DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

Новая операционная система Microsoft в преддверии своего появления на свет стала оплотом чаяний тайваньской ИТ-индустрии

Один мой тайбэйский знакомый — тоже иностранец, но с гораздо более длительным стажем пребывания на острове — рассказал мне недавно историю. Дело было около четырех лет назад, когда он работал в одном из дочерних предприятий достаточно известной здешней компании, основной сферой деятельности которой является разработка микросхем. Как-то раз руководство обратилось к нему с необычной просьбой — рассказать об основах и сущности христианства. Начальство пояснило, что советом директоров материнской компании руководит представительница одной очень влиятельной в тайваньских бизнес-кругах фамилии. Используя свое влияние, она, будучи сама христианского вероисповедания, дескать, пытается склонить руководителей подразделений компании и дочерних предприятий к тому, чтобы тоже принять христианство. «Понимаешь, — объяснял начальник, — она говорит, что христианство устроено так, что я могу попросить все что угодно, и я непременно это получу. Я попросил, чтобы объемы продаж нашей компании увеличились, и они действительно пошли вверх».

На самом деле это грустная история. Успехи компании, в которой работал мой знакомый, через некоторое время прекратились, компанию расформировали, а ему самому пришлось искать новое место работы — ситуация далеко не уникальная для тайваньской ИТ-индустрии в последние годы. Поднявшись на дрожжах заморских инвестиций и укрепившись в качестве производственного центра, обслуживающего потребности всемирно известных брэндов, она по-прежнему не может избавиться от тотальной технологической зависимости извне. Раньше это не было для нее существенной помехой, но с появлением на арене такого мощного соперника, как материковый Китай, у Тайваня остается не так уж много шансов в обозримой перспективе сохранить за собой роль производственного центра мировой ИТ-индустрии. А это значит, что нужно искать для себя какую-то иную роль, и при таком раскладе хронический дефицит собственных технологий уже не так безобиден.

Тайбэйские власти мечтают превратить Тайвань в зеленый кремниевый остров. На бумаге и в речах высокопоставленных чиновников все выглядит красиво и гладко — Тайвань стремительно превращается в оазис гуманизма, науки и технологий. Закрываются вредные производства. Улучшаются инвестиционный климат, образование, экология и здравоохранение — наступает эра всеобщего процветания на одном отдельно взятом острове. Реальность, однако, выглядит несколько иначе.

В прошлом году с коллегами из европейских стран автору этих строк довелось в течение недели побывать в гостях у нескольких компаний, специально отобранных с целью популяризации собственных тайваньских технологических разработок в области био- и нанотехнологий. Увиденное произвело удручающее впечатление — актуальность разработок оказалась, мягко говоря, спорной. «Чем они хотят нас удивить? — сокрушались европейцы. — Все, что они здесь показывают, всего лишь повторяет европейские исследования пятнадцати-двадцатилетней давности».

Замечу, био- и нанотехнологии пользуются на Тайване прямой государственной поддержкой, то есть эти компании фактически работают на перспективу, на тот самый «зеленый кремниевый остров». Разработчиков и производителей микросхем (а также другие сегменты ИТ-индустрии) государство тоже в какой-то степени поддерживает (в частности, налоговыми льготами), но выживать им приходится все-таки самим, ориентируясь на текущую рыночную конъюнктуру. А рынок в свою очередь вовсе не расположен к тому, чтобы дожидаться, пока на Тайване преодолеют отставание в исследованиях и разработках. Вот и приходится порой уповать на высшие силы — если никакие другие методы не дают вожделенного прироста продаж.

Речь тут, конечно, не о религии: приведенный в начале пример можно было бы считать всего лишь забавным курьезом, если бы компания и поныне продолжала свое существование. Или, скажем так, не только и не столько о религии, сколько о том, что пресловутая технологическая зависимость серьезно затрудняет дифференциацию продукции тайваньских ИТ-компаний на рынке. Если собственные исследования и разработки сводятся преимущественно к тому, чтобы максимально точно следовать эталонным вариантам дизайна, возможности какой бы то ни было дифференциации практически нивелируются и соответственно почти полностью пропадает один из возможных рычагов воздействия на рынок.

Одним из следствий отсутствия дифференциации и являются странные и даже в каком-то смысле парадоксальные ситуации, когда практически вся тайваньская ИТ-индустрия — с ее огромными долями мирового рынка по многим видам аппаратного обеспечения — живет надеждами, обращенными к внешним «источникам силы». И надежды эти иногда и в самом деле приобретают почти религиозный оттенок.

Взять, к примеру, корпорацию Microsoft. Интересно, догадываются ли в Редмонде, где живут самые преданные поклонники Windows? Являясь лидерами индустрии программного обеспечения, в Microsoft не могут не знать, что уровень пиратства на Тайване, согласно данным BSA и IDC, один из самых низких в Азии (значительно ниже только в Японии, но там, как известно, больше любят Apple — многим памятны гигантские очереди за плейерами iPod). Но не это главное.

Отношение к компании Билла Гейтса практически везде в мире неоднозначное. Страстных приверженцев у Microsoft немного. Ненавистников, пожалуй, побольше. В бизнес-кругах, конечно, найдется немало людей, которые так или иначе связаны с редмондской корпорацией бизнес-интересами и потому горячо поддерживают многие начинания Microsoft. Но нигде в мире мне еще не доводилось наблюдать такого пиетета по отношению к Microsoft, как на Тайване. Если задуматься о правильности употребления по тому или иному поводу слова «икона», то это скорее должно быть то, чем является Microsoft для здешней ИТ-индустрии, а вовсе не маленькие пиктограммы на экране ПК под управлением Windows.

Очередная новая операционная система Microsoft в преддверии своего появления на свет стала оплотом чаяний чуть ли не всей здешней ИТ-индустрии. Наверное, этого следовало ожидать. Начиная с летних месяцев кто только ни оповестил общественность о своих надеждах на увеличение доходов в связи с выходом Windows Vista — производители ноутбуков, печатных плат, оптических накопителей, клавиатур, разработчики чипсетов, дистрибьюторы. Производители чипов и модулей памяти — те и вовсе устроили настоящий концерт, регулярно отмечаясь серенадами в адрес Vista. А сколько умиления вызвала проведенная Microsoft в начале ноября в Тайбэе выездная сессия тестирования аппаратных продуктов на совместимость с Vista с последующей выдачей сертификатов и логотипов…

У каждой медали есть, как известно, и обратная сторона. Недосягаемый как Олимп, Редмонд удобен для тайваньской ИТ-индустрии еще и как причина, на которую можно время от времени списывать неблагоприятное развитие событий. Недавний пример: в компании Asustek, комментируя мизерное (всего-то 0,5%) падение объемов продаж в октябре по сравнению с предыдущим месяцем, назвали в качестве основной причины… задержку выпуска Vista. Вечный удел небожителей — олицетворение надежд и материализация разочарований. 

 

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями