«Сети»

Самый большой по площади технопарк Европы построен не где-нибудь в Англии или Германии, и даже не в Москве, а в столице Татарстана. Казанский технопарк «Идея» занимает целый квартал зданий в историческом центре города, а общая площадь офисных, административных и производственных помещений в нем составляет 32 тыс. кв. метра

Раньше здесь находился оборонный завод, у которого постоянно не хватало денег не только на серьезный бизнес, но и на поддержку в приемлемом состоянии занимаемых строений. Их потрепанный вид портил облик города, поэтому как нельзя кстати пришлась подготовка к празднованию 1000-летнего юбилея Казани, в результате масштабной реконструкции подверглась большая часть территории города, включая исторический центр. Оборонное предприятие переехало на окраину, а его место занял один из первых в стране технопарков.

Сергей Юшко: «Мы создали не просто арендную систему, позволяющую предоставлять заявителям оборудованные помещения, а систему услуг, необходимых для становления и развития высокотехнологичных предприятий»

Деньги на ремонт и техническое переоснащение корпусов, а также на организационные расходы по запуску проекта были выделены из республиканского бюджета на возвратной основе. Основным акционером и бизнес-партнером действующего технопарка выступает холдинг «Татнефтехиминвест». Официальное открытие «Идеи» состоялось 5 февраля 2004 года — почти за год до знаменательной речи Владимира Путина в Новосибирске, давшей толчок движению по созданию зон экономического благоприятствования для развития ИТ-индустрии.

Во время юбилейных празднований в технопарке побывали различные делегации из Москвы и российских регионов. В числе других государственных персон его посетил президент России, а также глава МЭРТ Герман Греф. Как отметил директор по инновациям технопарка «Идея» Сергей Юшко, оба высоких гостя были удивлены увиденным. Пока в Москве идут дискуссии о юридическом статусе технопарков, а некоторые регионы только готовятся делить бюджетные деньги, модель будущего устройства российской ИТ-отрасли, оказывается, уже работает. Грефу его сотрудники приписывают сакраментальную фразу: «Не могу понять — почему ребенок родился двухгодовалым?»

«Мы создали не просто арендную систему, позволяющую предоставлять заявителям оборудованные помещения, а систему услуг, необходимых для становления и развития высокотехнологичных предприятий», — заявил Юшко. Помещения вместе с компьютерной и офисной техникой, выделенным каналом к Internet предоставляются заявителям бесплатно. Кроме того, технопарк обеспечивает своих проектантов доступом к базе патентной информации, нормативно-технической документации (СНИПы, ГОСТы, ОСТы и т. д.), правовым справочникам, услугами патентных поверенных, участием в выставках и «ярмарках идей».

Администрация «Идеи» отдает себе отчет в том, что заявителями, как правило, являются физические лица, которые мало разбираются в бизнес-процессах и составлении финансовой отчетности. Поэтому все, что требуется от них на первом этапе, — заниматься научно-исследовательской деятельностью с целью реализации заявленной идеи и предоставлять вовремя конкретные результаты своей работы. Разумеется, руководство технопарка не занимается благотворительностью и за свои услуги по поддержке начинающего бизнеса забирает себе определенный процент уставного капитала созданных предприятий. Величина этой доли варьируется в зависимости от объема оказываемых услуг. Потом, когда эти предприятия встанут на ноги, владелец акций вправе продать свой пакет новому стратегическому инвестору, за счет чего и происходит возмещение всех первоначальных затрат.

Словом, на базе «Идеи» нашла свое воплощение подзабытая концепция бизнес-инкубатора, которая была на пике популярности в период Internet-бума, с той лишь разницей, что в данном случае любые идеи проходят строгую экспертизу научно-технического совета, а выполнение проектов координируется менеджерами технопарка. Каждое отступление от регламента работ или графика финансирования служит для инвестора своеобразным сигналом, что с проектом не все в порядке, а значит, ситуация требует анализа и внешней корректировки.

Но заявитель может настоять и на самостоятельном управлении созданным в бизнес-инкубаторе предприятием. Юшко говорит, что такое желание даже приветствуется (подразумевается, что в перспективе им придется вести бизнес собственными силами), но, если окрыленный первыми успехами своего начинания партнер все же положит проект «набок», его отстранят от административных функций и попытаются сфокусировать на научно-технической стороне дела. Промежуточные итоги, определяющие жизнеспособность проекта, подводят примерно через полгода после старта. Если результаты работ не соответствуют ожиданиям акционеров, финансирование прекращается, а само предприятие ликвидируется.

В казанском технопарке занимаются широким спектром высокотехнологических разработок, но в последнее время его руководство стремится перенести акценты деятельности на развитие ИТ. Как сообщил Юшко, за полтора года в стенах этого инкубатора идей выращено 25 наукоемких предприятий. Сегодня в информационной базе технопарка находится 550 заявок; из них 250 поступили на рассмотрение экспертного совета, а 60 уже одобрены и переведены в плоскость практической реализации.

Всем этим интеллектуальным хозяйством ведают 14 штатных менеджеров и три директора, отвечающие за стратегическое руководство, инновации и финансирование. При необходимости к делу привлекаются эксперты со стороны; иногда эти ресурсы находятся даже за границей. В частности, известный предприниматель Артем Тарасов, проживающий ныне в Лондоне, живо заинтересовался инициативой казанских специалистов. Как отметил Юшко, «первый российский миллионер» регулярно навещает офис «Идеи»: он выразил готовность выступить в качестве и бизнес-эксперта, и инвестора ряда перспективных проектов. Во время июньской венчурной ярмарки, проведенной в масштабе Приволжского федерального округа, 8 из представленных 53 проектов технопарка нашли своих покупателей. Этот результат превзошел самые смелые ожидания руководства «Идеи», так как подобные предложения за пять лет проведения венчурных ярмарок получили всего 14 компаний Поволжья.

Высокий спрос на проекты, выращиваемые в стенах бизнес-инкубатора, свидетельствует об эффективной управленческой стратегии его руководства. Принятая схема работы разительно отличает «Идею» от других известных российских технопарков. К примеру, в подмосковном Зеленограде проектантам предоставляется аренда площадей в выделенном офисном комплексе по цене не выше рыночной плюс набор консалтинговых услуг. Но коль скоро проектант способен оплатить аренду площадей, то он уже априори не может быть начинающей компанией.

Суть подобных технопарков в придании дополнительного стимула действующим ИТ-фирмам за счет профессионального бизнес-консалтинга и выводе их на международную арену. Но эти организации, по мнению Юшко, не умеют работать с частными лицами, которые вынашивают идеи в голове и зачастую не могут их даже представить в некоем формализованном виде. Поэтому Юшко и его коллегам пришлось придумывать свои алгоритмы работы с заявителями, не имеющие аналогов в России. В стенах «Идеи» жизненный цикл проекта начинается с заполнения анкеты, которая помогает охарактеризовать его цели и задачи, а также потребности во внешних ресурсах. Затем заявителю помогают составить бизнес-план и техническое описание проекта, которые выносятся на независимую экспертизу.

«Мы ведем проектантов на всем пути, от составления заявки до продажи готового предприятия стратегическому инвестору, — подчеркивает Юшко. — А на заключительном этапе берем на себя контроль сделки, защиту интересов наших партнеров, представление их проектов в кредитных комитетах банков, на экспертных советах и т. д. С нами наши партнеры чувствуют себя в полной безопасности».

Конечно, данную модель организации технопарка в «Идее» придумали не сами. Предварительно здесь проконсультировались у шведского агентства по инновационным системам Venova, которое разработало для технопарка действенный способ реинвестирования прибыли, позволяющий не сидеть на постоянных дотациях от бюджетных структур. Шведы предположили, что государство должно помочь инициаторам проекта всего один раз, выделив им востребованные офисные площади в центре города. Часть этих площадей нужно сдавать в коммерческую аренду платежеспособным предприятиям (преимущественно из высокотехнологичной сферы), а вырученные средства пускать на поддержку «стартапов». Арендное крыло здания технопарка пока еще готовится к вводу в эксплуатацию, но система самофинансирования уже отлажена и не требует вмешательства «извне».

Главной проблемой на сегодня руководители технопарка «Идея» считают недостаточную информированность потенциальных претендентов об открывающихся для них возможностях. Казанский технопарк, по словам Юшко, готов принять в себя как энтузиастов из Татарстана, так и представителей других регионов, и даже заявителей из-за рубежа. Главное — чтобы предложенные идеи оказались действительно перспективными в плане их коммерческой реализации. Проектантам из других регионов руководство технопарка «Идея» обещает предоставить жилье, пакет социальных гарантий и все возможности для плодотворной работы. Проблемы обеспечения приезжих специалистов будут решаться совместно с республиканским правительством, которое демонстрирует свою приверженность идее превратить Казань в один из признанных центров высоких технологий на карте России.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями