Computerworld, США

Несмотря на то что компания MySQL получает плату только от одного из каждой тысячи пользователей, она процветает и даже планирует провести IPO

Мартин Микос: «Мы сотрудничаем с компаниями, выпускающими решения с закрытым кодом, и при этом уверены, что в перспективе свободно распространяемые продукты в любом случае победят»Мартин Микос — пример того, как после окончания колледжа со степенью по технической физике можно стать генеральным директором компании. Свою первую компанию, занимавшуюся интеграцией программного обеспечения, Микос создал еще во время учебы. Он продавал программные продукты в России, разработал СУБД для компании Solid Information Technology, работал в фирме, выпускавшей программное обеспечение для поддержки телекоммуникаций, руководил букмекерским сайтом, который закрылся во время периода массового краха Internet-компаний. В 2001 году технический директор и сооснователь компании MySQL, выпускающей одноименную свободно распространяемую СУБД, Майкл Видениус, однокашник Микоса по колледжу, пригласил его возглавить компанию. С того времени MySQL, став одной из самых популярных систем категории Open Source, используется многими из проектов Web 2.0.

Вы считаете, что рынок Web 2.0 — это очередной мыльный пузырь?

Ничего подобного на массовый крах доткомов, по-видимому, не случится. Да, здесь больше денег, предоставленных венчурными фондами, и больше предпринимателей, чем этого требует рынок. Но так и должно быть: в этой ситуации, согласно дарвиновскому закону, выживает сильнейший. Мы пытаемся помочь всем нашим клиентам быть суперуспешными, хотя, конечно, понимаем, что не все такими станут.

Поэтому услуги поддержки корпоративных клиентов, которые вы начали недавно оказывать на принципах подписки, — это средство защититься от потенциального обвала рынка?

Никакого обвала не будет. Будет возникать много новых компаний. Есть, конечно, и дутые предприятия, которые в конце концов просто исчезнут. Как правило, они пользуются нашими услугами бесплатно. Клиенты начинают платить только потому, что их бизнес-модель начинает работать. К примеру, YouTube — это клиент, который платит, Second Life платит, CraigsList платит. Никто не может предсказать, к чему они в конечном счете придут, но сейчас это очень надежные клиенты.

Вы открыто признаете, что только один из тысячи пользователей MySQL когда-либо платит. Вы не думали о возможности частично закрыть исходные тексты некоторых кодов или продуктов?

Мы обсуждали это много раз. Думаю, так мы можем приобрести несколько новых клиентов, но при этом потерять 2 млн. пользователей. Такого рода компромиссы не для нас. Перед нами пример других компаний, которые создают продукты с закрытым кодом на основе свободно распространяемых решений. И при этом не возникает впечатления, что они добились каких-то особых успехов.

Я думаю, что мы надежно защищены от такой меркантильной политики действиями наших конкурентов. Когда вы загружаете MySQL, вы получаете код, права на который описываются лицензией GPL. И этот код принадлежит нам. У нас есть авторское право, мы определяем, что в него входит, мы занимаемся исправлением ошибок.

И потом, важную часть того, что дает платное абонентское обслуживание, скопировать невозможно. Нашу техническую поддержку или наши службы мониторинга скопировать нельзя.

Когда меня спрашивают, не начнет ли Oracle поддерживать MySQL, я всегда отвечаю, что был бы этому только рад. Я действительно как-то им посоветовал: «А почему бы вам не выпустить Unbreakable MySQL?»

Я был бы рад конкурировать с Oracle на своем собственном поле, поскольку я бы бесплатно получил подтверждение нашей состоятельности.

Возможно, это сделают и IBM, и Microsoft. Что может быть лучшим подтверждением вашей состоятельности? Если вы уверены в своей бизнес-модели и своей компетентности, почему нужно бояться таких вещей?

Развитие вашей компании напрямую связано с ростом числа пользователей, в том числе и за счет чужих клиентов других компаний? Вы переманиваете пользователей Oracle, DB2, Microsoft SQL Server?

Если посмотреть на список наших клиентов, то в большинстве своем это начинающие компании, растущие компании, технологические компании. Действительно, они могли бы выбрать Oracle, Microsoft или IBM, но они заявили: «Вот новая вещь, мы хотим иметь самый лучший продукт». Очевидно, что стек LAMP (Linux, Web-сервер Apache, MySQL и язык программирования PHP) удовлетворяет всем их требованиям.

Однако инвесторы хотят знать, насколько многообразен круг ваших клиентов. Среди ваших пользователей много медийных компаний, но намерены ли вы приобрести клиентов среди промышленных предприятий?

Целый ряд исключительно успешных компаний сейчас работают в современном, онлайновом мире, и мы тоже. Мы будем рады производственным компаниям и всем тем, кто делает шаги к Web-архитектурам. Но, если они этого не делают, мы не будем их вынуждать.

Вы производите впечатление очень практичного человека, который случайно оказался связан с бизнесом, касающимся Open Source. Испытываете ли вы давление со стороны поклонников MySQL, которые хотят, чтобы вы были более «левым» или что-то в этом роде?

Я очень большой поклонник свободно распространяемых решений. Я верю, что это превосходный метод. Но в то же самое время я вынужден быть прагматичным. Я не возражаю, когда мне говорят, что для Free Software Foundation очень важно быть догматичным. И мы их за это уважаем. Но бизнесу принципиально чужд догматизм. Мы не судим наших пользователей или партнеров. Мы сотрудничаем с компаниями, выпускающими решения с закрытым кодом, и при этом уверены, что в перспективе свободно распространяемые продукты в любом случае победят.

И в этом нет никакой левизны, хотя эта ошибочная точка зрения очень популярна. В том, чтобы делиться, нет никакой левизны.

Наши пользователи вовсе не против того, чтобы мы зарабатывали деньги. Они за свободу. Поэтому зарабатывайте столько, сколько вы можете, но не трогайте свободу.

Что меняется в MySQL в связи с тем, что вы готовитесь к IPO?

Наш продукт становится «более корпоративным». Конечно, появляется поддержка большего числа формальных процедур и больше стандартов. Но именно так все и происходит. Мы не можем не развиваться. Сейчас в компании работает 350 человек. Я думаю, что через год-два это число удвоится.

Вы представляете себя в роли генерального директора после IPO?

Хм. Вряд ли имеет смысл слишком много думать об этом. Я буду работать в должности генерального директора до тех пор, пока смогу. Каждое утро, когда я просыпаюсь и понимаю, что до сих пор не уволен, я считаю своей победой.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями