«Открытые системы»

Руководитель Microsoft Deve?loper and Platform Evangelism Group о современном мире профессиональной разработки программного обеспечения

В московском форуме независимых разработчиков программного обеспечения ISDEF 2006 принял участие вице-президент подразделения Developer and Platform Evangelism Group компании Microsoft Санджай Партасарати. Термин evangelism в названии этого подразделения подразумевает, что в его задачу входит миссионерская деятельность по продвижению платформы Microsoft среди разработчиков, ИТ-специалистов и партнеров компании. Кроме того, Партасарати руководит взаимодействием Microsoft с ключевыми партнерами.

Партасарати также принял участие в открытии Центра инноваций Microsoft — одного из шестидесяти, существующих сегодня по всему миру, — и ответил на вопросы редактора журнала «Открытые системы» Натальи Дубовой.

Каких партнеров среди независимых разработчиков программного обеспечения Microsoft рассматривает как стратегических?

Есть несколько уровней разработчиков, которые можно представить себе в виде пирамиды. На верхнем уровне находится небольшое число крупных компаний, в России их, например, 100-150. Ниже — около 3 тыс. компаний, которые также работают в программном бизнесе. И в основании пирамиды — студенты, индивидуальные предприниматели, то сообщество разработчиков, члены которого могут со временем подняться на один из двух верхних уровней.

Санджай Партасарати: «Поддержка SaaS со стороны Microsoft реализуется на трех уровнях: на уровне платформы, на уровне приложений и на уровне руководств»

Microsoft предлагает программы для представителей разных уровней. В отличие от IBM или Oracle мы не фокусируемся только на крупных компаниях. Мы не можем себе это позволить, поскольку 99% нашей прибыли идет от непрямых продаж, и причина успеха платформы Windows в том, что она предназначена для всех, а не только для крупных заказчиков. Но с представителями верхнего уровня нам необходим прямой контакт.

В то же время мы не можем игнорировать и средний уровень пирамиды; надо отметить, что 15 лет назад осуществлять это было намного тяжелее, чем сегодня. Почему? Потому что тогда мы не могли предоставлять малым компаниям аналогичный уровень поддержки, используя Internet. Например, крупные компании могут воспользоваться нашими лабораториями для тестирования производительности и настройки своих приложений, а разработчику небольшого масштаба, которому трудно тратить средства на переезды, мы можем предоставить те же самые возможности с помощью виртуальных лабораторий.

Недавно российское представительство Microsoft стало членом «Руссофт». Зачем?

Ассоциации играют важную роль, и есть три причины, по которым Microsoft стремится принимать участие в их работе. Во-первых, всегда нужно думать о том, как программное обеспечение может помочь локальной экономике. Эту задачу ни одна компания не в состоянии решить в одиночку. Программное обеспечение сегодня является важнейшей составной частью практически любой области человеческой деятельности. Еще 10-15 лет назад ситуация была иной, тогда ПО имело значение главным образом для тех, кто работал с текстовыми процессорами или электронными таблицами, а в настоящее время приложения задействованы повсюду. Я думаю, каждой стране необходима ассоциация, в сферу интересов которой входят информационные технологии в целом, поскольку они стали важной частью экономики. По некоторым оценкам, в США 50% всех капитальных вложений в год приходится на ИТ, включая телекоммуникации. Я не знаю аналогичных цифр в России, но думаю, что это около 6-7%, то есть тоже существенная часть ваших капиталовложений.

Вторая причина нашего внимания к ассоциациям компаний-разработчиков состоит в том, что они обладают реальными возможностями помочь компаниям второго уровня пирамиды, о которой мы только что говорили. Обычно ассоциации вербуют своих членов именно оттуда. Для компаний этого типа есть два способа роста. Один — органический, а второй — путем приобретений. Программная индустрия растет путем консолидации, и потому есть интерес к поддержке компаний этого уровня: чем больше там будет людей, тем больше возможностей для роста, для создания хорошей экосистемы. И наконец, ни одна отдельно взятая компания не имеет ни возможности, ни желания заниматься проблемами с соблюдением интеллектуальной собственности, и здесь велика роль ассоциаций, которые должны четко сформулировать свою позицию и стратегию в этой области.

В последнее время Microsoft проявляет интерес к возможностям предоставления приложений в качестве сервисов (Software-as-a-Service, SaaS). Каковы, по вашему мнению, перспективы этой модели, и что делает Microsoft для ее развития?

Поскольку программное обеспечение все более усложняется и дорожает, необходимо менять подходы к работе с ним. Модель SaaS позволяет клиентам получить нужную функциональность и сразу начать ее использовать, поэтому она открывает большие возможности для коренных изменений в программной индустрии, для возвращения к простоте. Все больше производителей начинают искать пути представления своих систем как сервисов. Заказчикам SaaS помогает создавать оптимальную с точки зрения стоимости программную инфраструктуру.

Microsoft делает многое для продвижения модели SaaS. Самое простое и быстрое, что мы можем предложить, — это помочь компаниям сделать уже существующее ПО доступным по модели SaaS, не производя в нем никаких изменений. Нами разработано руководство для перевода приложения в среду хостинга. Мы занимаемся также тем, что можно определить как перестройку архитектуры приложений с целью сделать их намного более подходящими к модели SaaS.

Кроме того, в Microsoft сейчас выясняют, что необходимо изменить во всех наших продуктах, чтобы оптимизировать реализацию модели SaaS на их основе. И наконец, мы создаем свои собственные предложения SaaS, такие как CRM Live, Office Live. Таким образом, поддержка SaaS со стороны Microsoft реализуется на трех уровнях: на уровне платформы, на уровне приложений и на уровне руководств.

Microsoft делает определенные шаги к сближению с сообществом разработчиков свободно распространяемого ПО, хотя еще недавно вы казались абсолютными антагонистами. Какие выгоды из этого надеется извлечь компания и каково может быть взаимовлияние мира коммерческой разработки и сообщества Open Source?

Да, здесь правильно говорить именно о нашем интересе к сообществу. Бизнес-модель создания свободно распространяемого ПО может вызывать определенные сомнения, но Microsoft всегда гордилась тем, что помогает самому широкому кругу разработчиков и пользователей. И мы, несомненно, хотим не только перенять лучшее у сообщества Open Source, но и превзойти его. Чему мы уже научились? Далеко не всегда можно предсказать, что заинтересует сообщество, поэтому необходимо работать и развиваться вместе с ним и оперативно реагировать на его потребности. Мы реализуем этот принцип разными способами. В частности, изменились наши подходы к исследовательской работе и к планированию выпуска продуктов. Все реже Microsoft предлагает бета-версии своих систем и все чаще так называемые технологические ознакомительные версии (Community Technology Preview, CTP. — Н. Д.). Так, в Vista у нас вообще не было второй бета-версии, после выпуска первой мы выпустили СТР. И это идет на пользу нашим продуктам.

Что касается взаимовлияния коммерческой модели разработки и Open Source, мне кажется, что последние полгода наблюдается интересная тенденция: Linux-сообщество все активнее обращается именно к коммерческой модели, это заметно по той полемике, которая развернулась вокруг новой версии лицензии GPL 3.0. Критики указывают, что определенные положения могут сделать ее неприемлемой для коммерческих применений. Так что я думаю, мы становимся ближе по применяемой бизнес-модели.

Каковы, по вашему мнению, основные тенденции и проблемы в образовании для разработчиков?

В мире необходимость в хорошем ПО превышает предложение. Свидетельства этому вы можете наблюдать везде: в проблемах аутсорсинга, в обеспокоенности уровнем выпускников по компьютерным наукам, которую проявляют и в США, и в России. У этой проблемы есть два аспекта. С одной стороны, нам нужны специалисты самого высокого уровня — это будет квинтэссенция, максимум 2-3% всей массы разработчиков. В то же время, поскольку программное обеспечение сегодня используется во всех сферах нашей жизни, нам нужны специалисты, которые смогут день за днем выполнять все рутинные задачи, от простой реконфигурации серверов до модернизации ПО. Сегодня из сотни разработчиков только два-три способны создать выдающееся программное обеспечение, а остальные будут следить за тем, чтобы оно нормально работало. Около 20 лет назад практически каждый программист был специалистом самого высокого уровня, сейчас ситуация изменилась. Поэтому в образовательной системе должна быть продумана программа качественной подготовки специалистов обоих типов. Но в настоящий момент в мире существует большая потребность в выдающихся разработчиках и явный избыток программистов среднего уровня.

Россия имеет возможность готовить и тех и других. Я заметил, что здесь люди хотят достичь совершенства во всем, поэтому на самом деле вы фокусируетесь на подготовке лучших 3%, но надо не забывать об основной массе специалистов, иначе индустрия просто не сможет работать. Так что нужна образовательная система, которая способна готовить и дипломированных специалистов, и докторов наук. Ваша программная индустрия растет со скоростью 40-50% в год. Думаю, этого недостаточно для России, здесь рост должен составлять 200-300% в год. Только представьте, насколько больше влияния мог бы иметь, например, «Газпром», если бы там использовалось правильное программное обеспечение. Мне кажется, что в России существует проблема востребованности приложений, то есть проблема спроса, а не предложения.

С выпуском Visual Studio Team System инструментарий разработки от Microsoft начал эволюционировать из среды для индивидуальных разработчиков в платформу поддержки жизненного цикла приложений. И здесь вы вступаете в конкуренцию с решениями от IBM и Borland, например…

Платформы IBM или Borland очень дороги и сложны. Но, по моему мнению, это не самая лучшая ситуация для заказчиков. Наша цель — предоставить разработчикам гораздо более простой набор инструментария, способного поддержать жизненный цикл.

Как вы считаете, изменится ли процесс разработки приложений с переходом к сервис-ориентированной архитектуре?

SOA — лучший подарок для любителей сложности, поскольку это идеальная концепция для консалтинга и для системных интеграторов. На мой взгляд, правильный подход к реализации SOA — это модель SaaS. Думаю, люди с настоящими способностями к созданию приложений будут работать над реализацией SaaS, а желающие заниматься консалтингом будут говорить о SOA. Такие компании, как Yahoo, Google, Microsoft уже имеют реальные предложения в области SaaS. Так что ответ на этот вопрос зависит от того, с кем вы говорите о SOA.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями