В торжественной процедуре открытия кода Java, полная видеозапись которой выложена на сайте компании, участвовали генеральный директор Джонатан Шварц и Рич Грин, вернувшийся после двухлетнего отсутствия на должность вице-президента по программному обеспечению. Грин сравнил свое отношение к случившемуся c родительскими чувствами в связи с поступлением сына в университет и выразил убеждение, что для Java начинается новая жизнь, в которой могут принять участие разработчики из разных стран (стоит заметить, что российских он назвал четвертыми по счету). Но наибольший интерес, пожалуй, вызвало выступление Саймона Фиппса, эксперта по открытым кодам из Великобритании, некоторое время назад занявшего в Sun пост генерального директора по открытым кодам (COSO). Фиппс назвал акцию «самым крупным событием, когда-либо имевшим место в истории открытых кодов». Фиппс объяснил принятие решения об открытии кодов на основе GPLv2 желанием создать сообщества разработчиков для мобильных и встроенных систем. В своем объяснении он продолжил классическую мантру «Сеть - это компьютер» словами «а открытые коды - его душа». Фактически было анонсировано следующее: версия J2ME будет открыта в течение ближайших трех месяцев, J2SE - в течение шести месяцев, а редакция Glassfish (вариант J2EE, реализованный Sun) изменит лицензирование с CDDL на GPL. Это известие больше всего обрадует разработчиков, использующих Linux, эта перемена позволит им свободно применять закрытую доселе виртуальную машину Java VM и выстроить полный стек от операционной системы до приложения («Linux + J2SE + открытое ПО промежуточного слоя + заказное приложение»). Теперь Java может рассматриваться как универсальная виртуализационная платформа, полностью независимая от аппаратного обеспечения с потенциалом масштабирования вплоть до grid. С открытием кодов появляется опасение за целостность, есть потенциальная опасность, которую называют code forking (буквально «разветвление кодов»), то есть распространение несогласованных версий, создаваемых разными членами сообщества. Но Фиппс назвал подобного рода опасения «избыточной тревожностью». Количество активных членов любого сообщества на порядки меньше общего их числа, и из многомиллионного сообщества разработчиков (в случае Java это цифра находится в пределах 4-5 млн.) лишь незначительная часть «пойдет в коды», по оценкам Фиппса - не более 400 человек. Для сравнения, в известном проекте GNU Classpath (часть более крупного проекта GNU Free Software Foundation), цель которого - создание свободной библиотеки классов ядра для использования в виртуальных машинах и компиляторах Java, реально участвует не более 30 человек. В близком по смыслу проекте Apache Harmony, также направленном на создание открытой реализации языка Java, заняты менее двух десятков специалистов из Intel и IBM и не более пары сотен волонтеров. Понятно, что при такой численности соисполнителей опасность порождения альтернативных версий практически исключена. Моральное значение открытости оказывается выше, чем реальная возможность соучастия. Кроме того, и это тоже нельзя исключать из виду, открытость не только повышает качество программного обеспечения, но и позволяет искать и рекрутировать таланты. Положительный эффект открытия кодов состоит в том, что усилия избранных могут оказаться благом для них самих и одновременно пойдут на пользу оставшимся миллионам.


Мнение индустрии

Решение Sun Microsystems вызвало на редкость единодушную реакцию, в том числе – у признанных авторитетов компьютерного мира. Ричард Столлман, основатель проекта GNU и Free Software Foundation: «Я нахожу, что открытием Java Sun сделала больший вклад в фонд открытого программного сообщества, чем любая иная компания, и надеюсь, что ее положительный пример будет воспринят другими». Тим О’Рейли, директор и основатель O'Reilly Media: «Выбор GPL будет шоком для многих, но я думаю, это смелый и достойный шаг, имеющий далеко идущие последствия. С одной стороны, он расширяет игровую площадку, а с другой - он больше не позволит крупным компаниям «играть втемную». Кроме того, сообщества разработчиков, получив совершенно свободную и открытую лицензию, почувствуют себя сильнее и смогут по-новому взглянуть на Java». Пол Кормье, вице-президент Red Hat: «Open Source Java - это недостающий фрагмент пазла для более широкого распространения разработки в открытых кодах в диапазоне от настольных систем до серверов. Распространение по лицензии GPL делает Java привлекательнее для разработчиков, сообщества и потребителей». Эбен Моглен, профессор Нью-йоркского университета, основатель Software Freedom Law Center: «Избрание Sun политики GPL для Java следует рассматривать как экстраординарное достижение, оно возвращает технологии программирования к тому состоянию, когда люди имели возможность свободно делиться достижениями. Это критически важный шаг по направлению к свободному обмену знаниями для создания технологий завтрашнего дня». Чабонг Чой, вице-президент LG Electronics: «Java реализован в более чем миллиарде сотовых телефонов и фактически стал платформой для развития цифровых мобильных услуг, а открытие и далее усилит инновационную роль языка и превратит его в идеальную платформу, предназначенную для этих целей». Даг Фишер, генеральный директор Systems Software Division (Intel): «Intel всегда поддерживала Sun в деле превращения Java в технологию, доступную для программирования в открытых кодах. Это позволит создавать java-приложения нового поколения».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями