Реакция представителей российских компаний относительно «льготного» закона и процедуры государственной аккредитации оказалась весьма различна.

Дмитрий Лощинин, генеральный директор компании «Люксофт»:

Мы оцениваем принятие закона в целом положительно. На мой взгляд, законопроект понятен и последователен. Государство хочет оказать поддержку крупным, экпортно-ориентированным ИТ-компаниям и задать соответствующий вектор развития индустрии. Но надо сказать, что законопроект в начальном варианте предусматривал не только снижение налогового бремени компаний в части ЕСН, но и введение единого налога на прибыль. Принятый вариант содержит только первую часть. Таким образом, эффект от принятия закона снижен в несколько раз, но все равно он достаточно существенный.

Законопроект основан на опыте развития ИТ-отраслей в ряде стран — Израиле, Ирландии, Индии, Китае, на Тайване. В сфере интеллектуальных сервисов очень высокая конкуренция и жесткая ценовая борьба. Для компаний нашей отрасли заработная плата сотрудников является основным элементом затрат. Существующая налоговая нагрузка значительно увеличивает затраты на выполнение работ и делает предложения российских компаний неконкурентоспособными по сравнению с индийскими и китайскими.

Небольшие и средние компании, работающие в нашей отрасли, нередко пользуются различными «серыми» схемами для снижения затрат и сохранения конкурентоспособности. Кроме понятных рисков, связанных с использованием таких схем, непрозрачность бизнеса мешает привлечь капитал для инвестиций в развитие, особенно в период становления бизнеса. Введение закона должно позволить малым и средним компаниям выйти из «серых» зон и как результат получить возможность привлечения капитала. С другой стороны, налоговые поступления в казну и социальные фонды только возрастут.

Многие спрашивают, почему закон распространяется только на компании-экспортеры. Причина простая — на внутреннем рынке условия выравнены, так как все платят одни и те же налоги. А на внешнем рынке мы платим больше наших зарубежных конкурентов.

Юрий Отрашевский, генеральный директор R-Style Softlab:

К сожалению, льготами по уплате ЕСН смогут воспользоваться далеко не все. Законопроект поставил в дискриминационное положение ИТ-компании, работающие главным образом на внутреннем рынке. Я считаю, что новый закон нуждается в корректировке: нельзя забывать про интересы всех участников отечественного ИТ-рынка.

В компаниях, которые предоставляют ИТ-продукты и услуги внутренним потребителям, работают такие же программисты, проектировщики и аналитики. У этих компаний такие же высокие удельные расходы на зарплату сотрудникам, что и у тех, которые выполняют заказы для «заграницы». Фактически законодатели вынуждают софтверные компании либо перестроиться на работу с применением схем, позволяющих воспользоваться льготами и сохранить конкурентоспособность, либо переориентироваться на западный рынок. А решать задачи в области ИТ, которые стоят перед отечественными компаниями, в том числе и относящимися к ВПК, придется западным или индийским разработчикам. В R-Style Softlab примерно 80% продукции и услуг приходится на российские банки и компании и лишь 20% — на поставки в СНГ. Поэтому льготами, которые предоставляет данный законопроект экспортерам технологий, мы воспользоваться не сможем.

Что мы будем делать в этих условиях? Работать, как работали. Мы не намерены искать лазейки и искусственно подгонять оргструктуру компании или ее деятельность, чтобы удовлетворять условиям получения льгот.

Борис Шаров, генеральный директор компании «Доктор Веб»:

Ничего, кроме чувства возмущения, мы не испытали, прочитав этот закон. И не потому, что не можем рассчитывать на налоговые льготы. Мы просчитали свой потенциальный выигрыш и поняли, что он настолько несуществен, что нам было бы гораздо заманчивее просто поднять свои зарубежные продажи, чтобы они составили не менее 70% наших совокупных доходов, — и не заботиться о государственной аккредитации с целью получения налоговых льгот. Нас возмутило другое — государство в очередной раз сделало поблажку не тем компаниям, которые работают на отечественный рынок программных продуктов, а тем, кто работает фактически в области аутсорсинга, то есть чьи плоды труда уходят за пределы Российской Федерации. Что касается правил аккредитации компаний, думается, этот вопрос решится не очень скоро. И нетрудно догадаться, насколько взяткоемким будет этот процесс.

Наталья Касперская, генеральный директор «Лаборатории Касперского»:

Нам пока неизвестен механизм получения аккредитации. Мы еще не получали конкретных инструкций по этому вопросу и находимся в ожидании.

Сергей Андреев, генеральный директор компании ABBYY:

О процедуре аккредитации пока известно мало, но предполагается, что она будет проводиться по представлению от негосударственной ассоциации производителей ПО. Мы надеемся, что у нашей компании не возникнет проблем с получением аккредитации. Два года назад ABBYY в целях повышения качества управления и прозрачности бизнеса организационно разделила два совершенно разных вида деятельности: разработку программных продуктов для всех мировых рынков и маркетинг и продажу наших продуктов на территории России. Поэтому сейчас нам не понадобится проводить каких-либо изменений оргструктуры компании.

Виктор Вайнштейн, генеральный директор компании «Аплана»:

Наша компания проходит по двум признакам — по штатной численностии по доле оборота, приходящийся на информационные технологии. Но мы не подпадаем под третий признак — «более 70% оборота в сфере ИТ должно приходиться на иностранных заказчиков», поскольку мы активно работаем с российскими. Соответственно, мы рассматриваем варианты изменения структуры компании для получения аккредитации в будущем.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями