DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

За неимением других инструментов идеологической «накачки» масс тайваньское общество сделало таковым ИТ-индустрию

Тайвань тесен. Сухие цифры свидетельствуют о том, что по плотности населения остров занимает девятое место среди всех государств мира (тех самых, большинство которых государственный статус самого Тайваня не признает, опасаясь быть вовлеченными в конфликт с материковым Китаем), в то время как по территории он меньше Московской области. Еще в справочниках указывается, что 90% тайваньского населения, составляющего около 23 млн. человек, сосредоточено в западной и северной частях острова — более благоприятных для проживания по сравнению с гористой местностью в центре и на западе, которая занимает примерно две трети территории.

Кому доводилось здесь бывать, в большинстве своем говорят о том же: Тайвань тесен, и это ощущается практически везде, а в городах — особенно. Но для здешней ИТ-индустрии Тайвань тесен вдвойне.

Тайваньская экономика напрямую зависит от ИТ-компаний. Их концентрация и совокупный вклад в национальную экономику настолько велики, что другие отрасли — не все вместе, конечно, а по отдельности — на таком фоне даже не всегда различимы. Даже по скромным подсчетам на электронику и инфокоммуникационные системы и оборудование приходится около трети тайваньского экспорта. Если к этому приплюсовать продукцию смежных областей (электрооборудование, измерительные приборы и инструменты, оптика и т. д.), доля вплотную приблизится к 50%. Да, при этом производство металлов и металлообработка обеспечивают более 10% тайваньского экспорта, производство пластмасс и резины — почти 8%, текстильная промышленность — 6%, химическая — 5%. Но этого явно недостаточно, чтобы удостоиться хотя бы малой части того внимания, которое привлекает к себе ИТ-индустрия.

В списке лидирующих по стоимости тайваньских брэндов четыре первые позиции занимают торговые марки ИТ-компаний и лишь на пятом месте самый ценный из некомпьютерных брэндов — Master Kong (продукты питания). Компьютеры и все, что их окружает, это для Тайваня своего рода национальный вид спорта. Тайваньские успехи в спорте как таковом достаточно скромны. В здешней политике практически все приводится к одному вектору — направленному в сторону континентального Китая. Поэтому — за неимением в достатке других инструментов идеологической «накачки» масс — тайваньское общество совместными усилиями властей, средств массовой информации, самих ИТ-компаний и широких слоев населения таковым инструментом сделало ИТ-индустрию.

Оно и понятно. Тот же брэнд Master Kong, если не принимать во внимание тождественность одному из вариантов имени Конфуция в англоязычных источниках, за пределами Большого Китая (под этим названием сейчас, как правило, понимают территорию, контролируемую суммарными усилиями пекинских и тайбэйских властей) практически неизвестен. Иное дело — Acer, Asus и BenQ, успешно прославляющие Тайвань на всех континентах земного шара.

За лидерами тянутся и остальные — не случайно тайваньские компании известны как едва ли не самые настойчивые собиратели всевозможных призов и наград, методично коллекционирующие и скрупулезно пересчитывающие знаки отличия даже от самых захудалых печатных изданий и Internet-сайтов в разных уголках света. Спрос, как известно, рождает предложение. Лет пятнадцать назад считалось, что тестировать компьютерное оборудование можно лишь в абсолютно стерильных условиях лабораторий, оснащенных по последнему слову техники. Сейчас это неплохой бизнес, которым вполне можно заниматься в непринужденной домашней обстановке, благо Internet позволяет оперативно выходить на связь со всем миром, докладывая заинтересованным зрителям и не менее заинтересованным участникам об итогах очередного вселенского первенства. Такая эволюция стала возможной во многом и даже, наверное, в первую очередь, именно благодаря тайваньским производителям аппаратного обеспечения.

К капитанам ИТ-индустрии на Тайване относятся как к звездам первой величины — со всеми плюсами и минусами подобного статуса. Они регулярно появляются на экранах телевизоров. Их портретами пестрят ежедневные газеты и туристические буклеты. Их поддержкой пытаются заручиться ведущие политические партии и отдельные политики. С другой стороны, звездный статус подразумевает и то, что частная жизнь и внутрисемейные проблемы ИТ-знаменитостей усилиями папарацци и прочих «достойных представителей общественной санитарии» нередко выносятся на публичное обсуждение.

Большинство лидеров ИТ-индустрии Тайваня — публичные компании. Фондовый рынок — одно из любимых увлечений здешнего обывателя — также имеет самое непосредственное отношение к национальному тайваньскому спорту. Собственно, это тот же самый спорт и есть. Только речь тут идет уже не о высших достижениях, а о массовости, хотя без достижений тоже не обходится. В Тайбэе до сих пор ходят легенды о сказочных состояниях, нажитых игрой на фондовом рынке в золотой для тайваньской ИТ-индустрии период смены тысячелетий. Тогда, по свидетельству очевидцев, Тайвань охватила самая настоящая золотая лихорадка. Лучше других в ней сориентировались те, кто с самого начала рассматривали пресловутый бум частных инвестиций как очередную вариацию на тему финансовых пирамид, и сумели вовремя изъять свои активы из этой непрочной конструкции. Сейчас, конечно, ажиотаж уже не тот, что раньше, да и котировки акций в большинстве своем намного ниже прежних, которые теперь иначе как заоблачными и не назовешь. Сорвать большой куш, примитивно спекулируя на разнице котировок, частному инвестору стало гораздо труднее. Но несмотря на это, изменения на фондовом рынке (сразу несколько телеканалов транслируют их в прямом эфире) для многих обывателей по-прежнему намного интереснее и важнее любых спортивных соревнований или, скажем, утренней зарядки.

Вячеслав Соболев — редактор тайваньского онлайн-издания DigiTimes.com, освещающего события и тенденции ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии

В прошлом году на страницах Computerworld Россия уже говорилось, что, к примеру, у одной только корпорации UMC (номер два на мировом рынке контрактного производства микросхем — после другой тайваньской компании, TSMC) в списке акционеров значилось почти 927 тыс. частных лиц, имеющих тайваньское гражданство. Правда, впоследствии их количество сократилось на 55 тыс., а их суммарная доля в компании уменьшилась с 48,9 до 42,2%, что сочли результатом конфликта UMC с тайваньским правительством по поводу инвестиций и трансфера технологий «через пролив» — c китайской компанией Hejian Technology в качестве адресата того и другого. Впрочем, тому есть и иное объяснение.

Тайваньские ИТ-компании как магнитом притягивает коммунистический материковый Китай — в нем они видят не злейшего врага, а по сути единственный шанс удержаться на тех высотах, которые уже покорились им в национальном виде спорта, и подняться еще выше. Тайваньское правительство не в силах изменить эту психологию, но лидеры полупроводниковой индустрии взяты им под особый контроль в качестве стратегического ресурса национальной экономики. Тех же в результате ситуация подталкивает к активизации действий на внутреннем фондовом рынке. В тайваньской ИТ-индустрии полным ходом идет консолидация, и ведущие производители микросхем являются одними из самых активных участников этого процесса. Ставки в игре растут, и многих мелких инвесторов это заставляет задуматься о прекращении «спортивной карьеры». Консолидация формирует новый расклад сил, и разговор об этом — впереди.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями