В Санкт-Петербурге прошел традиционный IT-Summit 2007

Пятый IT-Summit, прошедший под эгидой ассоциации АПКИТ в Санкт-Петербурге, собрал заметно меньше участников, чем предыдущие (около 120 человек против почти 170 в 2006 году). Однако основной костяк активных «лидеров ИТ-индустрии» организаторам встречи удалось сохранить. Программа форума в общих чертах не отличалась от прежних. В ней фигурировали вопросы снижения налогообложения и повышения капитализации, анализ итогов развития российского ИТ-рынка в 2006 году, обсуждение ключевой проблемы ИТ-отрасли — образования и кадрового обеспечения, а также перспектив регионального бизнеса и защиты интересов акционеров от недобросовестности наемных менеджеров. Однако фактические направления дискуссий выстроились не совсем так, как было запланировано.

Налоговый «тормоз»

Усилия государства и делового сообщества по повышению капитализации ИТ-бизнеса прежде всего через налоговые льготы участникам определенных сегментов ИТ-рынка не вызвали оптимизма у участников. Увы, приоритетность развития информационных технологий, о которой с таким воодушевлением говорят представители власти, до сих пор не воплотилась в полезные бизнесу мероприятия. Деятельность по стимулированию государством спроса и предложения в области ИТ в основном свелась к увеличению госзаказа по некоторым направлениям, но ни одной меры, имеющей системный эффект, не принято. Большая часть проблем, с которыми сталкивается ИТ-индустрия, находится вне компетенции отраслевого министерства. Попытки внести «точечные изменения» в налоговое законодательство, требующие изменений в цепочке нормативных актов, буксуют на стадии межведомственных согласований.

Например, для того чтобы начал действовать принятый закон о снижении ЕСН для ИТ-бизнеса, осталось лишь принять постановление правительства о том, что такое ИТ-компания и кто будет устанавливать соответствие этому определению. Но разногласия между Мининформсвязи и МЭРТ по поводу проекта этого постановления до сих пор не урегулированы. Таким образом, даже первый шаг к созданию благоприятного налогового режима для российских компаний, который был призван помочь экспортерам программного обеспечения в конкуренции на мировых рынках, фактически не сделан. Любопытно, что при этом 70% опрошенных в 2006 году ассоциацией «Руссофт» крупных разработчиков заказного программного обеспечения отметили «улучшение поддержки отрасли со стороны государства» за последние два года, однако из всей совокупности таких компаний схожую оценку ситуации дали лишь 30% респондентов. Поборовшись за помощь разработчикам заказного софта, теперь в Мининформсвязи полагают, что следует расширить сферу поддержки на смежную отрасль — микроэлектронику и производителей комплексных решений, включающих оборудование и программное обеспечение. По мнению заместителя министра информационных технологий и связи Дмитрия Милованцева, нужно ставить амбициозные задачи (вроде создания ракет), которые по плечу только крупным предприятиям, а рынок небольших смежных компаний «структурно подстроится сам».

Частные инвестиции в России сегодня не превышают 30% общего объема, остальное — вложения государственных и контролируемых государством компаний. Доля внимания, которая им уделяется чиновниками, и того меньше. ИТ-отрасль, развивающаяся исключительно за счет частных капиталовложений, пока не достигла того веса в экономике, чтобы ее состояние постоянно приковывало внимание властей.

А вот прозрачностью бизнеса, в том числе и ИТ, власти интересуются неустанно. Начальник экспертного управления администрации президента Аркадий Дворкович, выступление которого открывало программу IT-Summit 2007, отнес к одной из фундаментальных экономических проблем обеспечение публичности российских компаний. Главную роль в ее решении играет изменение режимов налогообложения и, что еще более важно, налогового администрирования. Подрастая, ИТ-компании попадают в специальные налоговые инспекции для крупных налогоплательщиков, требующие фантастическое количество документов, оформление которых выливается в немалые дополнительные расходы.

«По масштабам отрасли в ней должно быть не менее десятка публичных ИТ-компаний, а их нет», — отметил президент группы компаний Verysell Михаил Краснов. Причина — преимущества публичности для владельцев бизнеса не очевидны, а ее цена слишком высока.

«Налоговая система сегодня ‘не понимает’ российской экономики, а в налоговых органах нет понимания потенциала легализации», — считает Дворкович. Например, весьма серьезные последствия может иметь недавнее решение Высшего арбитражного суда, позволяющее налоговым органам принимать во внимание «экономическую сущность сделок». В целом, судя по содержанию дискуссии, гораздо больше, чем в снижении налогов, ИТ-бизнес нуждается в защите от «креатива» налоговых органов.

О таможенных напастях, будораживших умы участников двух предыдущих саммитов, в этот раз даже не вспоминали. Похоже, настало время заново формулировать задачи ИТ-отрасли по взаимодействию с государством.

Торможение перед зрелостью?

По данным IDC, объем российского ИТ-рынка в 2006 году превысил 14 млрд. долл. Аналитики прогнозируют, что в 2007 году он составит около 17 млрд. долл. Практически все выступавшие на саммите отметили тенденцию замедления темпов роста рынка, выразив, однако, неоднозначное отношение к ней. Естественность и неизбежность начавшегося «торможения» всем понятны, но от этого не становится менее тревожно.

«Снижение темпов роста нас сильно беспокоит, так как может превратиться в крайне негативную тенденцию закрепления доли ИТ в ВВП», — отметил Милованцев.

Если в 2004 году рост ИТ-рынка по отношению к предыдущему году составлял, по данным IDC, 29%, то в 2005-м — 25%, в 2006-м — уже 23%, в 2007-м ожидается лишь 17% роста, а к 2011 году эта цифра упадет до 6-7%. По мнению председателя Лиги независимых экспертов Сергея Карелова, одна из причин замедления роста состоит в том, что «дефицитная» модель исчерпала себя, а других стимулов развития ИТ пока не появилось. Кроме того, избыток нефтедолларов в экономике позволяет крупным компаниям до поры до времени не очень заботиться об эффективности ИТ-службы и повышать затраты на собственный ИТ-персонал, не прибегая к аутсорсингу.

Падение темпов роста, наблюдаемое во всех сегментах, — нормальное явление, тревожит только, что в пору зрелости своей российский ИТ-рынок вступает почти с тем же самым багажом, что и «развивающийся»: нехватка крупных игроков, практическое отсутствие публичных компаний и недостаточно развитый сервис. С утратой прежней фантастической динамики рынка его структура почти не изменилась, вопреки прогнозам аналитиков о существенном росте доли услуг. Конечно, удельный вес сервисной составляющей постепенно увеличивается, но основные доходы по-прежнему приносит дистрибуция.

Интересно, что данные Мининформсвязи, оценившего объем российского ИТ-рынка в 2006 году в 361,5 млрд. рублей, показывают наличие структурных изменений: по сравнению с 2005 годом доля услуг выросла с 20,7 до 25,4%, программного обеспечения — с 13,7 до 15,8%, а доля оборудования уменьшилась с 65,6 до 58,8%. Объем экспорта программного обеспечения, согласно предварительным итогам исследования «Руссофта», в 2006 году превысил ожидания, составив 1,495 млрд. долл. Предполагается, что в 2007 году он достигнет 2,1 млрд. долл.

Недостаток ресурсной базы

Минимальная дополнительная потребность России в ИТ-специалистах для поддержки достигнутых темпов роста, согласно предварительным результатам исследования, проведенного АПКИТ в 2006 году, составляет около 200 тыс. человек в год. Примерно половина из них нужна самой ИТ-индустрии, более 17 тыс. требует сегмент заказных разработок, ориентированный в основном на экспорт, остальные необходимы предприятиям различных отраслей экономики.

Помимо того что выпускников ИТ-специальностей на порядок меньше, есть еще одна проблема. Испытывающий острую необходимость в профессионалах высокой и высочайшей квалификации рынок в реальности наводняется специалистами, удовлетворяющими лишь самым базовым требованиям. Разумеется, кадровый рынок незамедлительно реагирует на это очередным витком роста зарплат, причем в наибольшей степени растут доходы самых «дорогих» сотрудников. По данным рекрутингового агентства Human Capital, доход наиболее высокооплачиваемых ИТ-директоров в прошлом году вырос на 33% по сравнению с 2005 годом, системных аналитиков — на 62%, программистов — на 32%, менеджеров по продажам — на 25%. Особенно остро ощущается недостаток продавцов, дефицит же технических специалистов чувствуется в меньшей степени.

Самоидентификация

Дискуссия о перспективах развития региональных компаний на этот раз свелась к проблеме их самоидентификации. Как выяснилось, многие из тех, кого столичные бизнесмены привычно именуют «регионалами», себя таковыми не считают. Сетуя на перекошенную в пользу столиц структуру экономики, крупные уральские и сибирские компании приобретают московские и санкт-петербургские. Или открывают свои офисы в столицах, наряду с другими городами, выбранными в соответствии со стратегией развития бизнеса. Как справедливо заметили на саммите, останется ли компания локальной или вырастет до федерального масштаба, определяет именно ее стратегия и, конечно, успешность бизнеса, а не место прописки ее владельцев.

Целесообразность участия в проектах, которые проходят в рамках реализации Концепции региональной информатизации, разработанной Миниформсвязи и принятой в прошлом году, участники саммита оценили скептически. Предполагается, что к 2010 году администрации 80% регионов будут использовать типовые решения, разработанные за счет федерального бюджета, а доля услуг, предоставляемых органами власти через Internet, составит более 50%. При этом на реализацию проектов в 18 пилотных регионах на 2007 год выделено 130 млн. рублей. При таких объемах финансирования неудивительно, что участники рынка выражают скептицизм по поводу федеральных программ. 


На двух стульях

В российском ИТ-бизнесе продолжают «править» собственники. Ставшая традиционной дискуссия о проблемах передачи управления от собственников к наемным менеджерам и на этот раз велась весьма оживленно. Может быть, потому, что многие обсуждавшиеся проблемы носили не столько управленческий, сколько психологический характер. Например, если лидер набирает в команду менеджеров заведомо слабее себя, то в компании ему нет равных и многое приходится делать собственноручно. Бывает, что хозяин не представляет, чем заполнить свою жизнь, передав бразды правления генеральному директору. «Отцы-основатели» могут позволить себе сделать из бизнеса игрушку, которая им нравится в существующем виде, хотя ее вполне можно сделать более эффективной. Оптимальным выходом для владельца компании становится разработка новых бизнес-направлений.

Как пройти путь «от тирании к демократии», перейти к коллегиальному управлению, избежав присущей собственнику авторитарности? Корпоративное управление — это прежде всего процедуры. «С отходом собственников от управления система принятия решений усложняется», — отметил президент группы компаний DPI Евгений Бутман. Собственник имеет стопроцентное право на ошибку, однако он же не всегда с легкостью позволит наемному менеджеру учиться на ошибках. Возврат собственника к оперативному управлению — кризис для компании, и, даже если он позитивен, часто к нему прибегать не стоит.

«В мое отсутствие компания иногда развивается быстрее, но только количественно», — заметил генеральный директор Mont Дмитрий Москалев.

«Все понятное и детерминированное нужно отдавать, потому что это легко контролировать», — считает управляющий партнер компании Ward Howell Сергей Воробьев. Как правило, не передаются наемным управленцам функции контроля и защиты бизнеса, взаимоотношения с государством, выработка стратегии и мотивация ключевых менеджеров. Но именно благодаря этим функциям бизнес чаще всего претерпевает качественные изменения.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями