«Открытые системы»

IBM видит главное преимущество сервис-ориентированных архитектур в возможности подчинить ИТ требованиям бизнеса

Основным тезисом в докладе, сделанном на Impact 2007 старшим вице-президентом IBM по программному обеспечению Стивом Миллсом, стало «установление мостов» между бизнесом и информационными технологиямиПрограмма прошедшей в Орландо в конце мая конференции IBM Impact 2007 была полностью посвящена сервис-ориентированной архитектуре (Service-Oriented Architecture, SOA). На конференцию собралось более 4,5 тыс. представителей заказчиков и партнеров корпорации, ее программу составили сотни докладов, шедшие по десяткам параллельных секций на протяжении пяти дней. В истории SOA это, пожалуй, первая акция подобного масштаба, поэтому конференция стала местом и подведения итогов, и определения планов на будущее этого молодого архитектурного направления, насчитывающего не более пяти лет. За этот по любым меркам короткий срок завершился процесс самоопределения. Еще относительно недавно, в 2003 году, на IBM Software Symposium Джейсон Вейссер, ныне вице-президент и технический директор сервис-ориентированных архитектур IBM, а тогда недавно пришедший из Microsoft специалист, говорил о SOA исключительно в будущем времени, сейчас же это полноценная реальность.

Даже фрагментарное знакомство, а иного, учитывая массовость, быть и не может, с тем, что было представлено на Impact 2007, позволяет получить вполне достоверный ответ на постоянно задаваемый вопрос: «А все-таки что же такое SOA?» На протяжении этих самых пяти лет ответ менялся. Еще недавно представление о SOA ограничивалось довольно простой схемой, где все сводилось к двум процессам: размещению и обнаружению сервисов в реестрах, а для определения SOA было достаточно суммирования протоколов по формуле SOA=SOAP+UDDI+WSDL; при этом механизм работы такого рода систем оставался не до конца понятным. В 2007 году от этого «романтического» периода осталось собственно название SOA. По дороге в наименовании сервисов совершенно оправданно потеряли префикс Web, а затем еще и ограничились тем, что под SOA стали понимать стандартную сервисную архитектуру.

Это приблизило программную инженерию к инженерии традиционной, основой которой является стандартизация. Теперь есть возможность создавать отдельные стандартизованные программные модули, а затем, следуя требованиям бизнеса, собирать из этих модулей системы. Модули стандартные, поэтому их можно использовать повторно, к тому же собирать системы из готовых модулей быстрее и адаптировать к требованиям бизнеса дешевле, чем строить тяжелые монолитные сооружения. И все-таки, что же такое SOA в этом современном представлении, лучше всего продемонстрировать на примерах.

Среди успешно реализованных проектов, представленных на Impact 2007, своей наглядностью отличалась система Торговой палаты колумбийского города Богота. Оказывается, в этой стране, более всего известной нам отнюдь не высокими технологиями, есть чему поучиться: здесь SOA применили для решения задач, весьма знакомых нашим предпринимателям. При общении со многими госструктурами, как известно, необходимо собрать массу документов и принести их соответствующему чиновнику. Так вот, колумбийцы решили, что сбор и подготовка сведений входит в компетенцию самой Торговой палаты. С использованием SOA эта задача была решена силами небольшого коллектива за несколько месяцев.

Проект, построенный на сервисах, оказался на редкость простым; он представляет собой матрицу сервисов, каждый узел матрицы — сервис. По колонкам располагаются клиенты разных типов, по строкам — типы операций, на пересечении — сервис, предоставляемый с помощью операции клиенту; всего таких сервисов оказалось 35. Далее из последовательности сервисов образуются бизнес-процессы, каждому клиенту может соответствовать его собственный набор бизнес-процессов, задача была решена, и хождение с бумагами по инстанциям прекратилось. Из колумбийского примера следуют два существенных для SOA вывода: такие проекты реализуются быстрее, и они просто интегрируются с управлением бизнес-процессами (Business Process Management, BPM). Стоит отметить, что объединение BPM с SOA стало одним из лейтмотивов Impact 2007.

Есть и другие впечатляющие примеры. Страховой компании Cardinal Health удалось поднять продуктивность на 40%, при этом применение SOA сократило трудозатраты в 40 раз. Объясняя этот феномен, Том Перрин, старший вице-президент Cardinal, заявил: «SOA — это не какое-то новое средство или новый язык. SOA позволяет брать идеи бизнеса и превращать их в код».

Родственность сервис-ориентированной архитектуры бизнесу рассматривается как основное достоинство SOA, которое оценено всеми участниками рынка. По этой причине начинаются тектонические процессы перестройки рынка программного обеспечения. Рыночный сегмент SOA еще находится в процессе становления, но уже сейчас аналитики оценивают его потенциал примерно в 160 млрд. долл. в год. Неудивительно, что такая цифра привлекает к себе самое серьезное внимание всех потенциальных игроков.

Логично, что основным тезисом в докладе, сделанном на Impact 2007 старшим вице-президентом IBM по программному обеспечению Стивом Миллсом, стало «установление мостов» между бизнесом и информационными технологиями.

«Если бы сдвиг в сторону SOA был чисто технологическим, то происходящее можно было бы назвать всего лишь еще одним громким эпитетом, но это не так, SOA обеспечивает связь с реальным бизнесом и с реальными проблемами бизнеса, поэтому мы называем новую эру business-driven computing», — заявил Миллс. По его мнению, в SOA воплощен опыт ИТ, накопленный на протяжении десятилетий. Это следующий эволюционный шаг (предшествующими, по Миллсу, были четыре поколения языков, от 2GL до 5GL), который позволит переводить идеи бизнеса в технологическую поддержку с более высоким качеством и скоростью, чем это было возможно прежде. Еще одно показательное высказывание Миллса: «Инновации в бизнесе требуют постоянных изменений, и SOA позволяет их осуществлять, причем делать это дешевле и быстрее».

Основной сложностью текущего момента, не позволяющей более плотно интегрировать SOA с BPM, Миллс считает отставание сложившейся корпоративной культуры от возможностей, предоставляемых технологиями: «Мы встроили слишком много бизнес-правил в существующие приложения, а вот теперь нам предстоит их разделить. Но сила привычки велика, и до тех пор, пока не произойдут необходимые культурные изменения, нам не удастся создавать такие динамически выполняемые бизнес-процессы, которые соответствовали бы следующему поколению представлений о моделировании бизнеса».

Заглядывая в будущее, Миллс считает, что неизбежная перестройка масштабных транзакционных систем в соответствии с требованиями SOA ляжет тяжелым грузом на ИТ. В США, где разрыв между бизнесом и технологиями меньше, чем в других странах, пик нагрузки выпадет на 2008-2010 годы.

Для преодоления разрыва в других странах IBM намерена создавать специализированные центры, так называемые SOA Leadership Center. Приоритетными местами образования центров считаются Индия и Китай. В центрах предполагается создавать специализирующиеся на распространении концепции «бригады», которые будут заниматься обучением и руководством пилотными проектами. Центры будут работать совместно с местными университетами, решая задачу подготовки местных экспертов, которым предстоит передавать опыт и знания при разработке местными ИТ-компаниями информационных систем из стандартизированных модулей.

Первый центр запланировано создать в государственном технопарке Dubai Internet City, спонсируемом Эмиратами и Саудовской Аравией; в состав бригады войдет равное количество представителей от IBM и местных компаний. Второй центр — в Ле-Гауде, (Франция), в создании третьего, японского, будут участвовать власти страны и автомобильные компании Nissan, Toyota и Honda. Затем намечено создание центров в Бразилии, Китае (в Пекине и Шанхае), позже в Восточной Европе, возможно, в Румынии и Чехии.

Если же отвлечься от бизнеса, то с технологической точки зрения можно говорить о двух продемонстрированных подходах к SOA. Один — вполне привычный и традиционный, если не сказать консервативный; его на Impact 2007 предлагал генеральный менеджер IBM WebSphere Том Розамилиа со своей многочисленной командой. Другой — футуристический; его скорее предвещал, чем представлял, вице-президент по технологической стратегии IBM Ирвин Владавски-Бергер. Соответственно, Розамилиа начал свою презентацию с хорошо известной всем, кто хоть немного знаком с программными продуктами WebSphere, картинки, где инфраструктурные сервисы и бизнес-сервисы объединены корпоративной сервисной шиной и поддерживаются средствами управления и разработки. Это то, что реально делается сегодня, и ничего удивительного, что 99% всех секционных докладов было посвящено данному прагматическому направлению. Но это, по мнению Владавски-Бергера, день сегодняшний, а день завтрашний он — по аналогии с завоевывающим популярность виртуальным миром — назвал «Второй жизнью». По его мнению, современные методы взаимодействия с бизнес-приложениями безнадежно устарели. Для новых интерфейсов следует воспользоваться опытом создателей видеоигр; IBM предлагает интерактивную SOA-игру Innov8, которая является учебным симулятором в области управления бизнес-процессами (BPM Simulator).

На конференции был также сделан ряд продуктовых объявлений. Часть новинок принадлежит к «традиционной» продуктовой линейке, например IBM DB2 Dynamic Warehouse, но немалая часть приходится на продукты, приобретенные вместе с компаниями Rational Software, Webify Solutions, FileNet, DataPower.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями