Как считают представители ИТ-отрасли, осваивать мировые рынки после вступления России в ВТО проще не станет
Константин Сидоров: «Возможности экспансии наших дистрибьюторов на европейские рынки сейчас сильно ограничены; более успешной может стать экспансия на среднеазиатские рынки»

Вступление России в ВТО, которое ожидается во второй половине 2007 года, может оказать влияние не только на внутренний рынок. Открытие границ, корректировка законодательства с учетом международных норм и прогнозируемый рост привлекательности российских компаний для зарубежных инвесторов — все это, возможно, даст дополнительный шанс отечественным бизнесменам попробовать свои силы на мировом рынке.

Своим прогнозом относительно перспектив российских ИТ-компаний на зарубежных рынках после вступления России в ВТО c нашим еженедельником поделился Константин Сидоров, президент группы компаний RRC, достаточно длительное время работающей за пределами СНГ.

Станет ли вступление в ВТО катализатором для экспансии российских компаний на иностранные рынки?

Развивая свой бизнес, компании неизбежно сталкиваются с необходимостью освоения новых рынков. Экономика становится все более глобальной, поэтому компании необходимо расширять свой бизнес, либо на определенном этапе уступить место более крупным игрокам. Вступление России в ВТО может стать лишь одним из факторов в пользу принятия подобного решения, но не ключевым.

Но, возможно, влияние этого фактора усилится, если наше государство поддержит российские компании?

ВТО очень жестко регулирует субсидируемость компаний. Государственная поддержка бизнеса, пробующего свои силы на новых рынках, противоречит самим правилам ВТО, поскольку это ущемляет интересы локальных компаний.

То есть компаниям придется рассчитывать только на себя?

Да, и думаю, это правильно. У нас и так очень сильное субсидирование. Чем конкурентоспособнее экономика, тем она живее. Компании должны развиваться сами, без стимулирования извне.

Какие рынки вы считаете наиболее привлекательными?

В первую очередь, рынки стран СНГ. Здесь отсутствует языковой барьер, что всегда является проблемой для компаний, выходящих на другие рынки. Эти страны очень близки нам с точки зрения менталитета, и, что важно, их экономика, бизнес и корпоративная культура пока находятся на более низком уровне. Поэтому российские компании, с точки зрения накопленных ресурсов и опыта работы, оказываются в более выгодном положении на этих рынках, чем локальные игроки.

И конкуренция с иностранными компаниями, видимо, тоже меньше?

Да, безусловно. Страны бывшего СССР не очень понятны для иностранцев, поэтому сегодня у российских компаний есть хорошие шансы закрепиться на крупных рынках Украины, Казах­стана, Азербайджана и так далее.

Насколько перспективны европейские рынки?

Если говорить о странах Восточной Европы, то они, разумеется, также интересны. Но надо понимать, что там сильна конкуренция со стороны западноевропейских компаний, для которых эти рынки в числе приоритетных. Например, рынок Польши, который сейчас является крупнейшим в Восточной Европе. От него все ждут каких-то чудес, какого-то результата, пытаются туда инвестировать, в итоге возникает сильнейшая конкуренция.

На мой взгляд, намного проще развернуться на маленьких рынках таких стран, как Сербия или Хорватия. Опыт показывает, что чем более закрыта экономика страны, тем легче в ней работать из-за низкой конкуренции именно с глобальными игроками.

Одним из перспективных может стать рынок Турции, который уже сейчас развивается исключительно хорошо. С точки зрения размера и возможностей это интереснейший рынок.

У каких компаний наиболее высокие шансы успешно развиваться на международных рынках?

Очень хорошие возможности имеют производители программного обеспечения. Но им для завоевания позиций на рынке офшорного программирования вступление в ВТО не нужно, большинство из них уже успешно действуют на мировом рынке.

Что касается интеграторов, то это, прежде всего, бизнес отношений. Как бы ни была хороша ваша бизнес-модель, вам будет крайне сложно конкурировать с локальными игроками и их наработанными связями. Нельзя просто так начать этот бизнес с нуля в чужой стране. Если большая российская компания-интегратор начнет скупать локальные компании — да, такой метод экспансии вполне возможен. И может быть успешным.

А дистрибьюторы?

Многие рынки, особенно крупные, перенасыщены дистрибьюторами. Со стороны же вендоров идет тенденция не увеличивать количество партнеров, а наоборот, сокращать, отдавая предпочтение международным дистрибьюторам с большими оборотами и работающими во многих странах, поскольку стоимость обслуживания партнеров в этом случае ниже. Поэтому возможности экспансии наших дистрибьюторов на европейские рынки сейчас сильно ограничены.

Более успешной может стать экспансия на среднеазиатские рынки, в первую очередь, стран СНГ. Как я уже говорил, для западных компаний они непонятны, но интересны, и сейчас вендоры сами подталкивают своих московских партнеров к освоению этих рынков.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями