Компания RRC разделила свой бизнес
Константин Сидоров: «Разделение группы — не самоцель, а средство сделать бизнес более эффективным»

Вопреки охватившей весь ИТ-рынок тенденции к консолидации, слияниям и различного рода объединениям, дистрибьюторская компания RRC в начале февраля отрапортовала о практически полном завершении разделения своего бизнеса. По словам президента RRC Group Константина Сидорова, это решение явилось следствием быстрого роста бизнеса дивизионов, необходимостью усиления фокусности и увеличения Value Added-составляющей. Кроме того, в ситуации, когда различные направления бизнеса объединены в общую структуру, сложно оценить эффективность каждого дивизиона в отдельности.

«То, что мы сейчас делаем — это не просто ребрэндинг или вывод на рынок новых торговых марок, а реальное разделение группы на самостоятельные компании», — заявил Сидоров. Результатом этого процесса стало выделение дивизионов Enterprise Networking, Focus Distribution и учебного центра RRC в три самостоятельные компании.

Ныне они именуются RRC Enterprise Networking (занимается проектной дистрибуцией высокотехнологичного оборудования), DiFo (Digital Focus, специализация — дистрибуция персональных мобильных цифровых устройств) и RRC Education.

Идея разделения бизнеса зародилась еще в 2002 году, когда RRC разработала трехлетнею стратегию развития, цель которой заключалась в повышении эффективности бизнеса и работы внутренних подразделений. Этот процесс начался с образования двух дивизионов — RRC Enterprise Networking и RRC Focus Distribution, а также открытия направления консалтинга и обучения. Результаты 2003 года показали, что эти преобразования позволили RRC увеличить свой оборот по сравнению с 2002 годом на 46%, при этом чистая прибыль компании возросла на 53%. О начале процесса «физического» разделения RRC Group объявила в апреле 2005 года. По словам Сидорова, это решение явилось следствием интенсивного роста бизнеса дивизионов, необходимостью более четкой фокусировки, а также реакцией на рыночные тенденции того периода времени, характеризующиеся бурным ростом продаж на рынке персональных цифровых устройств в России и за рубежом.

По словам Сидорова, к январю текущего года RRC Group, и входящие в нее компании, создали внутренние структуры, полностью отвечающие требованиям их бизнеса и учитывающие специфику планов их роста.

«Это позволяет RRC Group заявить, что стратегические цели, определенные в 2002 году, полностью достигнуты и процесс реструктуризации завершен», — подчеркнул он.

Важное отличие новой структуры состоит в том, что группа компаний переходит от управления по географическому признаку на управление по видам бизнеса. Если раньше административное деление происходило по принципу — Россия и Восточная Европа, то теперь уже в рамках каждой компании идет дальнейшее деление по регионам. Каждую из компаний возглавляет управляющий директор, который отвечает за все аспекты ее деятельности, как в России, так и за ее пределами, он подчиняется президенту группы компаний. Управляющему директору, в свою очередь, подотчетны генеральный директор, который управляет российской частью компании, и директор по Восточной Европе.

Сегодня президент RRC Group возглавляет группу компаний и одновременно занимает должность управляющего директора RRC EN, отвечая за ее бизнес во всех странах. По этому структурному направлению в его подчинение входят генеральный директор RRC EN Россия Игорь Кострица и директор RRC EN International Максим Клещунов. По направлению же DiFo аналогичные посты занимают Алексей Панков, Евгений Богомолов и Луиш Баптисто-Коело соответственно. Президенту RRC Group также подчиняется генеральный директор учебного центра RRC Тимур Рахимбабев, в круг обязанностей которого входит развитие деятельности центра в России и странах СНГ.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями