7-9 сентября в Москве пройдет первая международная выставка LinuxWorld Russia 2005

Распространено — хотя и не в полной мере справедливо — мнение, что программное обеспечение с открытыми исходными текстами каждый может считать своим, если он понял, как оно работает, и способен вносить в него изменения. Собственно, все программисты, присылающие изменения, с которыми согласился автор программной разработки, также становятся участниками соответствующего проекта, поэтому их количество стремительно растет по мере возрастания популярности данного проекта. Этого не происходит при закрытом способе разработки, когда над программным продуктом работает ограниченное количество программистов. Увеличение числа разработчиков по мере роста популярности продукта происходит как для «базовых» компонентов, таких как операционные системы или системы управления базами данных, так и для приложений для конечных пользователей — ERP, CRM и других категорий бизнес-программ. На Западе уже появились конечные продукты с открытыми исходными текстами (в этом выпуске нашего еженедель?ника публикуется подробный обзор предлагаемых западным сообществом Open Source бизнес-приложений, подготовленный редакцией InfoWorld. — Прим. ред.). Между тем в России большинство разработчиков пока опасаются реализовывать подобные проекты.

Наиболее известным отечественным разработчиком прикладных программных продуктов на базе открытых компонентов является компания Naumen. В ее арсенале есть система документооборота NauDoc, инструментарий для управления работой Web-сайтов NauSite, а также ряд других продуктов. Для них разработана специальная лицензия NPL (NAUMEN Public License) — как утверждают в компании, совместимая с General Public License, — которая позволяет частным пользователям получить исходные тексты. Однако она ограничивает использование этих кодов в корпоративных системах (для этого нужна платная лицензия Enterprise Edition) и в продуктах разработчиков (еще одна платная OEM-лицензия).

Таким образом, ряды разработчиков, которые развивают технологии, реализованные в продуктах Naumen, контролируются и лимитируются соответствующими лицензиями. Надо сказать, нечто подобное случается в мировой практике. Например, компания Trolltech, разработчик библиотеки графических примитивов Qt, распространяет свой продукт для платформы Linux в исходных кодах под совместимой с GPL лицензией, а для Windows и Mac OS — под коммерческой лицензией, предполагающей определенные выплаты разработчику.

Кроме Naumen, в России есть и другие разработчики, которые занимаются созданием программных продуктов на основе технологий Open Source. В частности, иркутская компания «МегаМастер» продает готовые программно-аппаратные комплексы, в которых использует собственные разработки на основе ОС Linux и других продуктов Open Source. В продуктовом портфеле компании есть сетевой экран gateMaster, корпоративный Web-сайт siteMaster и терминальный сервер thinMaster. Сейчас «МегаМастер» поставляет свое программное обеспечение вместе с его исходными текстами, но его использование регулируется лицензионным соглашением, которое заключается между клиентом и поставщиком. Тем не менее компания собирается сделать разработку некоторых своих продуктов публичной, чтобы в ней могли принимать участие и сторонние разработчики.

Еще одним российским разработчиком, использующим в своих продуктах компоненты Open Source, является компания SmartSoftware. Она строит на основе ОС Linux, СУБД PostgreSQL, библиотеки Qt и Java учетную систему с автоматизированными рабочими местами для различных ролей: кассира, администратора клуба, директора, менеджера, официанта, бухгалтера, бармена, кладовщика, управляющего и др. Коды приложений клиенту не поставляются.

«Учетные системы вообще не могут быть в открытых кодах, поскольку тогда любой желающий сможет дописать в нее закладку и изменить ее работу», — считает Ольга Дмитриева, генеральный директор SmartSoftware. Правда, свое программное обеспечение SmartSoftware распространяет практически по сервисным контрактам. Иными словами, основные деньги компания зарабатывает на ежемесячном техническом сопровождении своей продукции, которая обходится клиенту в 100 долл. за один модуль.

Так что у нас есть разработчики, которые применяют те или иные варианты бизнес-модели Open Source: сервисные контракты, продажа в составе аппаратно-программных комплексов или услуги по системной интеграции. Тем не менее пока превалирует «китайская» модель Open Source — чужие разработки активно используются в собственных продуктах, но сами продукты не открываются.

Впрочем, есть и такие компании (в основном из числа разработчиков дистрибутивов Linux), которые поддерживают разработку отдельных компонентов Open Source. Это позволяет надеяться, что в скором времени должны появиться и конечные продукты, публично разрабатываемые по модели «открытого кода». Во всяком случае, российским программистам такая модель ближе, чем классическая коммерческая, — в Open Source, можно сказать, код «сам» занимается привлечением новых партнеров, новых разработчиков, новых идей и новых клиентов.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями