Computerworld, США

Леонард Клейнрок — изобретатель базовых принципов пакетной коммутации, которые легли в основу Internet

Леонард Клейнрок, удостоенный звания заслуженного профессора Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, разработал базовые принципы пакетной коммутации, ставшие основой Internet, когда был еще аспирантом Массачусетского технологического института, где в 1963 году получил научную степень. В 1999 году журналисты Los Angeles Times назвали его одним из 50 людей, оказавших самое серьезное влияние на бизнес в двадцатом столетии. Клейнрок ответил на вопросы обозревателя еженедельника Computerworld Гэри Антеса.

Одиннадцать лет назад в своем интервью Computerworld Вы сказали, что Internet, помимо многого другого, нуждается в «адекватной платформе защиты». Что Вы думаете по этому поводу сейчас?

Леонард Клейнрок: «Internet теперь доступен для всех в любое время, в любом месте, то есть он стал мобильным. Тем не менее многое еще предстоит сделать»

За последние годы ситуация серьезно ухудшилась. Причем настолько, что очень многие начинают задумываться, а соизмеримы ли все эти проблемы, создаваемые спамом, вирусами и тому подобными вещами, с удобствами, которые дает Internet. Не думаю, что существуют средства на все случаи жизни. Но все же нам необходимы решения, охватывающие структуру Internet в целом. Может помочь строгая аутентификация. Может помочь IPv6. Может помочь идентификация источника информации — это делается на сетевом уровне, чтобы избежать мошенничества.

В 1994 году Вы говорили о необходимости реализации более мощных средств для работы мультимедиа.

Одно из главных изменений, связанных с мультимедиа, заключается в появлении «мобильного Internet». Теперь можно переезжать с места на место и получать доступ к широкому спектру сервисов так же легко, как и из офиса. Оцифровка практически любой информации и слияние функциональных элементов и информационного наполнения на действительно интеллектуальных карманных устройствах позволяют все с большей уверенностью говорить о том, что Internet стал доступен в любое время, в любом месте и для всех, то есть он стал мобильным. Тем не менее многое еще предстоит сделать.

Что, например?

Надо сделать так, чтобы пользователям, переезжающим с места на место, было проще получать доступ в Internet. Пока отсутствует биллинг и интерфейс аутентификации, который позволяет любому пользователю идентифицироваться без проблем при помощи глобальных мобильных сервисов, как это делается при роуминге. Рано или поздно мы перейдем к альтернативной модели обслуживаний, при которой люди могут стать как абонентами сервиса роуминга Wi-Fi, предлагаемой их компанией, так и Internet-провайдером, обслуживающим его дом. Как только такие соглашения о роуминге будут заключены между провайдером и владельцами Wi-Fi-сетей общего доступа, резко увеличится число мест, где абонент сможет подключиться к сети бесплатно или за минимальные деньги. Ключевой компонент в такой среде — это межсетевая интероперабельность, поддерживаемая не только для трафика данных, но и для аутентификации и биллинга. Итог — предсказуемые цены и простота пользования Internet.

Вы упоминали об интеллектуальных карманных устройствах. Каковы перспективы их развития?

Ваш телефон, КПК, GPS, камера, электронная почта, пейджер, рация, телевизор, радио — все это карманные устройства, которые вы носите с собой помимо своего мобильного компьютера. Необходимо изменять свойства большей части контента — видео, изображения, музыка — в соответствии с требованиями устройства. К примеру, вы можете использовать свой сотовый телефон в качестве канала для получения изображений, которые предполагается отображать на каких-то других устройствах вывода, скажем на ПК или телевизоре. Сотовый телефон «упрощает» изображения, если они выводятся на его собственный экран, но при этом должен быть в состоянии передавать высококачественный поток на телевизор, чтобы картинка соответствовала возможностям отображения телевизора.

Нужно ли это для корпоративных информационных систем?

Несомненно. Электронная почта уже поддерживается на сотовых телефонах, на них можно также загружать бизнес-документы, такие как электронные таблицы и презентации PowerPoint. Появится возможность поддерживать видеоконференции на карманных устройствах, а также другие средства связи, активно используя мультимедийную информацию. Подобные многофункциональные устройства будут созданы уже в ближайшее время. Конечно, человеко-машинный интерфейс — это всегда серьезная проблема.

Каким будет прогресс в этом направлении?

Чрезвычайно важным направлением станет распознавание голоса. Появятся устройства, для работы на которых не нужна будет клавиатура, а следовательно, они станут компактнее. Работа над технологиями, способными обеспечить подобный режим работы, пока только в самом начале, но ведется она весьма активно. Есть, например, идея отображения виртуальной клавиатуры на лист бумаги, которого можно просто касаться, чтобы набирать текст.

Вы говорили о том, что «сложность становится почти непреодолимым препятствием». Что Вы имеете в виду?

Когда-то люди самонадеянно подумали, что созданные человеком системы могут быть абсолютно понятны, поскольку нами же и созданы. Но мы достигли той точки, когда мы не в состоянии предсказать, как именно будут работать спроектированные нами системы, а это мешает тому, чтобы создавать действительно интересные решения.

Мы реализуем распределенное управление и интеллектуальных агентов для контроля поведения систем. Но это чревато опасностями, возможны лавинообразные отказы, кроме того, мы можем не до конца понять взаимозависимости, которые возникают в этих автоматизированных механизмах защиты.

То есть сбои в сложных системах, таких как Internet или энергосистема, могут приобретать катастрофический характер?

Да. Чем лучше вы проектируете систему, тем более вероятно, что сбой будет иметь именно катастрофические последствия. Системы могут работать — и работать очень хорошо, пока они не достигли определенного предела сложности. И если вы не знаете, насколько близко подошли к этому пределу, сбой будет внезапным и неожиданным. С другой стороны, если система разрушается очень медленно, очень трудно сказать, когда нужно признать ее негодной. В хорошо спроектированных системах внешние признаки разрушения, как правило, незаметны.

Как добиться, чтобы сложные системы стали более защищенными и надежными?

Защитные функции должны стать частью системы, фрагментом кода. Обычно происходит так, что по мере необходимости немного контроля добавляется туда, сюда и нет цельной картины взаимодействия этих элементов защиты. Если класть заплату к заплате, немудрено в итоге получить систему с непредсказуемым поведением.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями