DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

Уходящий год был непростым для тайваньской ИТ-индустрии, но в будущем ее ждут еще более трудные задачи

В Тайбэе встречают католическое Рождество, а следом — календарный Новый год. Два подряд воскресенья, а между ними — последняя в уходящем году рабочая неделя. 25 декабря формально считается Днем конституции (в память о первой конституции послевоенного Китая, принятой в конце 1946 года) и при этом не является нерабочим днем. Первое января празднуется как День основания Китайской Республики (в 1912 году), суверенитет которой, согласно официальной позиции тайбэйских властей, в настоящее время распространяется на Тайвань и ряд близлежащих небольших островов. Христианская община, согласно статистическим данным, составляет лишь немногим более 2% общей численности населения, половина которого вообще не относит себя к каким-либо религиозным конфессиям. Все это действительно так, но в соприкосновении с реальной жизнью статистические выкладки, отсутствие дополнительных выходных и сухие строчки официальных протоколов отходят на второй план, нисколько не мешая тайваньцам на свой лад праздновать Рождество и встречать вместе с остальным миром Новый год.

В декабре Тайбэй стремительно обрастает рождественской атрибутикой. В магазинах устраиваются предпраздничные распродажи и звучат рождественские песни, исполняемые на английском языке с характерным китайским акцентом. Офисы оборудуются искусственными елками. Бизнес-партнеры обмениваются открытками и поздравлениями. Все это создает приподнятое настроение и одновременно является как бы прелюдией к главному для китайцев празднику — Новому году по лунному календарю, который будет отмечаться примерно через месяц.

Непростой для Тайваня и тайваньской ИТ-индустрии год подходит к концу. В политике он оставляет за собой эскалацию напряженности в отношениях с Пекином после принятия там закона, легализующего применение военной силы против Тайваня, в экономике — ревальвацию китайского юаня и тревожные ожидания по поводу замедления темпов роста ВВП, в здешней ИТ-индустрии — вереницу драматических событий, которых в былые времена с запасом хватило бы на два, а то и на три года.

Прологом этих событий послужил начавшийся в феврале скандал вокруг компании UMC и ее не вполне прозрачного — с точки зрения тайваньского законодательства — сотрудничества с китайской Hejian Technology. Правоохранительными органами было проведено несколько эффектных рейдов в офисах UMC, руководителям обеих компаний пришлось давать показания в прокуратуре, а завершилось все в итоге штрафом на сумму в 100 тыс. долл., наложенным на председателя совета директоров UMC Роберта Цао. Казалось бы, правосудие свершилось, но многие на Тайване, включая деятелей правозащитных организаций либертарианского толка, остались недовольны действиями властей, критикуя их за излишнюю мягкость. Таким было начало.

Потом мир узнал о существовании города Чжонгли, который расположен на автостраде имени Сунь Ятсена, посередине между Тайбэем и Хсинчу. Воскресным днем первого мая этот город внес свой посильный вклад в эволюционные процессы ИТ-индустрии, поспособствовав росту цен на память DDR. Это, впрочем, не помогло технологии следующего поколения, DDR2, оправдать прогнозы и выйти в лидеры рынка. Пожар, возникший после взрыва бойлера на заводе компании ASE, продолжался около двух часов, а через несколько месяцев на официальном сайте Intel обнаружилась скромная материнская плата D101GGC, выполненная на основе набора микросхем компании ATI.

Еще несколько лет назад материнские платы считались на Тайване надежным видом бизнеса, стабильно растущим и приносящим приличный доход. 2005 год изменил это представление в корне, хотя тайваньские производители как были, так и остались во главе мирового рынка. Но… Еще в январе менеджеры ABIT убеждали, что в компании все в порядке и никакого кризиса на горизонте не наблюдается. Сегодня многие из них уже не работают в ABIT, а внушительных размеров логотип компании, красовавшийся перед зданием ее штаб-квартиры в районе тайбэйских бизнес-новостроек Нейху, убран с глаз долой. Такова была воля компаний, с которыми ABIT теперь приходится делить здание.

Уходящий год стал трудным испытанием для многих производителей материнских плат. В тяжелом положении, помимо ABIT, оказались также AOpen, Albatron, Biostar, Chaintech, EPoX, а Acorp и вовсе пришлось объявить о своем уходе с этого рынка. Не обошлось без проблем и у грандов из так называемой большой четверки (ASUSTeK, ECS, MSI и Gigabyte). Но на то они и гранды, чтобы иметь запас прочности, обеспечивающий им больше свободы в поисках выхода из трудных положений. Это касается, естественно, не только производителей материнских плат.

В первой половине года лихорадило практически всю тайваньскую ИТ-индустрию. Своего рода переломным моментом стало приобретение компанией BenQ подразделения клиентских систем мобильной связи Siemens. Этим шагом в BenQ фактически показали здешним ИТ-компаниям: кризис не настолько глубок, чтобы впадать в отчаяние из-за падения оборотов. Так и оказалось: во втором полугодии ситуация изменилась к лучшему, и, как отмечают эксперты, обусловлено это было в первую очередь значительным ростом спроса на потребительскую электронику.

Год 2005-й оказался непростым и для всего мира в целом, который сотрясали теракты, массовые волнения и природные катаклизмы. Но беды не остановили общество потребления в его стремлении получать информацию и развлечения с доставкой на дом и в дорогу. Золотой миллиард проголосовал своим кошельком за то, чтобы ИТ-продукция не столько приносила пользу, столько доставляла радость и удовольствие. Мануфактуры золотого миллиарда ответили на этот порыв ударным трудом китайских рабочих.

В ночь на первое января 2005 года в Тайбэе с помпой открывали Taipei 101 — самое высокое здание в мире по трем из четырех критериев Council on Tall Buildings and Urban Habitat, международной организации, регламентирующей стандарты высотного строительства. Спустя год геологи бьют тревогу: колоссальное давление башни на земную поверхность может быть причиной более частых землетрясений. Намерение тайбэйских властей разместить наверху здания гигантский флаг Китайской Республики натолкнулось на массу технических трудностей, не все ладится и с «заселением» башни, а среди населения Тайваня тем временем циркулируют упорные слухи, что небоскребы, сооружающиеся сейчас в Гонконге и Шанхае, окажутся выше, чем Taipei 101.

Вячеслав Соболев — редактор тайваньского онлайн-издания DigiTimes.com, освещающего события и тенденции ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии

Символ национальной гордости Тайваня, эта башня сегодня еще и символ сомнений. То же самое можно сказать и о здешней ИТ-индустрии. В середине мая в еженедельнике Business Week был опубликован материал под названием Why Taiwan Matters, в котором, в частности, говорилось: «Реальная война между Тайванем и Китаем стала бы катастрофой в человеческом плане. Но для западных ИТ-компаний, успех которых зиждится на связях с Тайванем, это означало бы еще и прямой удар по концепциям глобальной экономики и цифрового века».

Иными словами: тайваньская ИТ-индустрия, как неотъемлемая часть глобальной экономики, может и должна стать фактором стабильности не только для самого Тайваня. Готова ли она к этой роли? И к чему должны быть готовы вне Тайваня ради того, чтобы цифровой век не оказался под ударом? В год Петуха цивилизация жила в ожидании пандемии птичьего гриппа. Следующий — год Собаки, которая, как известно, при определенных обстоятельствах бывает кусачей.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями