Форум разработчиков Intel в последние годы стали называть камертоном для ИТ-индустрии — камертоном, сверившись с которым, можно продолжать движение. В 2007 году этот камертон впервые в полный голос зазвучал на китайский лад

Почему в Китае? Потому что дешевле? Неужели это единственная причина? Подобные вопросы в дни пекинского форума IDF, что называется, витали в воздухе — точно так же, как тремя неделями ранее, когда президент и генеральный директор Intel Пол Отеллини выступил в Пекине с сенсационным заявлением, обнародовав планы корпорации построить завод по производству микросхем с использованием подложек диаметром 300 миллиметров в городе Далянь. В это предприятие в Intel намерены вложить 2,5 млрд. долл., планируя, что оно начнет выпускать продукцию в 2010 году.

Когда-то этот город был известен нашим предкам как Дальний. Говорят, даже после русско-японской войны его развитие продолжалось японцами по планам русских инженеров. А теперь… Теперь «надежные» источники на Тайване сразу же сообщили: завод в Даляне потребовался корпорации Intel для выпуска чипсетов начального уровня. Неужели? А не те ли это источники, что примерно год назад так уверенно рассуждали — практически как о свершившемся факте — об уходе Intel с рынка чипсетов начального уровня? Конечно, они самые — источники, которые и сами не прочь поживиться на рынке чипсетов начального уровня.

«Мы здесь, чтобы символизировать сотрудничество», — заявил в день открытия форума в Пекине директор по технологиям Intel Джастин Раттнер, обращаясь с трибуны конференц-центра Beijing International Convention Center к рекордной для IDF аудитории, превысившей пять тысяч человек 

Китай — это мечта, Китай — это табу, Китай — это локоток, который близок, да не укусишь. Китай — это все и одновременно ничто для тайваньской полупроводниковой индустрии, связанной по рукам и ногам тайбэйскими властями в их неуемном стремлении отстоять свое право на политическую самостоятельность. В Китае не найти столь совершенной инфраструктуры для полупроводниковых производств — у нас же все компактно, все поставщики материалов и оборудования чуть ли не в пределах видимости, запросы на получение техподдержки обрабатываются в течение нескольких минут, говорят на Тайване. А в Санта-Кларе не слушают. И в Корее не слушают. И в Германии это мало принимают в расчет. Конечно, Китай — это еще и огромный рынок. Но ведь этому рынку нужны не только чипсеты начального уровня.

У Intel офис в Пекине с 1985 года (в Гонконге офис появился еще раньше — в 1980-м, но Гонконг тогда был британской колонией), центр разработки ПО в Шанхае — с 1993 года, там же, в Шанхае, азиатско-тихоокеанский центр исследований и разработок — с 2005 года. Десять лет назад у Intel в Китае появилось первое производственное предприятие — фабрика корпусной упаковки и тестирования микросхем, опять же в Шанхае. Теперь у Intel уже три такие фабрики в Шанхае и еще две в городе Ченгду, административном центре провинции Сычуань, расположенной в центральной части страны. У Intel в Китае около 7 тыс. сотрудников.

Пример Intel — далеко не единичный. Китай, где коммунистическая идеология и однопартийная политическая система вполне мирно уживаются с частной собственностью и прочими атрибутами рыночной экономики, уже давно стал своего рода землей обетованной для ИТ-индустрии. Она все еще живет по закону Мура и по-прежнему говорит по-английски, но при этом со все более заметным китайским акцентом.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями