Кадровый дефицит заставил многие ИТ-компании взять на себя вопрос подготовки грамотных специалистов – как собственными силами, так и во взаимодействии с вузами. Одним из препятствий на пути сотрудничества являются особенности российской системы образования, отдающей приоритет академическим знаниям, а не реальным навыкам. 4 ноября президент России подписал закон «Об автономных учреждениях», который разрешает культурно-образовательным учреждениям получить статус автономного и получать прибыль за счет оказания услуг, востребованных рынком. Может ли закон стать первым шагом на пути реформирования системы высшего образования и открывает ли он новые перспективы в сфере сотрудничества бизнеса и вузов? В ИТ-сообществе считают, что одним законом проблему не разрешить.

Ирина Ревякина, менеджер представительства Sun Microsystems по развитию бизнеса в сфере образования и науки: Принятие данного закона в первую очередь связано с намерением сократить затраты из бюджета на содержание вузов, которые, впрочем, и сейчас уже имеют возможность зарабатывать дополнительные средства. Данный закон может изменить позицию вузов в целом. В частности, хотелось бы, чтобы его принятие привело к тому, что основные знания по специальности студенты получали бы в вузе, а не на рабочем месте по окончании института. Я также вижу перспективы в возможности привлечения дополнительных средств для изменения информационной среды вуза, что, несомненно, положительно отразится на качестве учебного процесса. Сейчас в большинстве коммерческих учебных заведений управление учебным процессом и административные функции организованы намного лучше, чем в вузах, финансируемых из бюджета. На мой взгляд, учебные заведения должны прежде всего обратить внимание на качество предоставляемых услуг: помещение, техническое оснащение, подготовку преподавателей. Большое значение имеет возможность получения признанного международного сертификата и квалификации по окончании обучения. Любая коммерческая деятельность требует предварительных инвестиций, и хорошо, если университеты получат поддержку от государства, которая поможет им стартовать, но на это могут рассчитывать далеко не все вузы.

Ирина Велихова, менеджер программы Сетевых академий Cisco в России: Необходимость пересмотра специальностей в вузах назрела уже давно. Но для того, чтобы определить, какие специальности не востребованы и какие интересуют бизнес, необходимо провести полномасштабное исследование этого вопроса. Участвовать в исследовании должны, безусловно, все три стороны – государство, вузы и ИТ-компании. За рубежом такие исследования проводят постоянно. В настоящее время в информационном обществе специальности возникают и становятся востребованными в очень короткие сроки. И вузы должны иметь гибкую структуру адаптации к новым требованиям. Необходимо также предусмотреть введение сертификации технических специальностей. Как мне кажется, новый закон открывает возможности вузам быстрее реагировать на рынок и предусматривать требования бизнеса в программе подготовки специалистов.

Андрей Степанов, директор по развитию образовательных проектов компании Softline: С тезисом о нехватке специалистов в ИТ-области никто спорить не будет. А вот говорить о том, что один закон может решить эту проблему, я бы точно не стал. Требуется комплекс мер. Сокращение же в вузах каких-то невостребованных специальностей вряд ли прямым образом будет способствовать решению подготовки ИТ-кадров, скорее всего, лишь косвенно: например, освободятся какие-то площади, которые могут использоваться именно для развития в вузах новых направлений обучения, связанных с ИТ. Считаю, что России сейчас необходима модель взаимодействия с вузами, близкая к той, что работает в Индии и реализуется Институтом информационных технологий NIIT. Используя эту модель, NIIT обучает в год огромное количество программистов, системных администраторов и других ИТ-специалистов.

Марина Козырицкая, HR-директор компании «Крок»: Не берусь судить о законе в целом, но не возлагаю больших надежд на перспективы его влияния на ИТ-образование. Просто потому, что не вижу действенных механизмов для изменений. Подготовка ИТ-специалистов, увы, вряд ли вызовет интерес у автономных учреждений, занятых коммерческой деятельностью. Дело это хлопотное, очень дорогостоящее, учитывая зарплаты потенциальных преподавателей - высококвалифицированных сотрудников на перегретом рынке, и в то же время неприбыльное. Потому что многие семьи не готовы и не могут тратить значительные средства на техническое образование. Вот и получается, что учебное учреждение в целях повышения своего благосостояния - а на это, как я понимаю, и направлен проект – займется подготовкой по-прежнему модных в народе «денежных» юристов-экономистов. Если заставить вуз играть по законам рынка, он будет производить востребованный потребителем продукт. А потребители в данном случае – это абитуриенты, а не ИТ-компании. Лично мне очень не хочется, чтобы образование в России становилось сейчас платным. Среди успешных ИТ-специалистов есть люди из самых разных социальных слоев, а дороговизна образования серьезно сократила бы для нас круг возможных кандидатов. Если российская традиция образования, при которой все имеют равные возможности, прекратится, кадровый кризис на ИТ-рынке лишь усугубится.

Дмитрий Изместьев, директор учебного центра "Сетевая академия ЛАНИТ": Проблемы современного академического образования заключены не в нехватке соответствующих коммерческих структур, а в отсутствии современных стандартов обучения в высшей школе. В то время как на рынке ощущается серьезная нехватка ИТ-специалистов, высшая школа по-прежнему ориентирована на подготовку студентов к научной карьере. В программы вузов включается большое количество обязательных дисциплин общего характера, из-за этого не хватает учебного времени на преподавание предметов, направленных на получение практических знаний и навыков. Это не дает возможности вузам гибко менять программы обучения, отражая изменения в области ИТ, которые в силу высоких темпов развития отрасли происходят очень часто. В результате выпускников приходится доучивать в компании не менее полугода. Есть и другое препятствие на пути развития систем подготовки ИТ-специалистов – нехватка действительно профессиональных преподавателей. И опять же введение нового закона, к сожалению, не окажет влияния на решение этой проблемы в ближайшем будущем. Конечно, коммерциализация образования заставит образовательные структуры более ответственно относиться к качеству преподавания, но, с другой стороны, специалистов не станет больше от принятия закона. И снова мы возвращаемся к вопросу о стандартах образования, о необходимости современных программ, дающих такие знания и навыки, чтобы выпускники могли стать высококлассными специалистами и умели эти знания передавать другим.

Алексей Сухарев, президент компании Auriga: В настоящее время ИТ-компании, в частности компании, работающие в области программирования на заказ для зарубежных клиентов, испытывают достаточно жесткую нехватку кадров. Система образования в области ИТ не удовлетворяет потребностей индустрии, ее нужды не учитываются программами образования. Сейчас компании вынуждены решать данные проблемы в силу своих возможностей, в частности устанавливая тесное сотрудничество с вузами в области организации специальных курсов. На подобных курсах специалисты компаний преподают студентам те технологии, которые наиболее востребованы заказчиками. Разумеется, подобных инициатив недостаточно, крайне важно, чтобы государственные органы не только знали о существовании проблемы, но и предпринимали шаги для ее решения. Если данный закон позволит создать условия для того, чтобы потребности индустрии в профессиональных ИТ-кадрах были реализованы, то игроками рынка этот факт будет воспринят только позитивно.

Алексей Николаев, директор Intel по взаимодействию с образовательными организациями в странах СНГ: Я не столь глубоко знаком с деталями этого закона, чтобы понять, как он будет работать. Кроме этого, как показывает практика, любой закон можно весьма широко толковать и порой весьма далеко от задумок его авторов. Я бы говорил о том, что основные проблемы современного ИТ-образования – это устаревшее содержание курсов, несоответствие образовательных программ принятым мировым стандартам (что приводит к тому, что некоторые важные блоки у нас вообще отсутствуют, другие есть, но не той специальности и т. д., и выпускник оказывается без знаний по целому пласту). И самый важный недостаток - ориентированность методики преподавания на лекции и теорию, которая не дает студентам необходимого объема практического опыта, навыков решения реальных задач, понимания софтверной индустрии.

Анатолий Шкред, руководитель проекта «Интернет-университет информационных технологий»: Значение и «губительность» этого закона для бюджетных учреждений науки и культуры, включая вузы, переоценена. Это всего лишь начало большой работы по наведению порядка в отношениях между государством и культурно-образовательными учреждениями. Единственное существенно новое, что он дает, - введение наблюдательного совета. И это абсолютно нормально, поскольку государство, выделяя деньги из бюджета конкретному учреждению, хочет иметь средство контроля над их расходованием. Что касается прогнозов о грядущих изменениях в системе обучения и перепрофилирования вузов под интересы участников рынка, то закон об автономных учреждениях не имеет к этому никакого отношения. Такие изменения как, например, введение новых дисциплин, учебных программ и открытие новых специальностей, являются прерогативой самих вузов, которые и до сих пор не особенно ими пользовались. Так что пока каких-нибудь существенных изменений от перемен в законодательстве на рынке труда, в том числе и в области ИТ, не предвидится. Такие перемены должны происходить в головах, а не на бумаге.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями