После сетевых сервисов главным козырем Novell становится открытый код
Константин Стоволосов: «Нет ни одного крупного заказчика, который бы не имел ОС Linux или плана ее использования в будущем»

В октябре компания Novell завершила очередной финансовый год. На первый взгляд, результаты, которые были опубликованы месяц спустя, говорят, что дела у нее вновь пошли в гору. Особенно впечатляет более чем шестикратный рост чистой прибыли с 57,2 млн. долл. в предыдущем году до 376,7 млн. долл. в отчетном. Инвесторы сразу же отреагировали на хорошие новости — акции компании после продолжительного сползания пошли вверх. Однако если посмотреть на ситуацию более детально, то рекордная прибыль получена благодаря отступному платежу Microsoft на сумму на 447,5 млн. долл., который Novell получила в результате антимонопольного иска к софтверному гиганту; не будь его, год вполне мог бы завершиться с убытками.

Фундаментальные возможности для будущего роста только появляются. И в компании их связывают в первую очередь с Open Source. Обновленную стратегию компании еженедельнику Computerworld Россия комментирует управляющий директор Novell по странам СНГ Константин Стоволосов.

Долгое время ваша компания была поставщиком одного продукта — Novell NetWare. Можно ли сейчас говорить о том, что его жизненный цикл закончился?

Нет, он стал частью Open Enterprise Server. Только теперь OES включает в себя два ядра: NetWare и Linux, куда мы перенесли все те сервисы, которые присутствовали в NetWare. Конечно же, доля операционной системы NetWare в наших доходах сократилась, но мы начали продавать новые продукты, и обороты компании остались прежними — 1,2 млрд. долл.

От каких продуктов Novell получает доход?

От продаж Open Enterprise Server, средств для поддержки коллективной работы, инструментов системного управления линейки ZENworks. Большие проекты намечены в области управления идентификацией — управление учетными записями, доступом пользователей к системе, менеджмента ресурсов.

В мае мы выпускаем новую версию Novel Linux Desktop. На недавней конференции в Америке я видел эту новинку — интерфейс великолепный, очень простой. А сам продукт — недорогой. Операционная система с набором настольных приложений стоит около 50 долл. за пользователя. В ней имеется поддержка Plug and Play, отличная графика, возможность слушать музыку, играть в компьютерные игры, просматривать фотографии — словом, все, что люди привыкли иметь на настольных ПК.

Но с подобным предложением выступает и Sun Microsystems…

Да, но у них нет своей ОС Linux, а Linux — это единственная операционная система, популярность которой растет быстрыми темпами. У них нет тех сервисов, которые есть у нас, причем мы же предлагаем сервисы и для операционной системы Sun Solaris.

Средства интеграции, которую мы всегда обеспечивали, у нас остались. Только теперь к ним добавился Linux.

Но если компания недорого продает свои программные продукты, на чем она зарабатывает?

Что касается Open Enterprise Server, то его лицензионная политика мало отличается от той, что была у NetWare, но все больше денег приносят контракты на автоматические обновления. Если вы имеете в виду Novell Linux Desktop, то те 50 долл. включают в себя поддержку и доступ к обновлениям в течение года. То же самое касается SuSE Linux Enterprise Server, лицензия на который стоит от 350 долл. Хотя консалтинг и платная поддержка пока составляют небольшую часть оборота, это направление быстро растет. Сейчас основной доход приносят крупные корпоративные поставки ПО. Но такие продукты, как Linux Desktop, дают нам возможность проникнуть в самые разные секторы рынка. Начав массовые поставки, мы сможем зарабатывать и на обороте недорогих коробочных продуктов.

Насколько эффективно сотрудничество с сообществом Open Source?

Наше взаимодействие взаимовыгодно: сообщество разработчиков свободного ПО создает новаторские технологии, а Novell с ее ресурсами доводит их до корпоративного уровня и обеспечивает поддержку. Мы берем лучшие их наработки, добавляем собственные сервисы, создаем единую базу кода, проводим собственное тестирование технологий open source и благодаря этому получаем приложения, одинаково хорошо работающие на широком спектре платформ.

В свою очередь, мы отдаем коды продуктов сообществу Open Source — как это уже давно произошло с YaST и iFolder. Недавно мы анонсировали проект openSuSE, которому отдали коды SuSE Linux Professional.

А не существует ли конфликта между лицензией GPL и тем, что коммерческая компания берет лучшие наработки из Open Source и начинает их продавать?

В данный момент то, что поставляет Novell, тщательным образом проверяется на соответствие лицензии GPL, чтобы избежать юридических конфликтов. Да, возможности бесплатного получения Novell Linux Desktop нет, но пользователи могут загрузить свободную ОС SuSE Linux, которая поставляется с пакетом Open Office. Просто наша версия, Novell Linux Desktop, имеет некоторые дополнения, которые больше предназначены для корпоративного пользователя.

Как мировые финансовые результаты компании соотносятся с российскими показателями?

По многим параметрам они очень даже похожи. Как и во всем мире, доля NetWare уменьшилась, но за счет других продуктов наши доходы стабильны. Начиная с января прошлого года, с каждым кварталом наши обороты растут, и достаточно существенно. В целом, если смотреть по доле в объеме продаж, то Северная Америка остается главным рынком, однако, что касается темпов роста, то EMEA — несомненный лидер. Так, в России мы продали Центробанку лицензии на Open Enterprise Server для 7 тыс. рабочих мест.

Это единственный заказ?

Нет, далеко нет. Это самая крупная разовая закупка Open Enerprise Server. Также используют SuSE Linux, например, «Газпром» и РАО ЕЭС, с которым сейчас обсуждается дополнительный контракт. Нет ни одного крупного заказчика, который бы не имел Linux или плана его использования в будущем. Период, когда заказчики проводили первоначальные тесты, закончился. Linux находится в реальной эксплуатации.

Мы открыли центр сертификации, где сертифицируем оборудование на совместимость с SuSE Linux. Компании «Аквариус», «Крафтвей», ETegro уже прошли эту процедуру. Очередь российских производителей, которые хотят сертифицировать свое оборудование, растет.

Какова стратегия продвижения Linux-решений в России?

Она не особенно отличается от той, что применялась для других продуктов. В частности — мы по-прежнему работаем через партнеров. Кроме того, у нас есть подразделение, которое называется Novell Professional Services, — оно предоставляет поддержку и оказывает консалтинговые услуги для крупных заказчиков. Есть несколько учебных центров, где уже преподают курсы по SuSE Linux, и их количество растет. Мы организовали класс в МИРЭА, где, начиная с четвертого курса, студентов обучают нашим технологиям.

С точки зрения клиентской базы, на кого в первую очередь ориентировано новое поколение ваших продуктов?

Сегмент рынка, на который мы нацеливаемся, за последнее время практически не поменялся. Львиную долю наших заказчиков составляли госструктуры, а в целом наши предложения ориентированы на корпоративный сегмент, на предприятия среднего и крупного размера.

Если положительная динамика в новых направлениях сохранится, то чем может стать Novell года через два?

Мы инфраструктурная компания и останемся таковой. Будем развивать те направления, которые мы уже хорошо знаем, где мы можем более эффективно использовать свои ресурсы. Я считаю, что последующие два-три года будут просто отличными для компании.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями