Ассоциация «Руссофт» подвела итоги года

Вначале нового политического сезона ассоциация «Руссофт» подвела итоги годичных усилий на ниве борьбы за интересы российских экспортеров программного обеспечения. После столь бурного года нынешней осенью уместно задаться вопросом, что же получилось? Основные баталии проходили на трех фронтах: законодательство, государственная маркетинговая поддержка и технопарки. В результате подсчета «цыплят» оказалось немного.

«Живые» и «мертвые»

Олег Бяхов: «Механизм венчурного финансирования российским ИТ-компаниям, безусловно, нужен»

По сравнению с ситуацией двух-трехлетней давности, прогресс, безусловно, ошеломляющий. Впрочем, реальные достижения сильно расходятся с ожидаемыми. Формально все четыре пункта новосибирского поручения президента, сдвинувшего ситуацию в отношениях государства и ИТ-бизнеса с мертвой точки, выполнены. Закон «Об особых экономических зонах» принят, проект государственной программы создания ИТ-парков разработан, пилотные проекты технопарков готовы и даже в области мер налогового и таможенного регулирования, поощряющих развитие ИТ, есть положительные сдвиги. Самый серьезный из них — однозначная юридическая интерпретация экспорта ПО: Госдума приняла поправку в Налоговый кодекс, вносящую определение разработки программного обеспечепния как трансграничной услуги, по которой применяется нулевая ставка НДС. Таким образом, с 1 января 2006 года экспортеры программного обеспечения получают право на возврат НДС. Александр Егоров, гендиректор компании «Рексофт», инициировавшей работу по этому направлению, считает, что это большое подспорье при взаимодействии с налоговыми органами.

«До сих пор у нас было убеждение, что в стране ничего изменить нельзя. Отрадно, что изменения все-таки происходят, пусть и не так быстро, как хотелось бы», — отметил он.

Кроме того, Федеральная таможенная служба заявила об отсутствии необходимости сертифицировать экспортное ПО в ФАПРИД и ФСБ, а Центробанк подтвердил, что для сделок на сумму менее 5 тыс. долл. нет необходимости оформлять паспорт сделки.

Теперь о грустном. Закон об ОЭЗ в существующей редакции задачи развития ИТ-отрасли не решает, но это полбеды. Гораздо неприятнее, что получить финансирование из федерального бюджета, например, на те же технопарки или другие инструменты развития ИТ теперь сложнее на порядок. Как, дважды выделить деньги на те же самые — с точки зрения чиновников — цели?

Предложения Мининформсвязи о распространении на ИТ-компании упрощенной системы налогообложения или вмененного налога признаны неприемлемыми, и сейчас прорабатывается новый проект, предусматривающий особый налоговый режим для ИТ-компаний, регулируемый отдельной статьей Налогового кодекса. Так что судьба пониженной ставки ЕСН, которая интересует всех участников рынка, еще не определена.

И главное: по ключевому вопросу не только для экспортеров, но и для всей ИТ-индустрии о реализации Концепции развития российской ИТ-отрасли воз и ныне там. Предварительно одобренная год назад, концепция так и не получила формального решения правительства и необходимого юридического статуса. Похоже, пациент скорее мертв, хотя над его телом еще колдуют врачи. И в этом случае фатальную роль опять сыграл пресловутый закон об ОЭЗ, опередивший все прочие ИТ-инициативы на пути к бюджетным деньгам.

И вновь продолжается бой

Справедливости ради надо отметить, что лед все-таки тронулся. Педалирование не такой уж жизненно важной для отрасли темы технопарков и связанный с ней ажиотаж имеет немаловажные последствия: Россия все-таки попала в четверку стран—поставщиков софта, находящихся в фокусе интересов западных заказчиков наряду с Индией, Бразилией и Китаем.

Мининформсвязи обещает продолжать борьбу как за отраслевой налоговый режим, так и за свою программу создания ИТ-парков, пока не утвержденную правительством. В проект госпрограммы «Создание в Российской Федерации технопарков в сфере информационных технологий» из «Электронной России» перекочевали вопросы, связанные с совершенствованием системы подготовки кадров и продвижением российских компаний на мировой рынок. Кроме того, в этой программе появились две новые темы: инфраструктурные проекты в технопарках и венчурные фонды. Решение задач, поставленных программой до 2010 года, потребует примерно 20 млрд. рублей из федерального бюджета, 15 млрд. рублей из бюджетов субъектов федерации, остальные 123 млрд. рублей намечено привлечь в виде частных инвестиций.

Что касается таможенного регулирования, Мининформсвязи предлагает перейти к режиму соглашения об информационных технологиях, действующего в рамках ВТО и предусматривающего постепенную отмену таможенных пошлин для ИТ-продукции стран—участниц этого соглашения. Такой переход не потребует изменения законодательства, для этого достаточно решения межведомственной комиссии по регулированию внешнеторговой деятельности.

На маркетинговом фронте тоже не все безнадежно. В этом году российскому стенду на выставке CeBIT в Ганновере «Росинформтехнологии» выделили 1 млн. рублей, а до конца 2005 года «Руссофт» получит 2 млн. рублей от Мининформсвязи по тендеру на оказание господдержки международному сотрудничеству российских ИТ-компаний в рамках ФЦП «Электронная Россия».


Рукой подать до миллиарда

По предварительным оценкам, объем российского экспорта программного обеспечения составил в 2004 году около 750 млн. долл., это на 40% больше, чем в 2003-м. Ожидается, что в 2005 году отрасль преодолеет заветную планку в 1 млрд. долл. Разработкой и экспортом программного обеспечения занимается примерно 500 компаний, в основном с оборотом менее 1 млн. долл. Доходы наиболее крупных компаний отрасли составляют 20-40 млн. долл.

Ассоциация в прошедшем году развивалась не столь динамично, как планировалось. Приток 12 новичков не компенсировал приостановку членства в партнерстве 16 компаний, некоторые из них пошли на это из-за прекращения разработки на экспорт, а также в связи с финансовыми проблемами. Суммарный оборот экспорта участников ассоциации (сегодня их 69) с прошлого сентября вырос на 25% и достиг 230 млн. долл.

В списке пока не решенных «Руссофтом» проблем остаются взаимодействие с Минобразования, а также с региональными вузами по вопросам построения системы подготовки кадров, разработка мер госстимулирования НИР, и… вовлечение компаний ассоциации в развитие системы ИТ-парков. Интересы большинства из них оказались «за бортом» не только закона об ОЭЗ, но и программы развития сети ИТ-парков, ориентированной в большей степени на государственные проекты. В отчете «Руссофта» констатируется «потеря диалога организованного бизнеса и власти в вопросе развития инфраструктуры индустрии».

Мининформсвязи поддерживает создание ИТ-парков в Подмосковье (Дубна и Черноголовка), распределенный ИТ-парк в Санкт-Петербурге, парки в Новосибирске и Нижнем Новгороде. Проект «Руссофта» ИТ-парк «Северный» в Санкт-Петербурге (ассоциации принадлежит 3% в капитале управляющей компании) в этот список не попал.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями