателей на втором году обучения: их интересуют уже не столько технические, сколько управленческие вопросыВ начале нового века в России заговорили о нехватке невиданных дотоле специалистов — CIO, то есть ИТ-директоров, которые сочетали бы знание технологий с глубоким пониманием бизнеса и приняли бы участие в формировании стратегии своих компаний. Ряд образовательных учреждений решил взращивать ИТ-стратегов посредством программ профессиональной переподготовки.

Радикальнее всего поступили в Государственном университете управления, открыв при поддержке «Академии АйТи» совершенно новое направление — двухгодичную программу MBA (Master of Business Administration) со специализацией «Информационный менеджмент», получившую название MBA/MBI (Master of Business Information).

Идея оказалась востребованной, и уже в 2003 году Академия народного хозяйства расширила свою одногодичную программу профпереподготовки CIO (она также была разработана совместно с «Академией АйТи») до двухгодичной MBA CIO. ГУУ и «Академия АйТи» не стали стоять на месте и через год запустили дистанционную версию e-MBI, рассчитанную на регионы. В 2006 году появился ее «гибрид» для банковских служащих, выполненный по заказу Сбербанка России, — e-MBI-bank.

К программам такого ранга обратилась и Высшая школа экономики, где в ноябре этого года стартует MBA со специализацией «Бизнес-информатика», разработанная на основе одногодичной программы профпереподготовки «Менеджер в сфере бизнес-информатики» (так называемая «мини-MBI»).

Сплав бизнеса и ИТ

Изначально программы, получившие в обиходе обобщенное название MBI, ориентировались на две категории слушателей — ИТ-директоров, желающих приобрести управленческие навыки и знание экономических дисциплин, и топ-менеджеров, осознавших значение информационных технологий в стратегии бизнеса. Тем не менее последних на ученической скамье оказалось не так уж много, и сегодня курсы MBI сосредоточены главным образом на экономическом образовании технарей. Правда, как утверждает директор Высшей школы бизнес-информатики ГУ-ВШЭ Александр Олейник, ситуация начинает меняться. Уже сейчас 15% аудитории программы «Менеджер в сфере бизнес-информатики» (60% ее выпускников поступили на новую двухгодичную MBI) составляют аналитики и собственники, чей бизнес находится в сильной зависимости от ИТ. Подобная картина наблюдается и в ГУУ, где 15% слушателей — владельцы ИТ-компаний. На других программах MBI управленцы все еще редкие гости.

ИТ-директора с успехом осваивают роль деловых людей. Руководители программ MBI в один голос твердят о радикальном изменении психологии слушателей на втором году обучения: их интересуют уже не столько технические, сколько управленческие вопросы. Характерно, что многие компании готовы оплачивать обучение своих ИТ-директоров. В программе MBA CIO треть аудитории обучается за счет предприятия, в e-MBI — 70%, в MBA/MBI — более 90% и только в ВШЭ 90% слушателей мини-MBI берут расходы на себя. Однако и клиенты у программ разные. Если в e-MBI это сотрудники крупных нефтяных, энергетических, банковских и градообразующих предприятий, а в MBA/MBI — крупных компаний различных отраслей, то ВШЭ имеет дело в основном с частными компаниями среднего бизнеса. Главный контингент MBA CIO — служащие производственных компаний, ИТ-фирм, консалтинговых агентств и банков.

Превалирующая «техническая» часть аудитории также не совсем однородна. Наряду с опытными ИТ-директорами приходят люди, находящиеся на более низких управленческих позициях. По словам Екатерины Лавреновой, директора департамента профессиональной переподготовки «Академии АйТи», некоторые слушатели e-MBI являются кадровым резервом, который предприятия направляют для подготовки к руководству ИТ-службой. В АНХ заявляют о готовности принимать ИТ-специалистов, не имеющих управленческого опыта, но четко представляющих себе свою дальнейшую карьеру (таких на программе — меньше четверти). Но для начала им придется доказать, что у них больше шансов стать настоящими CIO, чем у иных ИТ-директоров: конкурс в АНХ составляет уже 2,5 человека на место.

Расстановка приоритетов

На сегодняшний день все программы MBI разрабатываются в соответствии со стандартной структурой курсов MBA со специализацией и соответственно длятся два года каждая. Государственные требования к MBI находятся в процессе разработки. А пока две трети программ MBI составляют базовые финансовые и экономические дисциплины, заимствованные из MBA с некоторой адаптацией под специфику ИТ-аудитории, а одну треть — специализированные предметы.

Именно в подходе к организации специализации и состоит главное различие программ. Общими для всех них являются, пожалуй, только курсы по управлению информационными системами, информационной безопасности, формированию ИТ-стратегии, внедрению информационных систем и электронному бизнесу. В остальном мнения о том, какими знаниями должен обладать истинный CIO, расходятся.

АНХ предлагает весьма разнообразную программу, включающую в себя как общетеоретические аспекты управления ИТ-подразделением и формирования ИТ-стратегии, так и исследование конкретных систем (Oracle E-Business Suite, Microsoft Axapta), методологий (SADT, ARIS, MRP II, UML, RUP) и технологий; отдельно рассматриваются практики внедрения и эксплуатации ERP-систем. Впрочем, по словам директора Школы ИT-менеджмента АНХ Александра Соколова, курсы по конкретным технологиям оказываются маловостребованными: будущие CIO предпочитают изучать бизнес и развивать лидерские качества. Так, большей популярностью пользуются семинары по стресс-менеджменту, развитию харизмы, коммуникативным ресурсам лидерства и пр.

Еще большая гибкость достигнута в ГУУ. Слушатели не только могут составлять часть специализации из многочисленных предметов на выбор, но и оказывать влияние на состав обязательных дисциплин. В результате MBA/MBI адаптируется под каждую отдельно взятую группу в зависимости от опыта, специфики работы, интересов клиентов. Обязательные курсы мало чем примечательны в сравнении с другими программами и включают как теорию, так и конкретные технологии. Список же необязательных предметов состоит из занятий по самым различным направлениям: развитию психологических качеств менеджера, электронной коммерции, повседневным задачам управления ИТ-отделом. Также предлагается ознакомление с решениями партнеров ГУУ: SAP, Oracle, IBM, Sun Microsystems.

У программ e-MBI и e-MBI-bank более четко регламентированные учебные планы со сбалансированным соотношением управленческих и технологических курсов. Проводятся занятия по OLAP в совокупности с технологиями Data Mining. Большое значение придается управлению качеством. Сюда относится не только изучение ITIL, но и объемный курс по менеджменту качества информационной системы. Отдельное внимание уделяется внедрению ERP-систем с рассмотрением программных продуктов от SAP, Microsoft и Oracle.

Пожалуй, самая оригинальная версия MBI представлена в ВШЭ. Во-первых, она характеризуется практически полным отречением от всякой технологичности. Существующие на рынке системы рассматриваются здесь только в рамках вводного обзора.

«Одним это интересно, другим — абсолютно неинтересно, а завтра не будет интересно ни тем, ни другим», — считает Олейник.

Во-вторых, за счет отказа от изучения технологий список общетеоретических дисциплин оказался достаточно разнообразным. Он включает, в частности, такие курсы, как организация перехода к ИТ-аутсорсингу, интеграция информационных систем и ИТ-консалтинг. Наконец, в ВШЭ не используются привычные зачеты и экзамены. В конце каждого курса слушатели проводят исследования в собственной компании и пишут по ним объемные отчеты.

Кроме прочего, каждая школа проводит для слушателей мастер-классы. В АНХ на них выступают сотрудники известных компаний, желающих рассказать о своих продуктах, в ВШЭ — представители консалтинговых компаний и фирм-разработчиков (в будущем планируется также приглашать внедренцев), в «Академии АйТи» — известные эксперты в области информационных технологий. В ГУУ избегают каких-либо рамок и приглашают всех тех, кто может представлять интерес для аудитории.

По ту сторону баррикад

Одна из сложностей организации программ MBI — подбор преподавателей. ИТ-специалисты зачастую довольно скептически относятся к общетеоретическим дисциплинам. Более того, из-за высоких требований к поступающим — как минимум два-три года опыта управленческой деятельности либо работы в ИТ-отрасли — случается, что слушатели оказываются более сведущими в специфике ИТ-бизнеса, чем стоящий перед ними лектор. Поэтому замена преподавателей на программах MBI не редкость. На e-MBI их некоторый «отсев» происходит и из-за особенностей работы в дистанционной форме — необходимости выступать своего рода модератором на электронных форумах и проводить семинары, не видя реакции аудитории. Первый такой семинар, по словам Лавреновой, проваливают даже многие опытные преподаватели, и не всякому удается преодолеть этот барьер.

Так методом проб и ошибок каждой школе удалось укомплектовать преподавательский персонал самым оптимальным, на их взгляд, образом. ГУУ делает ставку на собственный резерв лекторов MBA и ИТ-специалистов компаний-партнеров, таких как «ТехноСерв А/С», Stins Coman, «Академии АйТи» и ряд других. Технологии изучаются при содействии представителей компаний-разработчиков, имеющих в ГУУ собственные кафедры. Особенность программы MBA/MBI, как подчеркивает ее руководитель Владимир Годин, состоит в значительном объеме технических, программных и финансовых ресурсов, предоставляемых университету ИТ-бизнесом.

В e-MBI и e-MBI-bank базовые курсы MBA также читаются в основном сотрудниками ГУУ, а специализированные дисциплины берет на себя «Академия АйТи». Приглашаются и сторонние преподаватели. По словам Лавреновой, за счет некоторой экономии денежных средств, достигаемой как следствие малого количества очных часов, в программу удается привлекать именитых специалистов.

В АНХ акцентируют внимание на том, что все преподаватели MBA CIO — практики, устанавливающие со слушателями «контакт практически на уровне консалтинга». Что характерно, в АНХ не только приглашают преподавателей, но и предлагают всем ИТ-компаниям, желающим прочесть курс, принять участие в программе; отсюда столь значительное число предметов по выбору. По словам Соколова, если курс оказывается востребованным и остается в учебном плане, лояльность слушателей к решениям предложившей его компании возрастает.

В программе ВШЭ преподаватели также являются исключительно практиками, 60% из них — приглашенные специалисты. К разработке учебного плана был привлечен целый ряд ИТ-компаний, имеющих в ВШЭ базовые кафедры: IBM, ЛАНИТ, Microsoft, SAP, «1C», IDS Sheer. Причем, готовя программу, ВШЭ ограничилась сотрудничеством с этими компаниями и изучением опыта российских коллег. Последние, напротив, в той или иной степени ориентировались на зарубежные программы подготовки CIO.

Стратегию — в регионы

Об обучении региональных ИТ-директоров через Internet в «Академии АйТи» задумались еще тогда, когда пять лет назад запускали с АНХ программу CIO. Поддержку идеи дистанционных курсов компания нашла в ГУУ. В результате на свет появилась программа e-MBI, использующая все современные методы дистанционного обучения: стандартные электронные материалы, общие и приватные тематические форумы по каждому предмету, онлайновые семинары (время которых назначается в зависимости от территориального расположения слушателей) и индивидуальные печатные пособия. Учебный процесс не ограничивается дистанционной формой — 30% аудиторного времени отводится очным установочным и экзаменационным сессиям. На удивление такая форма обучения нашла отклик и у жителей столицы: москвичи составили примерно 35% аудитории.

В АНХ проблема обучения региональных ИТ-директоров также считается решенной. Для этого существует модульная программа, включающая три очные сессии по две недели в год. На нее тоже иногда поступают москвичи, желающие сэкономить время. Региональные же слушатели представляют, по словам руководителя программы Татьяны Соколовой, «более возрастной и статусный контингент», обучение которого чаще оплачивают предприятия.

О модульной программе задумываются и в ВШЭ, но, как отмечает Олейник, сначала нужно опробовать вечернюю версию. К дистанционному же обучению в ВШЭ и АНХ относятся с настороженностью. По словам Соколова, оно не только в принципе не способно заменить очных встреч с преподавателем, но и лишено таких важных элементов, как общение в группах, коллективная работа над кейсами и расширение деловых связей. Лавренова, однако, утверждает, что эти вопросы успешно решены: слушатели e-MBI не только участвуют в дискуссиях на форумах и даже выполняют в них командные работы, но и вместе проводят досуг как на очных сессиях, так в отдельных случаях во время отпусков.

Хотя эффективность дистанционных программ кажется Соколову спорной, отдельные электронные курсы он полагает вполне приемлемыми. Поэтому уже сейчас в АНХ ведутся работы по переводу некоторых лекций MBA CIO в электронную форму.

Куда теперь

Однозначно говорить о результатах программ MBI пока рано. Основная цель каждой из них — научить ИТ-директора говорить на языке бизнеса, чтобы дать ему возможность войти в топ-менеджмент. Однако сам топ-менеджмент в большинстве своем пока не готов принять в свои ряды начальника ИТ-службы. По словам Олейника, всего 30% слушателей мини-MBI находят поддержку у руководителей компаний. Соколов отмечает, что во всей стране пока только четверть ИТ-директоров входит в высшее руководство. Тем не менее количество поступающих на программы MBI ежегодно увеличивается, что Соколов связывает с более серьезным, чем раньше, отношением бизнеса к ИТ-департаменту и ИТ-директору.

По данным АНХ, 15% людей, закончивших MBA CIO, становятся генеральными директорами или открывают собственный бизнес. Ожидается, что этот процент будет расти. Правда, на других программах резкое изменение карьеры происходит в единичных случаях. Смена компании по окончании обучения также не частое явление. Что касается роста заработных плат слушателей, то руководители программ MBI не располагают на этот счет точной информацией.

По утверждению Соколова, 100% выпускников поднимается вверх по карьерной лестнице в собственной компании либо при переходе в другую. Олейник, напротив, предостерегает от поспешных выводов: образование не является решающим фактором в успехе каждого отдельно взятого ИТ-директора. Годин, являющийся также председателем совета Российской ассоциации бизнес-образования, и вовсе отказывается мериться силами с конкурирующими программами. По его мнению, ИТ-рынок страдает от такого сильного дефицита специалистов, что нужно «всем взяться за руки» и сообща работать над подготовкой кадров.


Недешевое удовольствие

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями