Network World, США

Инициатива консорциума W3C приближает время, когда компьютеры смогут обмениваться не только данными, но и их смыслом

Повсеместная семантическая интероперабельность — это как мир во всем мире. Цель настолько грандиозна, расплывчата и противоречит меняющимся реалиям Internet, что, по-видимому, рассчитывать на ее достижение не стоит.

В большинстве ситуаций мы можем предположить, что гетерогенные приложения будут использовать различные схемы для определения семантически эквивалентных объектов (такие, как пользовательские записи данных), и что придется идти на определенные компромиссы, чтобы для поддержки полной интероперабельности определить соответствие данных между различными доменами.

Тем не менее многие дальновидные люди считают, что автоматизированная, полная и основанная на стандартах семантическая интероперабельность (при которой компьютеры смогут обмениваться не только данными, но и их смыслом) — это не пустая мечта. Важнее, что рассчитанная на перспективу инициатива Semantic Web, предпринятая консорциумом World Wide Web Consortium (W3C), постепенно развивается и в ее рамках создаются спецификации, которые до определенной степени конкретизируют представление Тима Бернерса-Ли и очень медленно, но все-таки осуществляются в реальном мире.

В W3C могут сослаться на Resource Description Framework (RDF) — первый и самый фундаментальный результат этой деятельности консорциума — как на серьезное достижение. Созданный в самом начале XXI века, RDF, как и тесно связанный с ним Web Ontology Language (OWL), формирует грамматику на базе XML и Uniform Resource Identifier (URI) для представления разнообразных элементов и их многогранных взаимосвязей.

Впрочем, RDF, OWL и другие создаваемые W3C спецификации не произвели фурор в мире сервис-ориентированных архитектур (Service-Oriented Architecture, SOA). Да и вообще, трудно назвать компанию, которая бы занималась только технологиями Semantic Web и при этом была бы хорошо знакома сотрудникам ИТ-службы обычного предприятия.

Кроме того, редкому корпоративному ИТ-департаменту сегодня требуются специалисты, имеющие опыт работы с технологиями Semantic Web. Все это только формирующийся, крайне специализированный сегмент для проектов, посвященных академическим исследованиям, далеким от массовых коммерческих продуктов и в которых большинство продуктов — это отдельные решения, а не интегрированные возможности корпоративных баз данных, средств разработки и прикладных платформ.

Частично проблема объясняется тем, что с самого начала цель, которая ставилась в рамках инициативы Semantic Web, была скорее утопичной, нежели реальной. Бернерс-Ли в своих лекциях говорит о неких чудесных метаданных, описаниях и о политиках сверхвысокого уровня, обеспечивающих всеобщую интероперабельность за счет того, что каждый сетевой ресурс автоматически и всегда описывает себя самого на каждом мыслимом уровне. С другой стороны, требуется определенного рода словарь тэгов на базе XML, который каждый может использовать для любого компонента Internet-контента, тем самым поддерживая более мощные возможности обнаружения, индексации и поиска метаданных. По-видимому, успех всего проекта Semantic Web в целом прогнозируется исходя из уверенности в том, что эти новые стандарты будут приняты повсеместно в самом ближайшем будущем.

Следует отметить, что такое будущее не очень спешит наступать. О каких-нибудь явных коммерческих успехах на фронте Semantic Web говорить не приходится. Прошло восемь лет с того момента, как W3C ратифицировал RDF, и больше трех лет после начала распространения OWL, но ни один из них пока не завоевал широкую популярность ни среди компаний, ни среди пользователей.

По правде сказать, что число семантических проектов и организаций, работающих в этой области, устойчиво растет, свидетельством чему стало увеличение числа участников ежегодной конференции Semantic Technology Conference. И в отрасли снова пробудился интерес к семантической проблематике; одно из проявлений этого — недавнее объявление о создании консорциума Semantic SOA Consortium. Некоторые даже пытались, правда, без особого успеха, окрестить Semantic Web новым именем, Web 3.0.

Один из наиболее выразительных показателей коммерческого потенциала любой технологии — степень заинтересованности в ней корпорации Microsoft. Судя по этому критерию, Semantic Web до успеха еще далеко, и всерьез об этом можно будет говорить не раньше следующего десятилетия. В амбициозных планах корпорации, касающихся продуктов SQL Server, даже не упоминаются Semantic Web, онтологии, RDF или что-то подобное.

На самом деле вопросы семантической интероперабельности вызывают постоянный интерес во всей обширной компьютерной отрасли, и Microsoft, безусловно, не единственный производитель решений в области SOA, в котором хотя бы задумывались об этих вопросах на уровне архитектуры. Инициатива Semantic Web консорциума W3C может дать толчок к появлению новых, поддерживающих семантику SOA-архитектур, хотя воплощение этой мечты в жизнь может потребовать намного больше времени.

В конце концов, утопическим представлениям о гипертексте, сформулированным Ванневаром Бушем в 40-х и Тедом Нельсоном в 60-х годах, пришлось ждать своей реализации до 90-х годов, когда Тим Бернерс-Ли намекнул на то, что теперь мы называем World Wide Web.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями